А.Амелькин: пока аналоговое ТВ - наше преимущество

М.Силин: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире очередной выпуск программы “ТВ-Профи” и ее ведущие — Михаил Силин и Яна Бельская.
 
Я.Бельская: Здравствуйте! Я хотела бы представить нашего сегодняшнего гостя, это Алексей Амелькин, президент ассоциации “МАКАТЕЛ”. Алексей, что это за ассоциация? Кого она объединяет?
 
А.Амелькин: Здравствуйте, эта ассоциация объединяет небольших, маленьких, совсем маленьких, средних, не очень средних, очень разнообразных кабельных операторов, но не больших. Наша ассоциация в основном состоит из операторов, у которых, так скажем, максимально до 50 000 абонентов. Но вообще, мы очень разнообразны — у кого-то есть и 300 абонентов, и 400, и 500, и 1000. То есть работаем мы в совершенно разных городах, мы не привязаны к какой-то территории, у нас есть оператор от Калининградской области до Сахалина и даже до Камчатского края. Там все разные: и условия, и техника.
 
Я.Бельская: Ради чего вы объединялись?
 
А.Амелькин: Ради того, чтобы как-то объединить свои усилия в борьбе за свою жизнь, за свое выживание на этом тяжёлом рынке, на котором всё сложнее и сложнее приходится работать. Не секрет, что маленький кабельный оператор зачастую вообще состоит из одного-двух-трех человек, которым сложно заниматься и техникой, и юридическими вопросами. Мы как ассоциация пытаемся помочь им в этом и прикладываем все свои усилия, чтобы облегчить жизнь кабельному оператору.
 
М.Силин: Как вам, маленьким кабельным операторам, удается конкурировать с такими мощными компаниями, которые сложились за последнее время на рынке: это и все спутниковые операторы, и "Ростелеком", и другие...
 
А.Амелькин: Надо сказать, что это не мы пришли на их поле, а, скорее, они пришли на наше поле, потому что большинство операторов всё-таки работают в небольших городах. Я же говорю, у нас есть разные областные центры, но большинство операторов работают в небольших городках.
 
М.Силин: Это города какого масштаба? 
 
А.Амелькин: Они совершенно разные. Есть и поселки, в которых 1-2 тысячи жителей.
 
М.Силин: И там есть кабельные сети? 
 
А.Амелькин: Да, там есть кабельные сети.
 
М.Силин: А самые большие? 
 
А.Амелькин: То, что нас объединяет, это областные центры до 40 000 абонентов примерно.
 
М.Силин: А население какое в этих областных центрах?
 
А.Амелькин: Примерно 0,5 миллиона человек.
 
М.Силин: Даже так! 
 
А.Амелькин: Да. Не буду хвастаться, совсем крупных мегаполисов у нас пока нет, хотя есть операторы, находящиеся в мегаполисе, но они несколько локальные, то есть не по всей, допустим, Москве, а в каком-то определенном районе.
 
М.Силин: Понятно. Но все-таки к вопросу о конкуренции. Что такое для вас спутник? 
 
А.Амелькин: Во-первых, надо сказать, что мы хоть и маленькие, но шустрые. Мы пытаемся работать, обмануть судьбу свою. Что с конкуренцией? Да, сейчас есть спутниковый оператор, который выпил, как говорится, не мало крови своей низкой ценой.
 
Я.Бельская: Мы все его знаем.
 
А.Амелькин: Мы все его знаем, да, конечно. Но есть не только спутник, сейчас есть и другие крупные компании, которые вместо телефонной связи и интернета тоже стали все дружно оказывать услуги кабельного телевидения.
 
М.Силин: Вы имеете в виду “Ростелеком”?
 
А.Амелькин: Не только, кстати, “Ростелеком”, потому что есть города, где мощные крупные компании, предоставляющие услуги ШПД, стали идти в кабельное телевидение, расползаться по маленьким городкам вдоль, вокруг больших. Им нужно расти куда-то, поэтому они выходят на рынок маленьких городов. И учитывая их ресурс, финансовый ресурс, накопленный опыт, они, конечно, хорошие конкуренты. Они конкурируют с нами, мы с ними, но мы и друг с другом конкурируем, бывает и такое.
 
Я.Бельская: Не мешает эта конкуренция объединяться? 
 
А.Амелькин: Слава богу, пока в нашей ассоциации мы не сталкивались лоб в лоб с такими проблемами.
 
М.Силин: Всё-таки, мне бы хотелось узнать по поводу спутника. Спутниковый оператор вышел с очень агрессивным ценовым предложением. Как это повлияет на ваш бизнес? Можете ли вы на это ответить? 
 
А.Амелькин: Конечно, влияет. Но надо сказать, что всё-таки все спутниковые операторы — это операторы цифровые. То есть абонентку требуется покупка оборудования, требуется установка спутниковой антенны, что не всегда возможно, спутниковый комплект стоит какую-то цену. Поэтому те операторы, которые предоставляют аналоговые услуги, у них еще преимущество остается — аналог. Когда человеку не надо менять телевизор, особенно, если абоненты сидят на недорогих социальных пакетах, то им нет смысла покупать за несколько тысяч подключение, то есть оборудование плюс затраты на подключение, нет смысла ставить тарелку, нет желания или финансовой возможности. И он продолжает пользоваться тем ограниченным набором каналов, который предоставляет кабельный оператор. Это, конечно, самые распространенные каналы — общероссийские и самые известные. То есть этот пакет всегда и везде предоставляется, это, как говорится, must have. Всё должно быть у каждого. Тем более, часть каналов теперь обязательна. И большинство людей это устраивает. 
 
Я.Бельская: Как малому оператору удается выжить? Какие шаги, какие инструменты вы используете в выживании, в этой конкурентной борьбе?
 
А.Амелькин: Я хочу отметить один момент. Когда я хожу на различные конференции, где начинают рассказывать различные шаги пиара, внедрения, какие-то интересные маркетинговые ходы, я всегда улыбаюсь, потому что мы перепробовали всё.
 
Я.Бельская: Работает? 
 
А.Амелькин: Практически ничего не работает, потому что это очень тяжело. Во-первых, в городках наших большинство операторов работают на том рынке, в котором они сами живут и прекрасно, давно его знают. И можно сказать, что во многих местах просто монополисты по кабельному телевидению, хотя сейчас уже нельзя сказать, потому что пришли и тот же “Ростелеком”, и спутниковые операторы. Но всё-таки в какой-то степени антимонопольщики нас признают монополистами. Люди давно нас знают. Как мы можем расширить рынок вне городов с 20 000 населением, где 7-8 тысяч абонентов? Перепрыгнуть невозможно. Нового жилья нет, не строится. Что-то, конечно, работает. Если мы говорим о цифровом телевидении, то хорошая реакция на понижение цен, просто на оборудование. А вот именно как-то зазывать, какие-то проводить мероприятия — по нашим данным это практически не дает притока. Конечно, если крупный оператор проводит такие мероприятия, у него в абсолютных величинах, наверное, народ добавляется, лояльность абонентов добавляется. Но на нас это практически не отражается.
 
И потом, если крупный оператор подключит сотню абонентов, это для него копейки. Мы, конечно, тоже можем привлечь какое-то количество подарками и прочим, но это всё равно, я считаю, мало значит. Для нашего абонента сейчас важно удобство, то, что оператор рядом, что он с ним давно знаком и его всё устраивает, ему удобно платить, ему удобно общаться. На самом деле, это наше конкурентное преимущество и очень большое. Потому что абонент может позвонить по телефону и даже обругать нас, но ему есть куда позвонить и поругаться. А сейчас крупные кабельные компании, по моим наблюдениям, отстроились так, что звонить им надо зачастую вообще неизвестно куда. И там, соответственно, девушки выдержанные, они просто не будут общаться в таком ключе, они передадут информацию, но когда поступит ответная реакция — неихвестно. А у нас не так, у нас позвонили, и тут же есть какая-то реакция. Мы стараемся минимизировать время реакции от вызова, от обращения абонента до устранения каких-то неисправностей. То есть, мы просто ближе к абонентам.
 
М.Силин: Алексей, из того, что вы сказали, я понял две вещи. Первая — определённой нишей клиентской на которой вы работаете являются люди, которым нужны основные каналы, которых устраивает аналоговое телевидение, основные эфирные каналы и которые не готовы платить большие деньги за спутниковое оборудование. У меня вопрос. Влияет ли каким-то образом на ваш бизнес в таком случае уже не просто спутниковая платформа, а тот известный факт, что подключиться к спутниковым платформам можно ещё дешевле, воспользовавшись пиратскими картами? Поскольку основные спутниковые системы не защищены от так называемого кардшаринга, когда через интернет можно считать секретные коды доступа для расшифровки контента?
 
А.Амелькин: Вы понимаете, нас беспокоит эта ситуация, естественно. Но я могу сказать, что всё-таки человек, который занимается кардшарингом, он — продвинутый пользователь или считающий себя продвинутым, поэтому таких людей очень мало. Люди не хотят себе выискивать проблемы. С другой стороны, да, я знаю, есть сообщения от других операторов, от коллег, что в каких-то местах рынок практически забит кардшарингом. Но тут следует искать того, кто это делает профессионально, практически работает на этот рынок.
 
М.Силин: То есть в определенных территориях есть такое, что кардшаринг агрессивно предлагается?
 
А.Амелькин: Да, есть компании или человек, которые вместо того, чтобы заниматься официальными установками (и мы даже знаем, что есть уголовные дела, людей привлекают к ответственности за это), начинают работать в этом направлении. В этих местах появляется группа абонентов, которая работает по этой системе. Им предлагают дешевле, а они не понимают, что нарушают закон и так делать нельзя. Им же даже не объясняют. Но не скажу, что это на нас как-то влияет, потому что приходят к нам люди и начинают что-то спрашивать по месту, но это 1,2,3 человека. Я не думаю, что на нас это сильно влияет. Больше нас беспокоит, что сейчас это всё можно смотреть через интернет. Там еще меньше проблем. Так называемые OTT-сервисы.
 
М.Силин: Но для этого нужен очень хороший доступ в интернет. 
 
А.Амелькин: Сейчас с этим практически нет проблем. 
 
М.Силин: То есть вы обеспечиваете также и высокоскоростной доступ в интернет?
 
А.Амелькин: Конечно. А у нас сейчас у большинства компаний нет другого выхода. Если мы раньше занимались интернетом, то очень много моих друзей, коллег сейчас поднимают услугу интернета, потому нам больше зарабатывать не на чем. Ощутимо-неощутимо мы уже чувствуем, что отток абонентов направлен на какие-то другие сервисы. Мы должны предоставлять если не трипл плей, так как телефон сотовый сейчас завоевали, то дабл-плей — интернет+телевидение — мы должны предоставлять. Да, есть маленькие финансово-ограниченные операторы, которые этим не занимаются. Но даже средние операторы, имеющие несколько тысяч абонентов, стараются включить интернет. Некоторые давно занимаются интернетом. На самом деле, интернет по территории России сейчас доступен очень неплохо. У моего брата, который живет на севере, есть очень неплохой интернет, который позволяет пользоваться интернет-телевидением при желании. Почему нет?
 
М.Силин: Понятно. Давайте дальше поговорим, как у нас на малых сетях внедряется цифровое телевидение, но сделаем это после небольшой рекламной паузы.
 
Часть 2-я
 
М.Силин: Снова здравствуйте, уважаемые телезрители! С вами программа “ТВ-Профи” и ее ведущие — Михаил Силин и Яна Бельская. Сегодня у нас в студии Алексей Амелькин, президент ассоциации “МАКАТЕЛ”, ассоциации, которая объединяет малых кабельных операторов. Мы поговорили о нелегкой судьбе малых операторов, которым приходится конкурировать с кабелем, конкурировать с другими глобальными компаниями. И вот вопрос: чем же малые кабельные компании им ответят? Сейчас у нас в стране внедряется цифровое эфирное телевидение, а собирается ли переходить на формат цифрового вещания малый оператор? 
 
А.Амелькин: Мы не только собираемся, мы переходим и уже давно. И я могу сказать, что моя компания, где я непосредственно работаю — “Теле-Маг”, была первой в Рязанской области, которая запустила цифровое телевидение. Но дело в том, что маленькие кабельные операторы из-за недостатка финансирования не могут это поднимать, а вот у кого побольше абонентов, есть некие возможности. При этом почти все так или иначе включают услугу цифрового телевидения. Трудно сказать, насколько она востребована и насколько она желанна зрителям, потому что когда есть много каналов — 50-60, зачастую аналоговых, зрителю особо ничего не надо. Но движение, тенденция или, как сейчас говорят, тренд есть. То есть телезрители покупают новые телевизоры, они хотят новое качество. И тут надо отметить, что новые телевизоры, к сожалению, в большинстве своем плохо показывают аналоговое телевидение. В результате, абонент приходит и спрашивает: что ж такое, у меня было всё хорошо, а как купил новый телевизор, вдруг... 
 
Для этой цели у нас есть небольшой аналоговый пакет, а дальше — цифровой. Мы открыли просто те каналы, которые есть в аналоге. Мы их сделали открытыми. 
 
М.Силин: Незашифрованными?
 
А.Амелькин: Да. То есть люди могут смотреть цифровое качество, оплачивая, по сути, аналог. Там другое всё-таки качество, и это заметно, даже несмотря на то, что это не HD, а стандартное разрешение. И делать сейчас какие-то серьезные вложения в очень хорошее оборудование, чтобы улучшить аналог, просто уже бессмысленно. Проще сделать так. Тем более, телевизоры сейчас практически все идут цифровые. Меняется ситуация. 
 
М.Силин: Мало того, что они цифровые, большая часть их них поддерживает ещё и стандарт высокого разрешения. Как с этим у вас?
 
А.Амелькин: С этим, к сожалению, очень плохо. Основная причина — высокие цены на контент, на телеканалы. Соответственно, нам их очень сложно взять. Если цифровое телевидение у многих как-то можно финансировать, то HD — это для нас чистый убыток абсолютно. 
 
Я.Бельская: Почему? Ведь продавая телеканалы высокой четкости, вы должны брать за них деньги у абонента. Разве абонент не оплачивает HD?
 
А.Амелькин: Абонент не оплачивает HD. Он не хочет платить за HD. Он вообще не хочет платить за качество. И, честно говоря, он вообще мало за что хочет платить. Поэтому, убедить его, что надо платить за цифровые каналы какие-то там невменяемые деньги, а не сотни рублей, практически невозможно. Опять же, мы сталкиваемся с конкуренцией: есть предложение на рынке от спутниковых операторов, где цена очень низкая, в том числе в их пакеты включены каналы высокого разрешения — HD. 
 
Я.Бельская: Насколько мне известно, есть ряд каналов высокой четкости, которые условно бесплатны или фиксированный платеж — минимальная цена. Может быть, имеет смысл показать абонентам в базовом пакете без дополнительной платы, какое-то небольшое количество таких каналов. 
 
А.Амелькин: Яна, скажи мне, какой канал? У нас каналы просят совсем другие.
 
Я.Бельская: “Первый канал HD”.
 
А.Амелькин: Это мы включаем, не вопрос. Я сейчас как раз заехал в “Первый канал”, взял карточку у них. Да, есть и бесплатные HD-каналы, и мы готовы взять. Не вопрос.
 
М.Силин: То есть технически вы распространять их можете? 
 
А.Амелькин: Да. Причем надо сказать, что наше оборудование, которое мы покупаем, оно хотя и совершенно недорогое, давно уже позволяет проводить HD-каналы. 
 
Я.Бельская: Да, но как таковая услуга у вас сформирована? Вы можете предложить, условно, если найдется десять человек, желающих смотреть высокую четкость, а вы говорите: “У меня есть 20 каналов, пожалуйста, плати 300-400 рублей”. Почему вы не можете сформировать это? Я, на самом деле, намекаю на минимальные платежи.
 
А.Амелькин: Я же сказал, цена дорога. Я упомянул “Первый канал HD”, который вышел фактически бесплатно. И даже их требование — показывать канал бесплатно абонентам. Но большинство каналов требует минимальную гарантию, то есть о чем мы начали говорить. Сколько бы мы ни имели абонентов, мы должны заплатить за тысячу, а то и более. Или мы должны гарантировать некую ценовую финансовую постоянную, меньше которой мы платить не можем. И эта финансовая постоянная — несколько десятков тысяч рублей. И если к нам приходят несколько абонентов с желанием подписаться на HD, мы должны брать с этих абонентов тоже почти по тысяче рублей.
 
Я.Бельская: Вопрос: не помогает ли тогда ассоциация? Условно у вас 10 абонентов. Сколько членов “МАКАТЕЛ”? 
 
А.Амелькин: 50.
 
Я.Бельская: 50 членов “МАКАТЕЛ”. 50 компаний. У них совокупно наберется тысяча или даже 10 тысяч абонентов?
 
М.Силин: То есть можно консолидировать клиентские базы?
 
А.Амелькин: Мы по этому вопросу работает давно. С какими-то каналами у нас есть договоренность, но по HD пока ничего не получается. 
 
М.Силин: То есть, вы пробовали, но вам не удается?
 
А.Амелькин: Не получается договориться с телеканалами. Некоторые телеканалы говорят, что у них есть условия, что они работают только с отдельными кабельными операторами, никаких ассоциаций и прочего. Некоторые говорят, допустим, что продают одну карточку, и на эту карточку есть определенная минимальная гарантия. А есть операторы, у которых несколько головных станций, и им одним требуется сразу несколько карточек. И ему за каждую карточку надо заплатить, соответственно. 
 
Я.Бельская: Интересно, это при том, что практически ни один телеканал высокой четкости не окупается в настоящий момент, и они должны быть заинтересованы работой с ассоциацией. Это странная история.
 
А.Амелькин: Мы встречались с телеканалами и я им говорил, что чтобы заработало HD, оно должно быть доступно для абонента. И оно заработает тогда, когда станет обычным. То есть, как мы переходили с черно-белого телевидения на цветное. Когда мы перейдем также, или большинство каналов, или хотя бы когда основные каналы начнут переходить, тогда это само собой пойдет, поедет. И никуда остальные каналы не денутся. А по ценам ситуация такая. Я предлагал телеканалам: “Давайте вы найдете некую компромиссную цену, чтобы взять максимальное количество денег с рынка”. Они говорят: “Нет, мы хотим ЭТУ цену и всё. Нас ничего не интересует”.
 
Я.Бельская: А каким образом тогда получается, что за чуть ли не 25 рублей стоит пакет из 25 каналов у известного народного оператора? Вы не хотите это использовать в качестве рычага? Прийти и сказать: “Почему им можно, а нам нет?” 
 
А.Амелькин: У нас очень добрые законы для нарушителей законов. Есть закон о защите конкуренции, который не позволяет фактически антимонопольному органу вмешиваться в отношения, в данном случае, между телеканалами и кабельными операторами. Потому что каналы платные покупаются не как услуги связи, они покупаются как лицензионные права, так же как авторские права. По сути, мы не покупаем некую картинку и не услуги каналу оказываем, а мы покупаем у него лицензионные права. Соответственно, на это распространяются некие ограничения, которые есть в том числе и в законе о защите конкуренции. Мы посоветовались с Федеральной антимонопольной службой они разводят руками и говорят: “Ребята, мы ничего не можем, потому что эти отношения выведены из нашего регулирования”. И что там, кто с кем договорился, совершенно неподконтрольно.
 
М.Силин: Да, я согласен. Это известная проблема, но, думаю, искать пути ее решения всё-таки надо. 
 
А.Амелькин: Наверно, надо, но, как минимум, надо поменять закон.
 
М.Силин: Думаю, что можно попытаться решить всё в рамках существующих законов. Алексей, проблемы понятны. У вас, мало того, что конкуренция с сильными операторами, у вас ещё и более сложные отношения с телевизионными компаниями. У меня теперь такой вопрос: сейчас мы все являемся свидетелями, в чем-то даже участниками, реализации федеральной целевой программы перехода на телевизионное цифровое эфирное вещание. Скажите, пожалуйста, в каком-нибудь из городов, где работают ваши операторы, уже осуществлен переход на телевизионное цифровое эфирное вещание или пока ещё нет? 
 
А.Амелькин: Трудно сказать точно.
 
М.Силин: Точно не известно?
 
А.Амелькин: Точно не известно. По-моему, в Хабаровском крае есть, но я точно пока этого не знаю.
 
М.Силин: Хорошо, тем не менее, вопрос такой: цифровое эфирное телевидение — это одновременно всё то, о чем вы говорили. Это те самые востребованные эфирные каналы, это, надеюсь, будет очень хорошее качество, и это возможность совсем ничего не платить. То есть если принимать их на какую-то индивидуальную антенну, есть возможность совсем ничего не платить. Не опасаетесь ли вы, что по мере внедрения цифрового эфирного телевидения, сети, в которых основой маркетинга является относительно дешевый аналоговый пакет с эфирными каналами, начнут испытывать самые большие проблемы с оттоком абонентов в пользу эфирного телевидения? 
 
А.Амелькин: Я надеюсь, что нас спасет русская пословица “Хороша ложка к обеду”. Цифровое эфирное телевидение, которое сейчас внедряется, оно запоздало просто-напросто. Во-первых, рынок закрыт кабельными операторами, он закрыт спутниковыми операторами. Конечно, какая-то часть абонентов будет переходить и подключаться. Никуда не деться. Телевизоры поддерживают этот сигнал, но всё же спасает некая лень абонентов. Зачем человеку что-то делать, если у него всё хорошо? Кроме того, надо сказать, что какое бы телевидение не было, всё равно надо принять сигнал и доставить его до телевизора абонента. Кто-то это должен сделать. Да, в некоторых городах, наверно, будет приниматься сигнал, как говорится, на гвоздь — поставил какую-то проволочку, и будет работать. Но это будет не везде, я вас уверяю. Кроме того, многие наши операторы живут далеко от передатчиков. Конечно, кто-то попадет в ближнюю зону, кто-то в дальнюю. У меня есть информация о том, что не везде хорошо работает цифровое телевидение. 
 
М.Силин: Я бы на это не стал рассчитывать. 
 
А.Амелькин: Я согласен.
 
М.Силин: Я думаю, что везде качество будет хорошее. 
 
А.Амелькин: Да, скорее всего, его доведут, я не спорю. Но, опять же, есть аналоговая услуга, которая нас пока в какой-то степени спасет — много аналоговых телевизоров еще и людей, не готовых покупать новые. 
 
М.Силин: Вы просто рассчитываете, что это не ударит по вашему бизнесу?
 
А.Амелькин: Как сказать, мы готовимся. 
 
М.Силин: Понятно. И последний вопрос (у нас эфирное время практически истекло) — ваше видение будущего малых кабельных операторов? Что это такое? Они объединятся, чтоб стать крупными? Они погибнут? Или их раздробленными по дешевке раскупят?
 
А.Амелькин: Я не люблю делать прогнозы, потому что тенденции есть разные. Как ни говори, большинство из нас, просто владельцы этого бизнеса, мы рано или поздно по естественным причинам должны уйти, в любом случае. Мы или должны продать этот бизнес, или заменить на кого-то. Никуда от этого не денешься. На самом деле, мы многие операторы готовы продать, просто цены хорошей не дают. 
 
М.Силин: Вот, разрозненным компаниям цены хорошей не дадут.
 
А.Амелькин: В совокупности мы пытаемся набить цену. 
 
М.Силин: Понятно, вы об этом еще думаете, но пока что конкретных решений нет. 
 
А.Амелькин: Наверно, мы это будем в текущем порядке решать. Но каких-то однозначных решений, каких-то выводов сейчас невозможно сделать. 
 
М.Силин: Спасибо. Наша передача подошла к концу. Мы благодарим телезрителей, которые были с нами. С вами в студии были Михаил Силин и Яна Бельская и наш гость Алексей Амелькин, президент ассоциации “МАКАТЕЛ”, ассоциации, которая объединяет малых кабельных операторы. До свидания, до новых встреч!
 
Видео