Сергей Зоненлихт: "Покупая телевидение, люди платят за программу передач"

Продолжаем рубрику "Интервью по пятницам" – серию интервью с людьми, которые хорошо известны на телерынке как эксперты, творцы, создатели телеканалов и просто интересные люди. Наши герои знают телерынок изнутри и могут говорить о тех тенденциях, которые происходят в мире и у нас в стране.

Сегодняшний наш собеседник – программный директор и главный редактор киноканалов Viasat в России Сергей Зоненлихт, запустивший в разное время целую кучу кино и сериальных телеканалов, знающий все о кино в творческом, коммерческом и правовом смыслах. 

Кабельщик: Первый и, наверное, основополагающий вопрос для любого из нишевых каналов на сегодня – насколько верны предсказания футуристов о том, что в конечном итоге в стриминговом телевидении останутся только спорт и новости, а всё остальное – кино, хобби познавательные программы и мультики – уйдут в онлайн? Что вы можете сказать о том, что происходит в мире, какое место во всем этом занимает российский рынок и куда, по-Вашему, он будет двигаться и развиваться? И отдельно – возможно, куда было бы хорошо, чтобы он развивался?

Сергей Зоненлихт: Прежде всего, мы, конечно, не в авангарде всех мировых тенденций. Но в целом им следуем с поправками на наши реалии. Например, на то, что у нас люди в принципе гораздо меньше, чем за границей – в Европе или Америке – привыкли платить за телевидение (там это исторически сложилось).

Если говорить о возможной замене, которую пророчат некоторые медиа, программируемого телевидения на онлайн-сервисы, я думаю, что это не произойдет никогда. Потому что, безусловно, все цифровые сервисы, онлайн-кинотеатры и ОТТ-ресурсы предоставляют некое удобство просмотра, но когда люди готовы платить нам – я говорю о киноканалах вообще – они покупают не просто кино, они покупают программу передач. Они покупают набор таким, как он им преподнесен и доставлен.

 

К: Это осознанная покупка, по-вашему, люди (зрители) понимают, что они покупают именно программу? 

С. Зоненлихт: Я думаю, что это привычка. Чисто психологическая привычка к некому готовому блюду. Причем у нас получается, что некий набор фильмов, которые зритель хочет посмотреть в онлайн-кинотеатре, априори будет дороже, чем примерно тот же набор, который предоставляет программируемый платный канал. Аналитики ОТТ, безусловно, говорят о тенденции, но никаких резких скачков не предвидится. Постепенный, планомерный рост, но не взрывной – по крайней мере, не настолько, чтобы это пугало традиционные каналы.

Когда человеку предоставляют несколько тысяч названий фильмов, перед ним встает вопрос выбора. Люди в большинстве своём не готовы, выбирать. Из того, что я знаю о телесмотрении – люди вообще редко смотрят программу передач: большинство переключает каналы до того момента, как на что-то наткнется. И тут главное – сразу зацепить зрителя, поэтому очень важно программирование прайм-тайма, недельное, сезонное. В субботу смотрят одно, в воскресенье другое, есть дневная аудитория, вечерняя, есть мужская и женская. Свою аудиторию нужно зацепить, привязать, приучить к тому, что если человек включает телевизор в это время, он примерно тоже самое и увидит по расписанию.

Когда я работал на "НТВ Плюс", у нас был один активный пользователь на форуме, которому всё нравилось, но, упоминая киноканалы "НТВ Плюс", он просил поменять субботу с воскресеньем. Дело в том, что он очень любил канал "Премьера", на котором каждый день показывалось по новому фильму, но по системе повторов у него получалось, что, когда самый новый, свежий и громкий фильм недели повторялся в субботу, он не попадал на показ. Объяснял он это тем, что в это самое время каждую неделю гулял с подругой. Помнится, я ему тогда ответил, что у нас сотни тысяч зрителей, вы гуляете, а кто-то сидит дома – как вы себе это представляете, что мы подстроим под вас канал? Такой вот забавный случай, кто к слову о расписании – у многих каналов есть такие истории.

Но, так или иначе, рейтинги говорят о многом, в том числе, в какое именно время аудитория массово приходит на канал.

 

К: Но современные интерактивные технологии позволяют формировать собственную сетку просмотра телепрограмм. Если человек научился пользоваться EPG, чтобы переключаться с канала на канал, или системой рекомендаций, которая еще и позволяет записывать фильмы и программы, человеку уже не так интересно ориентироваться на вашу программу. К EPG люди приучаются медленно, но уж если освоят и привыкнут, то аналоговое телевидение они уже не будут воспринимать. И рано или поздно это докатится и до самых инертных зрителей.

С. Зоненлихт: Для того чтобы что-то записать или подкачать из catch-up'а нужно знать расписание, прежде всего. Люди в своей массе ленивы, отсюда вот эта массовая привычка к переключению каналов. Безусловно, то, о чем вы говорите, когда-нибудь произойдет, но я не думаю, что это произойдет при нашей жизни. Тут должна произойти полная смена аудитории. Мои дети должны вырасти, заработать денег на то, чтобы платить самим за телевидение, и, может быть, они будут "стримить" и самостоятельно формировать сетку просмотра.

Меня пугало Smart TV где-то четыре-пять лет назад, когда наблюдался его бурный рост. Казалось, что оно вот сейчас вытеснит классическое телевидение, и люди перестанут его смотреть и платить за него. Smart TV с тех пор только растет. Многие онлайн-кинотеатры живут практически за счет него, это подтверждают цифры их открытых источников – что не менее 90% клиентов к онлайн-платформам приходят через Smart TV, а не через браузеры или приложения, но и аудитория каналов также растет.

 

К: Разве через браузеры не пиратское телесмотрение?

С. Зоненлихт: Нет, конечно – у всех онлайн-кинотеатров есть свои сайты, и там тоже можно смотреть кино через тот же экран ноутбука. Я сам так делал иногда, когда нужно по работе что-то смотреть оперативно.  Так или иначе, Smart TV здесь выступил двигателем, локомотивом роста всех легальных онлайн-сервисов. Но тут обнаружилось, что самим онлайн-кинотеатрам гораздо выгоднее подписная модель. И подписная модель не только на некий каталог из тысячи названий, где зритель может выбрать для себя какое-то количество фильмов. Теперь стоит вопрос о том, что все онлайн-кинотеатры хотят включать платные каналы, и в первую очередь киноканалы.

К: Прямо-таки все? Да, есть платформы с телеканалами, есть Megogo – да, но не ivi, не Okko, не Amediateka и не ваш TV1000Play. 

С. Зоненлихт: Ну, на нашем-то сервисе наши канали были изначально, и есть сейчас. Знаете, в онлайн кинотеатрах вся статистика очень серьезно анализируется: количество уникальных пользователей, количество просмотров и так далее. Они могут выдать всю статистику моментом и понять тенденцию. Так вот они говорят о том, что даже самые активные и продвинутые их пользователи всё равно имеют потолок покупок. Недавно мне довелось общаться на эту тему с одним из крупнейших онлайн-кинотеатров, и они озвучили статистику, согласно которой средний их клиент покупает два просмотра в месяц, это максимум. Три – это суперактивный пользователь. Условно, если фильм стоит сто рублей, то один пользователь в месяц приносит им двести, самые активные приносят триста и больше.

Так вот, до поры до времени кинотеатрам всё нравилось, был интенсивный рост по количеству пользователей, потом он стал менее интенсивным – у них появилась постоянная база пользователей. И все кинотеатры захотели пересаживать своих пользователей на подписку, когда человек может вообще ничего не смотреть, но пусть он им платит некую стабильную сумму.

Опять же, если вернуться в "до-ОТТшное время", у того же "НТВ Плюс" большая часть абонентской базы покупала премиальный кинопакет, в одно время цифра доходила до 50%, и стоило это пятьсот пятьдесят рублей в месяц сверх подписки. Сейчас таких результатов, насколько я знаю, ни у одного оператора нет.

К: Сейчас ни у кого. Но ведь тогда и насыщенность рынка была не полной, да и ARPU у этого оператора (как и в целом по рынку) было совсем другим.

С. Зоненлихт: И дело все-таки не в этом – люди просто "подсаживаются" на подписки.

 

К: Может быть, вопрос в качестве продукта, на который люди "подсаживаются"? В том, как скомпонованы сетки киноканалов, которые люди выбирают?

С. Зоненлихт: Повторюсь, линейные каналы продают не набор фильмов, а программу фильмов – то, как они расставлены по сетке. Люди покупают набор. Пять раз им понравилось, что, сев перед телевизором, они попали на что-то интересное, они запоминают кнопку, название канала. Их доверие очень тяжело приобрести, нужно попадать, но еще сложнее потерять: они очень долго будут верить, что в этот раз не повезло, а в следующий точно повезет и продолжать это оплачивать. Смешно: с этого момента можно ошибаться, но один программщик заменяется другим программщиком, а привычка к каналу живет еще долго. И неважно, что все фильмы с этого канала будут параллельно продаваться в онлайн-сервисах, их там даже проще можно найти, забив в поисковую строку. Тут нужно понимать: обычный человек, когда включает телевизор, он вообще не уверен, что он именно этот фильм хочет посмотреть сейчас. И так думает большинство.

 

К: А премьеры? По-Вашему, возможен ли сценарий, когда премьеры фильмов будут идти одновременно и в кинотеатрах онлайн, и в обычных кинотеатрах? Понятно, что оффлайновые кинотеатры будут бороться до конца, чтобы такого не произошло. Но насколько это реально, по-Вашему, и насколько это может быть интересно киностудиям?

С. Зоненлихт: Еще два года назад, я бы сказал, что нет, это невозможно никогда, но…

Более 70% рынка хорошего кино и сериального продукта – это Голливуд. Мы следуем их модели бизнеса, у них очень четкая система "окон", каждое "окно", каждый вид прав должен собирать зрителей и деньги определенное время. Но сейчас эта система ломается. "Захлопнулось окно" твердых носителей – их, по сути, больше нет. Я недавно пытался в магазинах найти ребенку "Гарри Поттера" – не нашел. Зачем его продавать, когда цены упали колоссально? Премьера, которая полгода назад была в кинотеатрах, на Blu-Ray лежит за 49 рублей – у меня глаза чуть на лоб не полезли. Там, наверное, сама пластмасса дороже стоит.

Так что рынок DVD и Blu-Ray носителей очень быстро заменил рынок digital-прав, который очень четко и оперативно дает всю статистику. Кинотеатры это видят и доказывают правообладателям – у них львиные сборы первых даже не недель, а дней. И в отчетах онлайн-кинотеатров появляются данные о том, что, что буквально за первую неделю любой свежий библиотечный фильм зарабатывает в онлайн-сервисе больше, чем за следующие два года продаж. Соответственно, изменили позицию свою студии: мы видим, что Disney готов отдавать свои премьеры в онлайн очень быстро. Может быть, они будут назначать совсем другие цены, ведь в большинстве случаев именно они формируют цену показа в онлайне. И почти наверняка они могут их сравнять этот ценник со стоимостью билетов в кино. Причем если с семьи из трех-четырех человек они берут три-четыре цены в кинотеатре, то им, естественно, того же захочется и в онлайне – они не станут продавать онлайн-премьеру фильма за 300 рублей. Уже сейчас понятно, что при коротком "окне" или при отсутствии "окна" – т.е. онлайн-премьере – кинопрокат будет стоить минимум как 2-3 билета в кино, именно потому, что дома возможен семейный просмотр.

 

К: А кинотеатры в таком случае останутся фанатской историей для любителей посидеть в темноте перед большим экраном с попкорном?

С. Зоненлихт: Да. Но тут еще есть такое дело: мы возможно этого не осознаем, но кинотеатральная аудитория и аудитория платного ТВ – это абсолютно разные две аудитории, они где-то пересекаются, но довольно небольшим сегментом, семейной частью. Теми семьями, которые поехали в торговый центр и посмотрели кино до покупки или после покупки продуктов на неделю в Ашане, или, скажем, новых штор. Они же являются и пользователями Smart TV и каких-то платных киноканалов.

Но кинотеатральная аудитория – это преимущественно молодая, даже юношеская аудитория. Это когда мы с друзьями, нам по 15-16 лет – мы пошли оттянуться и поржать. Поэтому, кстати, в кинотеатрах выстреливают откровенно дурацкие фильмы с низким рейтингом, которые потом на телевидении совсем не работают. Все эти пародийные комедии на какие-то франшизы, юмор ниже пояса – то, что сейчас по телевизору вообще нельзя показывать по нашим законам. А вот та молодежь, которая ходит в кино и готова за это платить деньги, – они платят, скорее всего, за свою собственную компанию, потому что они пива даже не пьют, но в кино они ходят встретиться с друзьями. Кино – это место тусовки даже у нас в стране, а за рубежом это было вообще всегда.

Отчасти это связано с тем, девяностые годы мы напрочь потеряли в кинопрокате, у нас прервалась культура хождения в кинотеатры, а вернулась она по абсолютно западной модели. И сейчас это одна из форм досуга молодежи. Судя по аналитике, с кризисом они реже стали ходить в кино – кинопрокатчики жалуются, и уже устраивают свои конференции с вопросом, что им дальше делать. Из этой же категории всем известный факт – кинотеатры больше зарабатывают на попкорне, нежели на билетах.

 

К: Если говорить не о киношном бизнесе, а о чистом кино – какие тенденции вы видите в последнее время? Скажем, еще два года назад, да и в последние десять лет главный герой – это был такой интеллектуал со сложным характером, мизантроп, который то убивает плохих людей, будучи маньяком, то выводит плохих на чистую воду, то просто сыщик или доктор-профессионал с закидонами и исключительно вредными привычками. Масса примеров. Сейчас, говорят, эта парадигма каким-то образом меняется. Вот, собственно, вопрос – как меняется? Какое сейчас снимают кино?

С. Зоненлихт: Я не скажу, что точно знаю буквально все, но из репертуарных планов больших киностудий на ближайший год (с лета 2017 до весны 2018) кино будет не менее, если не более комиксовое и фантастическое, чем прошлом и позапрошлом годах. Обороты Marvel в последние годы набрал просто колоссальные, особенно с покупкой его компанией Disney. Со своей огромной маркетинговой машиной Disney вывел эти фильмы на высочайший уровень – их фильмы имеют огромные кассовые сборы. Другие студии просто не могут не учитывать эту тенденцию, естественно, все хотят денег и успеха. Поэтому, думаю, в комиксовости мы не потерям.

Но по поводу характера главного героя – ну, не знаю. Безусловно, возросшая популярность телесериалов, качество, которого сейчас достигло сериальное производство, оказывает влияние на кинематограф. Очень многие зарубежные актеры, звезды отказываются от кинопроектов в пользу съемок в сериалах, потому что это долгая история.

К слову, в телесериалах производящие студии зачастую могут себе позволить больше, чем в кино. Так, в кино, в большинстве случаев, им нужно получить как можно более низкий возрастной рейтинг, чтобы заполучить в кинотеатры семейную аудиторию. Чтобы отец семейства не один пришел в кинотеатр, потому что у фильма запредельный возрастной ценз, а взял с собой жену и детей, и заплатил не за один, а за четыре билета, не считая попкорна.

Всегда так было – и студии борются за зрителя, и всё делают для того, чтобы продать больше билетов.

Что касается телесериального производства, они могут позволить себе гораздо больше фривольностей, и я это вижу, в частности, по продукции Stars – там только зоофилии, наверное, нет. Взять телесериал "Черные Паруса" – это "сладкое с перцем", при всей моей "насмотренности", это чистые "18+". Там, правда, не показывается, но упоминается, что один из пиратов где-то имел овцу в плавании (порицание коллег-пиратов из своей команды он получает), а вот всё остальное там есть: однополый секс, инцест, а капитан Флинт (главный герой), оказывается в прошлом соблазнённым своим лордом, другом-геем. Это в кино невозможно совершенно себе представить! Вот в чем разница: если ты выбираешь просмотр кино по телевизору, то тебя обязательно предупреждают, и потом, это какой-то твой выбор. Поскольку уже очень много кино из сериалов заимствует, в эту крайность мы, наверное, не перейдем никогда, потому что тут разница целей.

К: Но, наверное, не "никогда" – тут скорее, речь о кино кассовом и кино "не для всех". И вот этот гриф "не для всех", который работает такой "завлекалочкой" для киноманов по части экспериментального телесмотрения, – наверное, этот гриф отбивает желание идти на фильм большое количество людей, которые ищут чего-то попроще. Это сегментация аудитории, что называется, на входе.

С. Зоненлихт: Ну, по моим ощущениям, в последнее время даже комиксовым героям ощутимо углубляют характер. Им пытаются найти разную мотивацию, привнести в их лощеные плоские образы какие-то черты, присущие нормальным людям, какие-то недостатки. И они от этого становятся даже интереснее. 

К слову, в российском кинопроизводстве комиксы традиционно не идут – не наше это. Собственные опыты, начиная от "Черной молнии" и заканчивая последними чудовищными "Защитниками" – они ни к чему хорошему не приводили.

      

Российское интернет-сообщество о главноем российском кинокомиксе 2017 года

 

К: Вы по долгу службы отсматриваете, все кино, в том числе всю дрянь, которая выходит в кинопрокат?

С. Зоненлихт: Не всю, но в массе своей, конечно, смотрю. В частности, каждый год на Кинотавре отсматриваем двенадцать–пятнадцать русских фильмов, которые выйдут в прокат в ближайшие шесть месяцев. Большие релизы, которые не участвуют в конкурсе фестиваля, приходится смотреть, потому что их нужно покупать.

Не только у нас в стране есть аудитория, которая не приемлет ничего иностранного. И сейчас эта тенденция с "ростом патриотизма" в обществе еще больше возросла – а это больше половины от общей аудитории. Эта аудитория и раньше недолюбливала иностранное, для нее наше кино было гораздо ближе. И все компании-дистрибьюторы, производители каналов не плодили бы такого количества каналов с отечественным, российским и советским киносериальным контентом, если бы они не видели, что это покупают операторы, а у операторов есть какие-то данные о смотрении. Недаром наш "TV1000 Русское кино" по телесмотрению среди платных киноканалов на первом месте, хотя "Русский роман" [на телекабельной премии "Альтернатива"] был назван операторами самым востребованным каналом.

Топ-25 платных каналов по накопленному охвату (%), 2017

  • Источник: Mediascope, проектыTV Index,TV IndexPlus,
    Электронные измерения, Россия (города 100 000+),
    Январь – май  2017, Полные сутки, Население 4+.
 

К: А уровень? Понятно, что есть такая аудитория, но насколько качественно удовлетворяется их спрос на "российское патриотическое"? Или им все равно, какого качества кино – лишь бы отечественное?

С. Зоненлихт: Эти фильмы этой аудитории близки, и это главное. Актеры с "нашими" лицами, говорящие на русском языке, и как бы не были плохо написаны диалоги (что часто встречается), улицы, на которых это всё снято, интерьеры – это всё работает.

Но при этом, как бы ни помогали российскому кинопрому, как бы не освобождали место для киносеансов, ему все равно не перебить зарубежную кинопродукцию в кинопрокате. В прошлом году все вместе взятые отечественные фильмы достигли 18% кассовых сборов за год. А что касается кинопоказа на телевидении, то там запросто. Потому что аудитория другая, более возрастная – та аудитория, которая вообще не ходит в кино, а привыкла смотреть все  по телевизору, начиная от мосфильмовской библиотеки и заканчивая новомодными пятыми-шестыми "Ёлками". У них есть свои звезды, даже молодые звездочки, которых зрители видят сначала в телесериалах, потом они плавно перетекают в фильмы.

Если вернуться к уровню качества российских фильмов, то нужно иметь в виду, что наши основные производящие студии заточены на получение прибыли. Сколько бы денег они не получали от государства, всё равно заточены на прибыль и, соответственно, им важна маржа – сколько потратили и сколько заработали. А сейчас, говорят, самая большая маржа как раз в дурацких комедиях, которые ни Вам, ни мне не нравятся. Но затраты на съемки дурацкой комедии очень малы в сравнении с возможной прибылью. Например, снял пансионат, разыграл там историю на четыре пары. Одна локация, море, поезд, условный Киевский вокзал, когда они уезжают – всё, четыре актёра в кадре плюс массовка. Какие-то большие постановочные вещи стоят гораздо дороже и более рискованны.

Интересно, что российские ужастики в последнее время пошли. Мы даже подборочку хотим сделать на канале, потому что набралось уже на эту подборочку. Тоже, кстати, из соображений бизнеса. Вот вам тенденция последнего времени. 

 

К: А патриотизм, как тенденция – как её "ест" аудитория? Пишут, что "Время первых" не собирало залов, "Двадцать восемь панфиловцев" в прокате тоже провалились…

С. Зоненлихт: Насчет провала, не был бы так уверен, ведь это крауд-фандинговый проект. Проекту года три – они начали собирать деньги, отсняв кусок фильма. Этот кусок был достаточно качественный: когда панфиловцы ждут атаки и между собой разговаривают. Они разговаривают нормальным человеческим языком, да и сама история еще со школьных парт всем знакома. Но они никогда не могли собрать столько, чтобы им хватило на полные съемки. В последний момент они получили поддержку, вроде как, от компании-производителя World of Tanks, плюс сколько-то государственных денег, плюс кто-то из каналов купил права. Но половина денег – народные, и титры бесконечно длятся, пока они всю "простыню" с именами перечисляют (ведь в крауд-фандинге как: даже если ты перечислил пять рублей, они тебя обещают в титрах показать). Что касается цифр, то на съемки потратили 150 миллионов рублей, а собрали 6,5 миллионов долларов.

Говоря о патриотизме, мне кажется, что это сейчас востребовано, но это чисто социологическое явление последних двух лет, связанное с политической обстановкой, но никак не связано с самим понятием патриотизма. Тут, скорее, российский кинематограф следует за реалиями. Хотя в последнее время прямо-таки обилие фильмов про войну – ну, у нас юбилей был недавно. Великая отечественная война неисчерпаемая историческая тема, а вот князья, про которых можно кино снимать, скоро закончатся.

К: Что вы можете сказать о современных русских сказках, тех же "Супер Бобровых?

С. Зоненлихт: Я очень давно не видел хорошо сделанную современную российскую сказку, которая хотя бы приближалась к классическим работам Птушко, Ромма. На то, что снимали в девяностые годы, без слез не взглянешь. Но сейчас, как ни странно снова снимают детское кино. Оно не зарабатывает ничего, потому что прокатчики его не берут, но оно появилось, и оно достаточно качественное. Есть фильмы с хорошей сценарной основой, либо на хорошей литературной основе, я думаю, что, возможно, сказки могут пойти.

Даже у Disney выходит осенью новый фильм. У них первый фильм был "Книга мастеров", это российский проект. А осенью они выпускают большую сказку, причем они делают ее немного по-своему, хотя говорят, что используют наследие российский сказок. Но у них всё равно история как-то по-голливудски, завязана современностью, а главный персонаж из нашего времени переносится в некое сказочное пространство - к Бабе Яге, Кощею Бессмертному. Из того, что я видел, фрагменты трейлера – да, это немного похоже на "Финистов ясных соколов" в той части, когда они находятся в сказке. И это должно быть интересно.

К: А что касается ниши женского романа и женского детектива? Аудитория, которая все это смотрит, еще не "наелась" женских историй?

С. Зоненлихт: Я думаю, что никакие темы, жанры просто так не выбрасывают. Может быть, кроме вестерна, который всё равно, так или иначе раз в пятилетку всплывает, и фильм "выстреливает".

Мне тоже кажется, этот этап прошел. Аудитория меняется, меняются ее предпочтения. То мы возрождали библейские и не совсем библейские истории, со всеми "Троями", "Бенгурами". Это уже забыли и похоронили, казалось бы, но всё равно периодически всплывает.

Из-за того, что самая активная аудитория – кинотеатральная, – она вырастает и превращается в менее активную, которой приходит на смену второе поколение. А им нужны свои герои. Для них Брюс Уиллис уже не герой, они на него в кино не пойдут. Они пойдут на Криса Хемсворта.

Поэтому мы лучше переснимем "Крепкого орешка", условно, с Крисом Хемсвортом. Сюжет-то хороший!

И уж поверьте – голливудские студийные продюсеры не будут просто так рисковать, но если что-то сработало один раз, почему это не сделать на новый лад. Они при этом рассчитывают на сравнимый успех – а вдруг выстрелит. Там гораздо проще утвердить три проверенных проекта, чем один экспериментальный. Вачовски со своей "Матрицей" в своё время обошли все голливудские студии, их никто не хотел брать вообще.

 

К: Может, это кризис идей? Есть ли у Вас ощущение, что кино в кризисе – или нет?

С. Зоненлихт: Нет, я думаю, с кино всё хорошо и будет всё хорошо.

Если вернуться к тому, с чего мы начали разговор – кинотеатральный показ, онлайн просмотры, платное телевидение, даже пиратские просмотры – это всего лишь каналы доставки от создателей к зрителю. Каналы доставки меняются, появляются новые, старые трансформируются, а кино существует и будет существовать. Это как в той знаменитой ситуации из фильма "Москва слезам не верит": "будет одно сплошное телевидение". Нет, не будет! Но театр не умирает, и кино никогда не умрет.

Это как с виниловыми пластинками – когда-то это был основной способ доставки музыки, сейчас цифровые носители, или вообще без цифрового носителя – из облака. Но так, как с виниловыми пластинками, кино никогда не станет эксклюзивом.

Кино априори может существовать только как часть масскультуры, оно таким и было придумано братьями Люмьер. Они брали деньги и показывали выход рабочих с фабрики. Это был аттракцион, на бульваре, с этого началось, сейчас оно многогранно, но оно так и будет продолжать развлекать зрителей. Независимо от того, какими каналами оно будет до нас доходить. По поводу телевидения, у меня есть ощущение, что такого количества киносериальных каналов – порядка шестидесяти на нашем рынке – это потолок. Я бы предпочел, чтобы их было меньше. Мне кажется, что в последнее время многие каналы отличаются только названием. Особенно это заметно в очень понятные всем даты, с очень понятным, возможным репертуаром. На Новый год у нас различные "Ёлки" на пяти каналах. И вот куда столько одинаковых каналов деть – это вопрос.

Но выберет в конечном итоге зритель.

К: Спасибо большое!

 

Беседовала Яна Бельская