Минкомсвязи опубликовало проект постановления правительства, регламентирующий механизм блокировки сайтов, содержащих запрещенный к распространению контент. Проект чиновников вызвал резкую критику участников рынка, пишет газета «Ведомости».

«Представителям отрасли было предложено рассмотреть и согласовать документ в течение суток, что, по нашему мнению, не соотносится ни со сложностью задачи, ни с ее важностью для развития интернета в России», — говорится в официальном заявлении Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК, объединяет более 90 интернет-компаний).

Из проекта следует, что в черный список будут включаться доменные имена, адреса страниц и сетевые IP-адреса противоправных ресурсов. Между тем участники рынка не первый месяц говорят, что при блокировке последнего могут пострадать и добросовестные ресурсы, находящиеся на одном IP-адресе с противоправным сайтом. Об этом говорил даже министр связи Николай Никифоров.

За блокировку по IP выступают операторы связи, сказал источник в одной из интернет-компаний. Иначе им придется инвестировать большие средства в установку на своих сетях по всей России систем тонкой фильтрации интернета (систем DPI). МТС раньше оценивала внедрение такой системы на своих сетях в $51 млн.

Кроме того, не проясняется вопрос, каким образом оператор должен определить, сколько ресурсов находится по блокируемому IP-адресу и, соответственно, блокирует ли он добросовестные сайты, говорит представитель РАЭК Ирина Левова. Также, несмотря на то, что по закону реестр должен быть общедоступным (как список экстремистских материалов Минюста), в постановлении предлагается сделать его «частично открытым». Указания на «ограничение доступа» к информации, содержащейся в реестре, ни в законе об информации (куда и были внесены поправки), ни в иных федеральных законах нет, сказала Левова.

Наконец, схема удаления записи из реестра не симметрична — сроки восстановления доступа и удаления страницы из реестра в 3 раза превышают сроки ограничения доступа и удаления страницы. Также, по мнению Левовой, министерство не учло замечание о некорректности требования удалять страницы, содержащие запрещенный контент, — участники отрасли предлагали прописать в постановлении требование удаления самого контента, а не страницы.