А.Волин: "Дорогие рефлексанты, не рефлексируйте!"

К.: Принято считать, что российское бесплатное эфирное телевидение — лучшее в мире, и вы неоднократно поддерживали эту идею в различных интервью. Можно ли в этой связи говорить о том, что новые законодательные нормы, которые так активно принимаются в отношении СМИ последнее время, направлены в том числе и на то, чтобы наше и без того хорошее эфирное телевидение сделать еще лучше? Причем отчасти за счет неэфирных каналов, которые, очевидно, в новых условиях будут чувствовать себя хуже.
 
Алексей Волин: Давайте начнем с последнего постулата о том, что за счет неэфирных каналов можно улучшить положение эфирных. Понимаете, за счет очень маленьких и бедных нельзя сделать сильно счастливыми больших и богатых, потому что даже если у маленьких еще что-то отнять, то для больших это будет находиться в пределах арифметической погрешности, и счастье никак не наступит.
 
То, что наши бесплатные телевизионные каналы сегодня являются конкурентами платным и зарубежным, прежде всего связано с объемами российского рекламного рынка, а не с тем, что власть каким-то образом создала или "надула" их. Если мы говорим про бюджетное финансирование, то оно достаточно невелико. Значительная часть государственных субсидий идет на оплату доставки эфирного ТВ-сигнала в города с населением менее 100 тысяч человек. Если мы говорим про прямые бюджетные вливания, то они идут по двум линиям. Первая, крайне незначительная, это субтитрирование для слабослышащих людей. В 2014 году 14 тыс. часов эфирных ТВ-программ и фильмов снабжены скрытым субтитрированием для людей, имеющих проблемы со слухом. И вторая линия — это финансирование государственных каналов "Общественное телевидение России" и ВГТРК. При этом на ВГТРК госфинансирование направлено в первую очередь на создание некоммерческих передач, например, детских, отчасти новостных, или передач, посвященных культуре, этническому своеобразию народов РФ, то есть всего того, что не приносит большого рекламного дохода.
 
При этом по 2014 году мы видим, что на рынке произошел разрыв между рейтингами и объемами рекламы. К примеру, рейтинги канала "Россия 24″ сильно выросли, а реклама на нем, наоборот, упала. Понятно, почему это произошло. Потому что последнее время новости в основном посвящены военной тематике, а это "тяжелая", негативная картинка. И многие серьезные бренды не хотят, чтобы их продукция ассоциировалась с ней.
 
Возвращаясь к конкуренции, опять же нельзя сказать, что крупнейшие каналы испытывают ее по отношению к маленьким, хотя бы в силу того, что у них разные линии контента. Значительная часть того, за счет чего сегодня живут небольшие телеканалы, в том числе и коммерческие, это вторичное или третичное использование тех вещей, премьерные показы которых прошли на каналах большой пятерки — на "Первом канале", НТВ, "России-1″, СТС и ТНТ. Сюда можно добавить еще и РЕН ТВ. Да, разумеется, у него не такой объем премьерных часов, как у остальных пяти каналов, однако РЕН ТВ так же как и они влияет на рынок, исполняя роль не только вещателя, но и фабрики контента, в то время как мелкие каналы влияния на рынок не оказывают.
 
К.: У нас получается ситуация, когда большие каналы, являясь, по сути, коммерческими структурами, получают серьезную поддержку от государства по распространению сигнала. Насколько правильно, что государство поддерживает коммерческие структуры, в программной сетке которых присутствует большой развлекательный блок, а не владеет, как это принято во многих странах, четко выраженными общественно-политическими СМИ?
 
А. Волин: Государство поддерживает не коммерческие структуры, государство поддерживает людей, налогоплательщиков и избирателей РФ. Потому что таким коммерческим структурам как большие каналы, нет никакого смысла идти в города с населением менее 100 тысяч человек. Но в городах "100 000 -" у нас живет достаточно большое количество народа, если мне не изменяет память — порядка 50 млн человек. Оставить этих людей без качественного ТВ со стороны государства было бы несправедливо. Тогда бы только часть населения смотрела современное качественное телевидение. Зрители Российской Федерации, проживающие в провинции, имеют право смотреть то же качественное телевидение, что и жители центральных регионов!
 
К.: Но получается, что к качественному телевидению мы относим всего 20 каналов.
 
А. Волин: 20 каналов, это, простите, "выше крыши", с учетом того, что по статистике человек в среднем смотрит не более 5 каналов. А контент, который идет на остальных телеканалах, и так является переделом того, что уже прошло на этих 20-ти, за редким исключением.
 
К.: Я бы с утверждением о том, что остальное — передел, поспорила. На тематическом ТВ много премьерного и уникального контента. Тот же телеканал "Мать и дитя" снимает уникальный и очень достойный контент.
 
А. Волин: Поспорьте. Насколько это дорогой контент? Как правило, это дешевый контент на злобу дня или узкоспециализированный. Ни одна из подобных программ не будет иметь рейтингов, сопоставимых с "Голосом". Если бы программы "Мать и дитя" были востребованы массовой аудиторией, то они, без сомнения, транслировались бы в сетках ведущих каналов. Нет такого дурака, который бы отказался от рейтингового продукта.
 
К.: При этом телеканалы ОТР, "Мир" и "Культура", к сожалению, не могут похвастаться высокими рейтингами, но государство все же их поддерживает.
 
А. Волин: Да. Это потому, что во всем мире государство выполняет просветительскую функцию. И поддерживая деполитизированные, не развлекательные каналы, которые делают людей умнее и лучше, российское государство вполне себе выполняет эту задачу.
 
К.: А что насчет детских телеканалов? Каким образом государство поддерживает их? За последний год наши законодатели неоднократно предлагали теми или иными способами еще больше ограничить, а то и вовсе запретить рекламу на детском ТВ, что, по мнению многих экспертов, может негативно сказаться на них. Какова позиция Минкомсвязи по этому вопросу?
 
А. Волин: У Министерства связи следующая позиция — ясно и четко выраженная. Она заключается в том, что сторонники запрета рекламы на детском телевидении являются врагами детского телевидения, которые желают ему смерти. Потому что не может телевидение существовать без рекламной модели. Или надо обеспечить прямое бюджетное финансирование производства детских программ, на что денег у государства нет.
 
Но даже если представить, что деньги появятся, совершенно не факт, что эта история не станет коррупционной моделью, которая будет производить унылый контент. То есть все перейдет в простое осваивание денег.
 
Вообще, с детским телевидением ситуация нормальная. У нас есть на него спрос. У нас есть канал "Карусель", недавно запустившийся канал "Мульт", готовится к запуску детский канал от "СТС Медиа". Также транслируются зарубежные детские каналы.
 
Плюс, мы провели исследование на предмет доли детских, юношеских и образовательных передач на каналах первого мультиплекса, а точнее, на обязательных общедоступных телеканалах, распространение которых субсидируется государством. По прошлому году эта доля составляла 14%, а по 2014-ому мы ожидаем показатель более 17%. Такая прибавка обеспечилась вхождением в состав первого мультиплекса "Общественного телевидения России" и "ТВ Центра", на которых присутствует много "документалки".
 
Еще часто я слышу вопрос — "Почему канал НТВ не показывает или показывает мало детских передач?". Но мы все-таки считаем, что правильнее и безопаснее, чтобы на телевидении, которое все больше движется в сторону нишевого, как в интернете, устанавливались ограничения для детей. Я совершенно не уверен в том, что родители детей, решивших посмотреть детский контент по НТВ, будут рады, если их чада заодно посмотрят то, что было до и что будет после этой детской передачи. Все же НТВ — это не канал с детским контентом. Поэтому стремиться к тому, чтобы на всех каналах обязательно была некая пропорция детских передач, тоже неправильно.
 
На мой взгляд, сейчас развитию детского телевидения мешают две вещи. Первая — это нерешенность вопроса о рекламе и постоянные попытки вывести детское ТВ за пределы рекламной модели. И вторая — это обычное ханжество, когда наши законодатели пытаются навязать авторам детского телевидения безумное количество ограничений, вводя туда такие понятия как "антисемейные ценности", "подрыв авторитета родителей", "антисоциальное поведение" и т. д.
 
Многие могут не помнить, а я хорошо помню, как в 70-е годы советская пресса высмеивала американцев, которые запрещали рассказы о Томе Сойере и Гекльберри Финне, потому что эти произведения Марка Твена пропагандировали антисоциальное поведение и страсть к бродяжничеству. Сегодня мы оказались в точно такой же ситуации: целый ряд наших законодателей, исходя из абсолютно ханженской позиции, пытается навязать такие условия, в которых никакого интересного детского произведения не получится — ни в кино, ни в литературе.
 
К.: Раз уж у нас зашел разговор о рекламе, не могу не спросить о законе, запрещающем ее на неэфирных каналах. И сначала хотелось уточнить по поводу вашего утверждения в интервью телеканалу "Дождь", что на текущий момент в стране существует в два-три раза больше СМИ, чем способен прокормить рекламный рынок. Так какое их число, на ваш взгляд, рынок способен прокормить?
 
А. Волин: Все зависит от канала. Но вообще, тут не совсем корректно поставлен вопрос. Мы кого будем считать — коней или рябчиков? Вот есть газета "Ведомости", которая стоит одних денег, а есть газета "Красный партизан"...
 
К.:Я имею в виду платные телеканалы...
 
А. Волин: А я когда говорил про два-три раза, имел в виду печатные СМИ.
 
К.: Хорошо. Давайте тогда поговорим непосредственно о каналах, которые могут пострадать от действия нового закона. На прошедшем недавно форуме СПММФ, "Кабельщик" озвучил имена порядка 50 каналов, которые потенциально могут стать жертвами запрета рекламы. Открыто о своем закрытии никто из них пока не говорит, но часть в кулуарах подтверждает, что для них будущего в свете начала действия нового закона нет, другая часть жалуется, но заявляет, что еще поживет и поборется, постарается монетизировать свой бизнес через интернет или иными путями. А на ваш взгляд, что дальше произойдет со всеми этими каналами?
 
А. Волин: Кто-то умрет. Но, как я уже неоднократно говорил, с вещателями, которых это коснется, это произошло бы вне зависимости от принятия закона, поскольку у нас очень большое количество каналов работает по неэкономической модели в принципе. То есть в основу их функционирования изначально не заложено самодостаточности, с точки зрения экономики работы телеканала.
 
Те же, кто, как вы говорите, жалуются в кулуарах, но не кричат в голос о том, что умирают, наверное, умирать и не собираются. Потому что когда канал собирается умирать, да еще и насильственной смертью, да еще и твердо знает — кто виновник этой смерти, тот точно не будет стесняться и закричит во весь голос "люди добрые, вот этот негодяй меня убивает".
 
К.: Мне кажется, кричать о смертельных ударах не в стиле нашего рынка...
 
А. Волин: Наш рынок прекрасно умеет приспосабливаться к изменяющимся условиям. Бизнес у нас творческий и поэтому даже когда ему создают сложные условия, он находит выходы, демонстрирует свою живучесть, и тем самым повышает свою конкурентоспособность. Все что нас не убивает, делает нас сильнее. Можно еще вспомнить про "мы крепчаем". Что только с этим бизнесом за последние 20 лет не делали, а он все крепчает.
 
Вообще же, те 50 каналов, о которых говорилось на форуме, они все разные. Есть, допустим, музыкальные телеканалы, бизнес-модель которых мы все прекрасно знаем: они живут в основном за счет того, что правильно ротируют те или иные музыкальные клипы. Есть нишевые каналы, которые совершенно спокойно могут перейти от модели показа рекламных роликов к модели информационного сотрудничества с теми компаниями, которые в этих нишах работают. Те же самые рыболовные снасти или охотничьи принадлежности могут рекламироваться и через прямой рекламный ролик, а могут идти через спонсорство, через информационное партнерство и через много чего еще. Просто не надо, как один канал, делать вид оскорбленной невинности, и кричать, что "я не такая девушка". Если ты не такая девушка, не ходи на этот рынок, этот рынок вообще не для девушек!
 
К.: Мы проводили опрос среди нишевых телеканалов, и те утверждают, что информационное сотрудничество составляет менее 5% от их доходов, и роста этого сегмента более чем в 2-3 раза они не ожидают.
 
А. Волин: Я понимаю, что через свои вопросы вы мне транслируете комплексы и переживания участников рынка, поэтому "комплексирующим" и "рефлексирующим" участникам рынка на вопрос "Как нам дальше жить?", отвечаю. Дорогие рефлексанты, не рефлексируйте, потому что если у вас на самом деле был рекламодатель, да еще и узко сегментированный, то он платил вам не потому, что ему надо было "вписать" деньги на рекламу, а чтобы решить ту или иную задачу. Он ее может решить либо при помощи рекламы, либо при помощи других гибких и интересных вещей. Как вы думаете, если у человека стоит бизнес-задача, он зациклится на том, что она должна быть выполнена исключительно путем размещения рекламного ролика?
 
В свою очередь ваша работа, как службы продаж, службы по работе с клиентами, объяснить ему, что, задачу можно решить не только таким способом, а еще таким, таким и таким. Работать лучше надо!
 
К.: Это идеалистическая картинка. Рекламодатель зачастую бывает очень ленивым, и ему не хочется пересматривать схемы сотрудничества.
 
А. Волин: Если мы говорим о том, что в результате введения нового закона пострадают ленивые рекламодатели и ленивые "рекламобратели", то мне ни тех, ни других не жалко!
 
Поскольку интервью с Алексеем Константиновичем получилось объемным, "Кабельщик" разделил его на две части. И во второй части материала, который будет опубликован завтра, речь пойдет о региональных телеканалах, судьбе третьего мультиплекса, об ограничениях для зарубежного контента и игроков и о новой редакции закона "О связи".
 
Беседовали Яна Бельская и Дарья Бояринова

Тролль 80-го уровня detected.

А. Волин: "Есть нишевые каналы, которые совершенно спокойно могут перейти от модели показа рекламных роликов к модели информационного сотрудничества с теми компаниями, которые в этих нишах работают. Те же самые рыболовные снасти или охотничьи принадлежности могут рекламироваться и через прямой рекламный ролик, а могут идти через спонсорство, через информационное партнерство и через много чего еще."

Читаем закон :

"Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
В целях настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) реклама - информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке;"

Размещение роликов ничем не отличается от передачи привлекающей\продвигающей.Рекламой является то и другое.

С какой целью озвучиваются заблуждения?

"Государство поддерживает не коммерческие структуры" это идеология. То есть мы все должны поверить, что акционерные общества (Первый, НТВ, Пятый, Карусель, ТВЦ) - это не коммерческие структуры. Да и ВГТРК по орг.пра.форме - коммерческая организация (только ОТР действительно организация некоммерческая).
То есть, если за счет бюджета эти канала не поддерживать на "обязательных кнопках" "1-10", они всю равно будут рейтинговыми.
-------------------------------------
ВГТРК пример интеллектуализма и спроса. Пример, "Россия 2" и "Россия К". Телеканал MEZZO, конечно, уступает патриотическом Евроньюс-РоссияК. RTД и ВместеРФ (оба некоммерческих) хотелось бы видеть, они интересны, но ...

"развитию детского телевидения мешают ... обычное ханжество, когда наши законодатели пытаются навязать авторам детского телевидения безумное количество ограничений, вводя туда такие понятия как "антисемейные ценности", "подрыв авторитета родителей", "антисоциальное поведение" и т. д."

Познера за "государственную дуру" ругали, а зам.министра - имеет право! Сказал, что законодатель навязывает безумные ограничения и ценности, и всё нормально.