А.Волин: пассивная позиция приведет к гибели

Как и обещали, сегодня мы публикуем вторую часть интервью с заместителем министра связи Алексеем Волиным. Напомним, что в первой части беседа шла о государственной поддержке каналов, запрете рекламы на неэфирных каналах, детском телевидении и прочем, сегодня же речь пойдет о региональном телевидении, третьем мультиплексе и о новой редакции закона "О Связи".
 
Кабельщик: А региональные телеканалы? Вопрос их выживаемости сейчас стоит очень остро, причем не только на уровне самих вещателей, но и законодателей. Допустим, депутат Михаил Сердюк недавно внес на рассмотрение Госдумы законопроект, предлагающий сделать исключение по запрету рекламы для телеканалов, вещающих на территории целого региона. С подобной инициативой обещала выступить и Ольга Тимофеева, член информационного комитета Госдумы.
 
Алексей Волин: Мне кажется, что в этой инициативе есть определенная доля лукавства. Попытки подвести закон под "здесь читаем, а здесь не читаем, а здесь рыбу заворачиваем" — это очень творческий подход к законодательству. Нельзя прописать одно законодательство для региона, а другое — для федерального распространения. Получается, что мы устанавливаем для них разные правила.
 
Давайте тогда и с законом "О СМИ" так сделаем: вот вам его региональное прочтение, а вот — федеральное. Допустим, насилие и экстремизм федеральным СМИ пропагандировать нельзя, а федеральным — можно. Это развалит правовое поле.
 
Именно поэтому в текущей версии закона "О рекламе" не делается различия между региональными и федеральными телеканалами. Здесь как раз таки законодатель подошел очень четко — есть эфирная лицензия, используете ограниченный частотный диапазон, можете ставить рекламу, вне зависимости от того — региональный вы вещатель или федеральный.
 
К.: В чем тогда логика, если наличие лицензии на один регион дает право продавать рекламу по всей России?
 
А. Волин: Логика заключается в том, чтобы не делать исключение для регионов, не городить рязанское право, калужское, московское и т. д. У нас общероссийское право. Я против того, чтобы в медиасфере, как, собственно, и в любой другой сфере, создавать отдельное правовое поле для отдельного региона.
 
К.: Получается немного несправедливо...
 
А. Волин: Для кого? Вот РБК считает, что все справедливо.
 
К.: Например, для тех каналов (а их на рынке не мало), которые не успели ни с эфирной лицензией, ни с мультиплексами. Я не говорю сейчас о телеканале "Дождь"...
 
А. Волин: Слушайте, ну телеканал "Дождь" нигде не успел...
 
К.: Он пытался. И он пытался войти в тот же второй мультиплекс.
 
А. Волин: Примеров, подобных попытке "Дождя" войти во второй мультиплекс, у которого на тот момент точно не было миллиарда рублей на оплату эфирного сигнала, я еще не видел.
 
К.: Ну там вообще все было интересно. Но эта история, скорее, не из разряда бизнеса...
 
А. Волин: Да, я с вами совершенно согласен. Телеканал "Дождь" — это не про бизнес ни разу...
 
К.: Я не это имела в виду!
 
А. Волин: ...поэтому я "Дождь" даже обсуждать не буду. Я СМИ рассматриваю как бизнес. А когда проекты "не про бизнес ни разу" — это уже категория хобби.
 
К.: Давайте вернемся к региональным вещателям. Если на законодательном уровне регионам не ждать поблажек, то чего им вообще ждать и к чему готовиться? Насколько нам известно, вы довольно часто проводите с региональными телеканалами встречи — как официальные, так и частные, на которых, видимо, что-то им советуете. А что именно?
 
А. Волин: И на официальных, и во время частных встреч мы обсуждаем существующие бизнес-модели, как комфортно жить в имеющихся условиях. Допустим, на минувшей неделе мы в Екатеринбурге провели Всероссийское совещание региональных СМИ, где разговаривали, в основном, про печатную прессу, но частично затронули и региональное телевидение. Наша главная задача состояла в том, чтобы показать местным СМИ пути развития и выживания, то есть донести идею того, что государство не придет к каждому из них и не подарит рыбу, а обеспечит всех удочкой.
 
Приведу пример из сферы печатных СМИ, хотя вас это в меньшей степени касается. Тем не менее, те жалуются, что "Почта России" задрала тарифы на дистрибуцию их продукции, и из-за этого невозможно вести бизнес. "Печатники" требуют, чтобы "Почта России" снизила цены, поскольку уверены, что это стоит дешевле и "Почта России" точно может это себе позволить. Минкомсвязь же говорит — ребят, вас собирается 300 СМИ, и если вы говорите, что доставку можно организовать дешевле, чем у "Почты России", создайте альтернативную "Почте" доставку! Мы не будем возражать.
 
То же самое в отношении региональных телеканалов. Сегодня они должны, наконец, начать думать о том, что рано или поздно наступит момент, когда сетевому партнерству придет конец, потому что крупным каналам и без того хватает сред распространения — кабель, спутник, цифра и прочее. Поэтому в рамках того же Всероссийского совещания СМИ, мы специально пригласили продакшн-хаусы и попросили их сделать доклад для региональных каналов на тему того — где можно будет брать контент, после того как исчезнет сетевое партнерство. Чтобы они уже начинали готовиться и знали, куда можно обращаться, какие есть библиотеки того самого вторичного-третичного контента (и не только) и как с ними работать.
 
К.: А они разве не знают?
 
А. Волин: Они об этом не думают. Они говорят — "Оставьте нам сетевое партнерство". Но мы не можем насильно заставить каналы оставаться в сетевом партнерстве.
 
К.: Для региональных вещателей это действительно возможность. Но в чем целесообразность таких региональных second-hand’ов?
 
А. Волин: Очень много "старой" продукции пользуется хорошим спросом. Например, "Мою прекрасную няню" — чем дальше смотрят, тем выше рейтинг. С "Не родись красивой" та же история. А если "Ликвидацию" по региональному телевидению показать — что, думаете, не будут смотреть? "17 мгновений весны" сколько лет смотрят? Кстати, с этого года "Мосфильм" и "Госфильмофонд" выложили в открытый доступ свою продукцию, что еще больше расширяет доступ регионалов к библиотекам контента.
 
Всегда можно сложить ручки и сказать — "Все, сетевое партнерство кончилось, мы умерли". А можно немножко пораскинуть мозгами и посмотреть — что есть на рынке, а что можно изменить. Мы постоянно пытаемся принудить людей работать головой и начать двигаться. Потому что пассивная позиция — это позиция, которая приведет к гибели. А медиа — это бизнес. Пассивных бизнесменов не бывает, пассивные бизнесмены разоряются.
 
К.: Кстати, по поводу возможностей. Что насчет идеи сливания регионалов в пулы, которую когда-то выдвигал Роскомнадзор?
 
А. Волин: Это — пожалуйста, возможно, как-то региональным вещателям пулы и помогут.
 
К.: Ну и чтобы закрыть тему с региональными телеканалами, хотелось бы узнать — что же все-таки будет с третьим мультиплексом? Запустят его или нет? Чего ожидать эфирным региональным вещателям, которые пока находятся в подвешенном состоянии?
 
А. Волин: Начнем с того, что ни один из эфирных телевизионных каналов не отказался от эфирного вещания, чтобы уйти в кабель или на спутник. Для них это просто дополнительные среды распространения. Поэтому говорить о том, что отсутствие третьего мультиплекса лишило кого-то эфирного вещания, нельзя.
 
К.: Ну, эфирная лицензия лежит, хлеба не просит...
 
А. Волин: Да. Я и говорю — никто от эфирной лицензии не отказался, пострадавших нет.
 
К.: Да, пока не наступил 2018-ый год.
 
А. Волин: Да. Теперь что касается третьего мультиплекса. Сегодня в России, в силу экономических причин, нет ни одного региона, где мог бы быть организован третий мультиплекс. Это мнение мы составили исходя из таблицы затрат по организации вещания третьего мультиплекса для каждого из регионов, а также исходя из практики по второму мультиплексу.
 
Надо сказать, что до недавнего времени, когда мы обсуждали модель третьего мультиплекса, у нас было много споров относительно того — сколько в нем должно быть федеральных и сколько региональных каналов. Планировалось, что большую часть позиций мы отдадим "федералам", но сегодня мы понимаем, что ни одного федерального канала в третьем мультиплексе не будет, потому что те не в состоянии переварить и второй мультиплекс.
 
Следовательно, оплата всех десяти позиций третьего мультиплекса ляжет на плечи региональных вещателей, а общая стоимость передачи сигнала здесь составляет 18 млрд рублей в год. Это в целом по стране. Пойдем по регионам. Так, чтобы запустить третий мультиплекс в Алтайском крае, местным телеканалам, которых здесь в лучшем случае 2, придется заплатить 316 млн рублей в год только за передачу цифрового сигнала. Но Алтайский край — депрессивная маленькая область. Возьмем Архангельскую — 341 млн рублей в год на передачу сигнала, или Нижегородскую область — 205,8 млн рублей в год.
 
К.: Мысль ясна. А что если часть позиций отдать платным телеканалам, работающим по рекламной модели, но имеющим эфирную лицензию в некоторых регионах?
 
А. Волин: Объем регионального рекламного рынка в разы меньше, чем стоимость оплаты сигнала в третьем мультиплексе.
 
Да и в любом случае, третий мультиплекс сейчас экономически нереализуем. Если и запускать проект, то мы должны это делать по всей стране. А у нас нет 18 млрд рублей, чтобы запустить его в эксплуатацию. Идти по пути второго мультиплекса, когда кто-то примет в нем участие, а потом скажет, что "у нас денег нет", мы не собираемся.
 
К.: А планы по запуску HD-вещания в третьем мультиплексе тоже можно считать нереализуемыми?
 
А. Волин: По HD-вещанию мы пошли другим путем. Мы договорились с телевизионными каналами, что организуем их тестовое вещание в HD-формате в 5 регионах РФ: в Москве, Казани, Екатеринбурге, Новосибирске и Костроме. Это проект необходим, чтобы понять — насколько надо "прокачать" HDдля эфирного цифрового сигнала.
 
К.: А когда проект планируется запустить, и какие каналы будут принимать в нем участие?
 
А. Волин: Насчет каналов — посмотрим. А старт тестовогоHD-вещания намечен на 2015 год.
 
К.: Это будет реализовано в рамках первого мультиплекса?
 
А. Волин: Нет, мы реализуем проект на отдельных частотах.
 
К.: А кто будет его финансировать?
 
А. Волин: Каналы. У нас подход очень простой — если каналы не готовы платить за тестовое вещание, значит, HD в эфире им не нужен.
 
К.: Пока мы не переключились на другую тему, хотелось бы задать еще один вопрос относительно мультиплексов. Недавно "Газпром Космические системы" предложил свои возможности и ресурсы для реализации ФЦП по цифровизации. Я знаю, что такие же предложения и пожелания в свое время поступали от "Ориона" и "Триколора". Насколько государство склонно принимать такого рода поддержку и использовать в реализации ФЦП коммерческие структуры?
 
А. Волин: Давайте поделим федеральные целевые программы, и поделим работу телепередач и передачи телевизионного сигнала. Если мы говорим о программе цифровизации, то здесь речь идет о создании инфраструктуры для передачи цифрового эфирного телевидения. Это строительство 5017 опор, на которые навешиваются передатчики, распространяющие эфирный сигнал, и этим сигналом, в итоге, должна быть охвачена территория, на которой проживает порядка 98% населения РФ. Никакие коммерческие структуры к этой программе отношения не имеют.
 
У нас есть два мультиплекса. Первый строится на государственные деньги, то есть вся его инфраструктура создается по заказу государства (начиная от строительства опор, заканчивая закупкой передатчиков), второй оплачивается телеканалами, входящими в его состав. И то, с точки зрения передатчиков (их строительства, установки и монтажа), потому что опоры, на которые они вешаются — это те же самые опоры, что и у первого мультиплекса. И это коммерческий проект, да. Собственно потому, что он коммерческий и во многом зависит от состояния рекламного рынка, по второму мультиплексу и сдвинулись сроки начала полномасштабной эксплуатации. У каналов сейчас элементарно нет денег на то, чтобы эксплуатировать передатчики по полной, хотя многие из них уже построены и установлены. Поэтому было принято решение эксплуатацию второго мультиплекса в полном объеме начать в 2018-2019 гг. А до этого цифровое эфирное вещание пакета РТРС-2 будет вестись в городах с населением свыше 150 тысяч человек, и таким образом охватывать примерно 50% зрителей РФ.
 
Если говорить про предложение спутниковых операторов, то оно касается передачи телевизионного сигнала, то есть его подъема на спутник и последующей раздачи по региональным передающим центрам. Сегодня, после того как запустились и работают "Ямалы", спутниковый сигнал у нас идет, и более важной задачей становится дублирование эфирного сигнала, причем наземным путем, через оптоволоконные кабели. Поэтому нам интересны не столько возможности спутниковых операторов, сколько кабельных. Того же "Ростелекома", который прокладывает оптоволокно по регионам в качестве универсального оператора связи. Его оптоволокном мы можем закольцевать наши передающие станции.
 
К.: А вы уже согласовали или только обговариваете возможность подобного использования оптоволоконных сетей с "Ростелекомом"?
 
А. Волин: Мы по каждому региону с ним разговариваем отдельно, и где это возможно, пытаемся резервирование сигнала в программу оператора включить. В крупных городах мы и так "записали" сигнал по земле, и когда, скажем, происходит "выпадение" спутникового сигнала, местное население зачастую этого даже не замечает, потому что здесь сразу начинается резервная передача сигнала по земле.
 
К.: Коль уж мы начали нашу беседу с вопросов законодательного характера, хотелось бы этим ее и завершить. Поэтому нам интересно узнать вот что. Недавно в СМИ прошла информация, что у вас состоялся разговор с представителями каналов, у которых доля зарубежного владения составляет свыше 20%. Если это возможно — расскажите вкратце, что на этой встрече обсуждалось?
 
А. Волин: Мы обсуждали с западными вещателями как делать бизнес в России, какие для этого есть модели и возможности. Как все это можно использовать в нынешней ситуации, после принятия закона о 20%-ном ограничении. Деталей раскрывать не буду, потому что бизнес — дело интимное, а интимные вопросы на публику не выносятся.
 
К.: Хорошо. А что больше всего волновало вещателей? Это же не интимная подробность?
 
А. Волин: Их волнует неизменность правил игры, потому что во всяком бизнесе любой игрок хочет понимать — будут ли дальше меняться правила игры или нет.
 
К.: Боюсь, вы их не обрадовали...
 
А. Волин: Ну, не все зависит от нас. И нельзя говорить, что изменения правил игры произошли исключительно с подачи правительства РФ. К тому, чтобы эти правила изменились, нас долго и упорно подталкивали, в том числе и наши зарубежные партнеры. Собственно, за счет санкций против России и было создано то общественное мнение, которое повлияло на парламентариев, принявших закон о 20%-ном ограничении иностранной доли в СМИ.
 
К.: В продолжение темы с ограничением всего зарубежного. Наши законодатели сейчас пытаются протолкнуть проект, ограничивающий объемы зарубежного контента в государственных СМИ. Как вы считаете, эти квоты будут приняты?
 
А. Волин: Минкомсвязи будет категорически против. Также как мы против квот на зарубежный контент в кинотеатрах, поскольку считаем, что это просто убьет киноиндустрию. И вообще мы полагаем, что контент не надо делить на зарубежный и прочий, потому что на российском телевидении сейчас и без того наблюдается ситуация, когда в рамках свободной конкуренции отечественный сериальный контент бьет по рейтингам зарубежный. Помните ситуацию еще 15 лет назад, когда по нашему ТВ шли исключительно зарубежные сериалы? Сейчас на государственных каналах не осталось ни одного зарубежного сериала, по крайней мере многосерийного, потому что зритель хочет изначально смотреть про себя и про своих.
 
К.: Но многие современные российские сериалы — это адаптация зарубежных форматов.
 
А. Волин: На зарубежных форматах мы тренировались, дабы отработать технологию написания сценария, съемок. Хотя как человек, в свое время производивший эти зарубежные форматы, могу сказать, что больше половины сценариев мы придумывали и дописывали сами, потому что иностранные сюжетные линии не ложились на российскую реальность. Но впоследствии зарубежные сериалы стали уходить, и сейчас они остались разве что в так называемом "телемыле", то есть в сериалах продолжительностью 200 и более серий.
 
А что касается 12-серийных, 6-серийных и 4-серийных фильмов, то здесь никакого зарубежного формата нет. И все, что рвало и рвет рейтинги — это продукция исключительно отечественного производства.
 
К.: А как же насчет рейтинговых зарубежных сериалов, которые, правда, и выходят в основном на зарубежных телеканалах.
 
А. Волин: Есть зарубежные сериалы, которые мы экономически снять не можем. "Игру престолов" по $6 млн за серию в России точно никто снять не может. Но все это происходит в условиях свободной конкуренции, как только вы уберете свободную конкуренцию, у вас исчезнет стимул к тому, чтобы повышать качество своей продукции.
 
У меня есть любимый пример в отношении того, к чему приводят ограничения. В 1956 году Джавахарлал Неру издал декрет, согласно которому все госслужащие Индии имели право ездить исключительно на автомобиляхHindustanAmbassador, производимых национальной корпорацией HindustanMotors. С тех пор этот автомобиль, вплоть до его снятия с производства в 2014 году, не претерпел ни одной серьезной модификации, потому что его и так брали...
 
К.: Ну и заключительный вопрос. Недавно АКТР и МКС представили в Минкомсвязь документы — доработки к новой редакции закона "О связи" и к правилам оказания услуг связи для целей телерадиовещания. Вы с ними уже ознакомились?
 
А. Волин: То, что присылал МКС, я не видел, а вот то, что направлял АКТР (свои замечания по новой редакции закона "О связи") — да. С АКТР ситуация была следующая. Мы собрали здесь, в министерстве, представителей телевещателей и кабельщиков, и сказали: "Ребята, мы планируем вносить изменения в закон "О связи", в том числе, касающиесяmustcarry, mustoffer, условий подключения и т. д. И здесь мы можем пойти двумя путями — либо по трехуровневой концепции Минкомсвязи, о которой я упоминал еще на форуме СПММФ, либо по вашей, но в случае, если вы — две индустрии, договоритесь и предложите нам согласованный компромиссный вариант. Если вы не договоритесь, мы пойдем тем путем, который считаем необходимым".
 
Они не договорились, после чего каждая из сторон попыталась через нас пропихнуть свои предложения. Но мы сказали, что отраслевые варианты больше не рассматриваем. Все! Ребят, вам был дан шанс, вы им не воспользовались, теперь Минкомсвязь будет действовать по своему разумению. Хотя в процессе общественного обсуждения, которое сейчас проходит, некоторые вещи мы все-таки учли, в том числе предложения "Ростелекома", которые, на наш взгляд, оказались очень продуманными.
 
К.: Подождите. Правильно я понимаю, что срок подачи некоего общего согласованного документа по закону "О связи" вышел?
 
А. Волин: Да, вышел. Я четко оговаривал, какой это был срок. У меня здесь были представители всего "крупняка", люди, которые, я точно знаю, принимают решения и отвечают за свои слова. И вот этим людям было сказано — "Если вы сейчас не договоритесь, вы "продуете" индустрию"...
 
К.: А когда ожидать выхода вашей, окончательной версии новой редакции закона "О связи".
 
А. Волин: Финальная редакция должна выйти в конце ноября.
 
К.: Спасибо!
 
Беседовали Яна Бельская и Дарья Бояринова
 
P. S. "о насущном": Добавим, что в процессе интервью Алексей Волин также подтвердил недавнее разъяснение ФАС, что телемагазины под действие запрета рекламы на неэфирных каналах не попадают, поскольку являются рекламными СМИ. И сообщил, что с течением времени телеканалам, попавшим под запрет, необходимо будет переоформить лицензию (напомним, в текущих лицензиях прописано право телеканала на определенный объем рекламы в эфире), однако Минкомсвязь торопить их с этим не будет. "Мы точно не будем мучить вещателей за то, что те не выберут энное количество рекламы", — заявил замминистра связи.
 
P.P.S.: Необходимо сказать, что за время, прошедшее с момента проведения, обработки и согласования интервью, произошли некоторые изменения. В частности, Алексей Волин на минувшем Конгрессе НАТ сообщил, что Минкомсвязи уже готово представить на ознакомление правительства свою версию закона "О связи". Также он рассказал о планах ведомства по включению каналов второго мультиплекса, а также эфирных региональных и муниципальных канлов в перечень обязательных и бесплатных для распространения. Подробнее об инициативах Минкомсвязи можно почитать здесь.

"И сообщил, что с течением времени телеканалам, попавшим под запрет, необходимо будет переоформить лицензию (напомним, в текущих лицензиях прописано право телеканала на определенный объем рекламы в эфире), однако Минкомсвязь торопить их с этим не будет. "Мы точно не будем мучить вещателей за то, что те не выберут энное количество рекламы", — заявил замминистра связи.

Иными словами нужно бежать переоформлять СМИ в рекламное.
Однако хотелось бы официальных разъяснений.

Тролль detected
Уровень - бог