Н.Романова: предупреждение - лучшая защита от взлома

М.Силин: Здравствуйте, уважаемые телезрители. В эфире очередной выпуск программы "ТВ Профи". В студии её ведущие — Михаил Силин и Яна Бельская. 
 
Я.Бельская: Здравствуйте. И сегодня у нас в гостях Наталья Романова, генеральный директор компании Irdeto. 
 
Н.Романова: Здравствуйте.
 
М.Силин: Ну, сначала два слова о том, что такое Irdeto. Irdeto — это один из нескольких мировых лидеров в области поставок систем условного доступа для платформ цифрового телевидения. Наверное, мы будем упоминать сегодня ещё и конкурирующие компании, такие как Cisco, как Nagra, которые предлагают подобного рода системы по всему миру. 
 
Я.Бельская: И у меня первый вопрос: насколько я понимаю, система условного доступа — это обязательный атрибут цифрового телевидения. Когда у нас было аналоговое телевидение, для того чтобы его смотреть, надо было просто подключиться к сети. Сейчас, при цифровом телевидении — эфирном или кабельном, необходима ещё и система условного доступа. Кому она необходима и что она означает для цифрового телевидения? Она просто шифрует или распределяет сигнал?
 
Н.Романова: Для начала мне хотелось бы сказать, что Irdeto не только поставляет так называемые системы условного доступа. Если бы мы с вами разговаривали, скажем, лет 7-10 тому назад, наверно, это было бы действительно так, потому что тогда это было действительно основным нашим видом деятельности. Да и вообще изначально деятельность компании, которой уже более 40 лет, начиналась именно с этого...
 
М.Силин: Подождите-подождите, а вот тут интересно. Компания на рынке 40 лет, но цифровому телевидению далеко не 40 лет, означает ли это, что Irdeto делала систему условного доступа и для аналогового телевидения? Или вы занимались вообще чем-то другим? 
 
Н.Романова: Мы занимались телевидением. Это были и технические средства для телевидения. Но самое интересное, что первый цифровой оператор воспользовался системой условного доступа именно производства компании Irdeto.
 
М.Силин: Когда это было? 
 
Н.Романова: Это было где-то двадцать с лишним лет назад... Так почему я начала с того, что мы занимаемся не только системами условного доступа, а немножко шире позиционируем себя. Потому что Irdeto действительно мировой лидер, но в производстве средств защиты медийного контента и различных мультимедийных решений. 
 
М.Силин: То есть не всякое средство защиты мультимедийного контента — средство условного доступа? 
 
Н.Романова: Совершенно верно. У нас есть линейка продуктов, которая к системе условного доступа имеет весьма относительное отношение....
 
М.Силин: Хорошо, тогда ещё вопрос такой. А что означает защита? 
 
Н.Романова: Когда мы говорим о защите, что это такое? Что значит защитить медийный контент? Вот здесь мы переходим как раз к Яниному вопросу — что такое система условного доступа. Когда телевидение было аналоговым, по большей части оно всё-таки было бесплатным, и воровать особенно было нечего...
 
Я.Бельская: Да бросьте, я сама видела как врезались, условно, проводочки в проводочки...
 
Н.Романова: Да, могло быть, естественно и такое, но с появлением именно цифровых активов, с появлением цифровизации, стало необходимым защитить контент. Причем защитить, с одной стороны, правообладателей от противоправного использования их контента, с другой — защитить права операторов платного телевидения, которые этот контент вещают, и также защитить права потребителя, который использует этот контент. Поэтому мы говорим, что система условного доступа — это некий программно-аппаратный комплекс, который предназначен для управления (шифрованием, дешифрованием), и это управление связанно именно с медийными активами. В общем, мы хотим сказать, что это управление правами подписчика для использования определённого контента и определённых услуг. Естественно, когда мы говорим о телевидении, мы говорим об аудиовизуальных средствах, и все системы условного доступа, собственно, на это и направленны. 
 
М.Силин: А вот какая защита бывает? Всё-таки это не только система условного доступа, что ещё бывает?
 
Н.Романова: Здесь разные вещи могут быть. Может быть, например, DRM (digital right management), и возможно, мы немножко поговорим об этом. Но когда я говорила о том, что мы занимаемся не только системами условного доступа, я имела в виду, что компания Irdeto очень активно занимается и монетизацией контента, а также всеми способами борьбы с так называемым пиратством в области контента. И когда мы говорим о системе условного доступа, естественно, что для абонента, который пользуется платным телевидением, необходимо иметь определенное устройство, то есть ресивер или CAM-модуль, и, естественно, для того, чтобы этот ресивер или CAM-модуль работал, необходим клиент. Это может быть физический носитель — смарт-карта, либо это бескарточное решение. 
 
М.Силин: "Клиент" — это означает некая программа, либо некое физическое устройство, которое находится либо в телевизоре, либо в приставке, и которое позволяет декодировать сигнал?
 
Н.Романова: Да, клиент позволяет кодировать, декодировать сигнал, и позволяет постоянно контролировать, определять, что тот пользователь, которому эта карточка или этот софт клиент принадлежит, действительно является легальным пользователем. Это можно сравнить, например, с контролёром в трамвае или автобусе, который проверяет у вас наличие билета. И наша система, фактически, осуществляет постоянный контроль над тем, чтобы это был именно легальный клиент, легальный пользователь. 
 
Я.Бельская: А обязательно это должно быть платное телевидение, ведь есть бесплатное цифровое телевидение. Для него тоже необходимы CAM-модули, ресиверы, оно тоже зашифровано или есть возможность получать его в открытом виде?
 
Н.Романова: Есть возможности получать его и в открытом виде, есть возможности использовать для него систему условного доступа, например, для таких вещей, которые могут позволить дать так называемое free-to-view. Вообще, СУД — это возможность для оператора контролировать рынок и контролировать качество услуги, которую он предоставляет. Прежде всего здесь как раз хочется говорить о качестве, которое необходимо абоненту.
 
М.Силин: Я читал такую точку зрения, что free-to-view — это всё равно одна из форм платного телевидения, хотя по определению вроде бесплатная. Но, тем не менее, раз контент закодирован, значит это кому-то нужно, значит, всё-таки, есть какая-то цель... Может быть, поставить более дорогие приставки, может быть ещё что-то, скорее всего, это цель монетизации. И всё-таки я хотел бы уточнить такой момент. Вы сказали, что система условного доступа нужна для управления. Что это означает? Что СУД — это не просто сервис сам по себе, а что-то, что обеспечивает возможность формирования сервиса?
 
Н.Романова: Абсолютно правильно, это не сервис, это возможность предоставить качественную услугу. Что это значит? Это возможность для компании-оператора пользоваться премиальным контентом. Правообладатель такого контента уже будет понимать, что его контент при использовании в этой конкретной сети будет надёжно защищён. То есть он не будет куда-то несанкционированным образом слит, помещён, то есть сворован.
 
М.Силин: Его нельзя будет скопировать? 
 
Н.Романова: Да. Но при этом мы говорим о том, что эта система, система условного доступа, также позволяет оператору воспользоваться самым разным образом тем контентом, которым он обладает. Например, создать различные пакеты телевизионных каналов, которые он может предоставить своим абонентам.
 
М.Силин: Получается, что возможность разбиения всего набора каналов на пакеты — это уже есть некая операция, которую невозможно сделать, не имея системы условного доступа?
 
Н.Романова: Ну, фактически, да. Мы также должны понимать, что это и возможность контролировать то, что происходит на сетях. И когда мы говорим о том, что, да, оператору необходима такая система условного доступа, безусловно, прежде всего мы говорим об этом. То есть это контроль, монетизация, получение финансов, но, пользователю, абоненту, тоже необходима система условного доступа. Потому что зачастую в семье, например, нужно, чтобы какой-то определённый контент был недоступен маленьким детям. То, что называется родительский контроль. 
 
М.Силин: Сейчас очень актуальная тема.
 
Н.Романова: Да, ну, и могут быть самые разные ситуации.
 
Я.Бельская: А как выглядит этот родительский контроль? 
 
Н.Романова: Родительский контроль — это система, которая позволяет вам закрыть, закодировать определённый контент, введя, например, пин-код, для того, чтобы ваш ребёнок, ваши дети, не могли без вашего ведома включить телевизор и смотреть какие-то определённые каналы, которые вы не хотите, чтобы они смотрели. Либо вы хотите ограничить время просмотра телевидения.
 
Я.Бельская: А может оператор у себя на своей сети такое сделать? Я так подозреваю, что может, потому что дома на телевизоре мне иногда предлагается ввести код на какие-то каналы, где я сама никаких ограничений не устанавливала. Это, видимо, сделал мой оператор?
 
Н.Романова: Совершенно верно. Такое тоже присутствует. И это, собственно говоря, своего рода еще одна возможность дать какие-то дополнительные услуги и дать какой-то дополнительный, необходимый абоненту контент.
 
М.Силин: Хорошо. А вот скажите, пожалуйста, система условного доступа — это техническая система, которая определяет возможность получения услуги. Не является ли это каким-то фактором снижения надёжности системы? Что если она вдруг выйдет из строя? Ведь всё может сломаться... Представим, что она сломалась. Означает ли это, что все абоненты немедленно потеряют возможность декодирования сигнала и его просмотра? 
 
Н.Романова: Ну, вопрос очень интересный и очень глубокий и обширный. Понимаете, как говорится, лучшее лекарство от какой-то болезни, это ее предупреждение. И поэтому компания Irdeto ставит перед собой цель предупреждать, не допускать вот таких ситуаций, когда система может быть взломана. 
 
М.Силин: Нет, я сейчас говорю даже не о взломе. Вот представьте, у меня стоит какой-то сервер, который управляет всей этой системой условного доступа. И вдруг что-то случилось, например, сервер обесточен, выключился. То есть, вещательный комплекс у меня работает, головная станция работает, сигнал распространяется по сети, но вот сервер вышел из строя. Что тогда? Будет ли абонентское устройство по-прежнему декодировать сигнал телевизионный?
 
Н.Романова: Ну, во-первых, система условного доступа всегда должна иметь резервирование. Мы можем говорить о горячем резервировании, о холодном резервировании, но это обязательно присутствует. То есть мы не должны допускать такой ситуации. Даже если это случилось, то, опять-таки, в системе предусмотрены возможности, когда сигнал, который идёт от оператора продолжает кодироваться. Возможно, там не будет последней замены ключей, которые необходимы, потому что именно это делает систему именно надёжной. Но, это, опять таки, достаточно краткосрочная ситуация, и я хочу сказать, что это зависит от качества системы, и от того, насколько производитель системы предусматривает такого рода возможности.
 
М.Силин: Теперь мы сделаем небольшой перерыв на рекламу, и после этого продолжим нашу встречу.
 
2-я часть
 
М.Силин: И снова здравствуйте. В эфире программа "ТВ Профи", в студии её ведущие — Михаил Силин и Яна Бельская, и наш гость — Наталья Романова, генеральный директор компании Irdeto, поставщика технологий системы условного доступа. Мы продолжаем нашу беседу, и вот у меня вопрос. На рынке существует много систем условного доступа от ведущих поставщиков, таких как Irdeto, таких как NDS, но есть и существенно более дешёвые решения, например система Teleview, которая распространена у малых операторов. Скажите? пожалуйста, в чём разница — использовать такую систему, которую предлагает Irdeto, или такую систему как предлагает Teleview.
 
Н.Романова: Вы знаете, наверно разница всегда в том, какое качество у того продукта, который вы приобретаете. Когда вы приобретаете автомобиль, тоже есть большая разница, что у вас будет — Bentley, Lexus или что-то, скажем, китайского производства. Поэтому когда мы говорим о компаниях с мировым именем, безусловно, это компании, которые делают всё возможное для того, чтобы их система была самой лучшей, самой качественной, самой защищённой, и давала бы самые разные функциональные возможности операторам. Я уже говорила о том, что в Irdeto мы стараемся не допускать взломов. Мы очень гордимся тем, что за последние 10 лет у нас не было ни одной крупномасштабной замены карт. 
 
М.Силин: А замена карт это, извините, что-то, что следует за взломом?
 
Н.Романова: Абсолютно верно. Если, скажем, пиратам удалось клонировать карту, то тогда другого выбора, кроме как поменять весь банк карточек, у оператора нет. В компании Irdeto существует определённый набор технологий, который позволяет, ещё раз повторяю, предотвратить это. И даже если что-то происходит, что нам не очень нравится, и мы подозреваем, что это попахивает пиратством, у нас есть технология FlexyFlash, которая позволяет через эфир сделать апгрейд практически всего программного продукта, который заложен на карточку. 
 
М.Силин: Без смены карт.
 
Н.Романова: Абсолютно верно, без смены карт.
 
Я.Бельская: Карточка — это всегда обязательный атрибут системы условного доступа? 
 
Н.Романова: Нет, это, опять-таки, интересный момент. За последние годы у нас в компании появилось решение, которое называется CloakedCA — это софт-клиент, беcкарточное решение. Фактически, Irdeto — первая компания, которая сумела это внедрить, и у нас на сегодняшний день уже больше двадцати операторов в мире, которые пользуются этим решением. Это позволяет экономить колоссальные средства. Вы будете удивлены, но наши аналитики подсчитали, что в мире $21 расходуется ежесекундно на доставку смарт-карточки. То есть речь идёт о замене смарт-карт, и о том, что очень большие расходы идут на логистику, на то, чтобы предоставить карточку абоненту. Если мы говорим о бескарточном решении, естественно, это колоссальная экономия на том ,что не нужно делать запасы карточек, не нужно их приобретать, и, собственно говоря, это более дешёвый продукт. При этом надёжность та же самая. Поэтому мы говорим о том, что оператору можно сэкономить до 50% от того что называется общей стоимостью владения, при той ситуации, когда он выбирает бескарточное решение. 
 
К сожалению, я не могу пока похвастаться тем, что в России у нас это есть, но в странах СНГ, например, на Украине, в Казахстане, Азербайджане это уже есть. И в таких странах как, скажем, Таиланд, Новая Зеландия, Польша, Словения это тоже присутствует. Поэтому, это очень интересный вариант для оператора. Особенно когда мы говорим об эфирном телевидении, когда мы говорим о цифровизации, когда необходимо поставить систему большому количеству абонентов, это очень выгодное и правильное решение.
 
М.Силин: Вот известно, что сейчас очень многие платформы цифрового телевидения страдают от некоторого специфического для нашего времени взлома — взлома с использованием сети интернет. Это ситуация, когда пират, купив одну легальную приставку, с легальной карточкой, распространяет через интернет ключи доступа, и быстродействия сети оказывается достаточным для того, чтобы другие устройства принимали и декодировали сигнал в реальном времени, ничего не оплачивая. Скажите, пожалуйста, защищена ли ваша система от такой формы взлома?
 
Н.Романова: Абсолютно правильный вопрос, Михаил. Дело в том, что, действительно, на сегодняшний день (и это признано практическими всеми операторами) самым страшным видом пиратства является так называемый картшаринг или Control Word Redistribution. Но, опять таки, при той ситуации, когда компания вкладывает большие деньги в разработку различных методов борьбы с пиратством, возможно найти способы — как с этим бороться. И мы в Irdeto такие способы нашли. У нас есть технология Secure Silicon, которая даёт возможность привязать софт-клиент, привязать и персонализировать ресивер, которым пользуется абонент, для того чтобы даже если кому-то удастся, предположим, контрольное слово украсть, он с ним практически ничего не сможет сделать. 
 
М.Силин: Насколько я знаю, такое решение используется не всеми операторами. И довольно страшным явлением для развития рынка платного телевидения является то, что глобальные операторы, которые присутствуют во всех регионах, используют не самые современные, не самые защищённые решения, в результате чего может статься, что почти на всей территории страны оказывается возможным несанкционированный доступ к контенту. И самая большая проблема — это, конечно, спутниковые операторы. Скажите, пожалуйста, известны ли вам какие-то такие случаи (может быть в других странах) ответственности операторов за использование незащищённых систем условного доступа, или легко взламываемых, или уже взломанных систем условного доступа?
 
Н.Романова: Это очень необычная постановка вопроса, я бы сказала, потому что, как правило, прежде всего, ответственность за использование систем условного доступа лежит, естественно, на производителе этой системы. И очень многие операторы требуют, чтобы производитель гарантировал определённые вещи. Это действительно происходит. При этом есть ситуации, когда ответственность за то, что происходит на сетях у оператора, оператор хочет переложить на плечи производителя системы условного доступа. И это тоже возможно, когда имеется определённый контракт на поддержку, который даёт такие возможности. 
 
Что касается ответственности оператора, здесь вопрос очень интересный, потому что, как вы сами понимаете, оператор, который пользуется ненадёжной системой, не будет иметь возможности получить премиальный контент от ведущих мировых студий. Я хочу сказать, что продукты компании Irdeto известны практически во всех голливудских студиях, и поэтому у нас нет проблем, когда оператор хочет получить этот контент для использования на своих сетях, если он при этом показывает, что его контент защищается продуктами производства Irdeto. Относительно того, насколько оператор будет нести ответственность перед другими, это вопрос достаточно сложный. Пожалуй, неизвестно, чтобы такое было где-то. Об этом достаточно трудно говорить, поскольку нигде не прописано о такой юридической ответственности оператора. 
 
М.Силин: С самого начала вы говорили о том, что система условного доступа защищает права правообладателей, защищает контент. Но специфика этих систем заключается в том, что если один оператор сэкономил и воспользовался какой-то недостаточно защищенной системой, более дешёвой, то страдает от этого не только он, а страдают все участники рынка. 
 
Я.Бельская: Поконкретнее, как они страдают?
 
М.Силин: Ну как. Это означает, что если контент доступен бесплатно, если я могу его не покупать или купить за пять копеек у пиратов, то я не буду покупать продукт не только у этого оператора, который купил плохую систему условного доступа, но и не у какого. В том числе и у того, кто потратил большие деньги и купил систему у Irdeto. 
 
Я.Бельская: Вы хотите понять — кто оплачивает все расходы, связанные с этим взломом?
 
М.Силин: Нет, это уже другой вопрос. Мой вопрос заключается в том — может ли один оператор предъявить претензию другому оператору, если действия второго привели к тому, что у первого бизнес не идёт, и не идёт именно из-за того, что, фактически, первый оператор является, ну, что ли, проводником противоправного распространения контента? 
 
Я.Бельская: Он говорит: Упс, я не знал. 
 
М.Силин: Я понимаю, вопрос сложный... Давайте так, Наташа, какие же успехи у Irdeto в России? 
 
Н.Романова: Компания Irdeto присутствует в России больше 10 лет, нашим первым оператором был "Космос ТВ". Это вообще первый оператор цифрового телевидения, с прекрасным дорогостоящим контентом, и, кстати сказать, не единожды были попытки взломать систему и воспользоваться этим контентом. Эти попытки не увенчались успехом. 
 
Я.Бельская: А как вы об этом узнавали? 
 
Н.Романова: Ну, есть определённые технологии, которые позволяют это сделать. И самое главное, что практически никаких утечек контента не было, поэтому и оператор об этом знал, и мы горды, что это действительно происходило таким образом.
 
М.Силин: И всё-таки, Наташ, у нас меньше одной минуты, давайте расскажем про ваши успехи в России.
 
Н.Романова: Я хочу сказать, что на сегодняшний день мы работаем с такими спутниковыми операторами как "Радуга ТВ", "Орион Экспресс", ФГУП "Космическая связь", "Стрим ТВ", "ГеоТелеКомуникации", то есть, такой, достаточно внушительный список. Также мы работаем с контентообладателями, которые дают возможность операторам получать контент, работаем с компанией МТС, это кабельный оператор, один из самых крупных в России, с 3 миллионами аналоговых абонентов, которых нужно перевести на цифру. И, как раз, у нас очень интересное решение, когда, фактически, одна централизованная система работает на всю страну. 
 
М.Силин: К сожалению, наше время истекло, это последний ваш оператор? 
 
Н. Романова: У нас есть ещё операторы, более мелкие...Очень надеюсь, рассчитываю, что это не последние наши операторы 
 
М.Силин: Ну что ж, большое спасибо за очень интересный рассказ, мы пожелаем вам успехов в продвижении ваших технологий, очень важных технологий. Мы поблагодарим наших телезрителей, в эфире был выпуск программы "ТВ Профи", в студии были ведущие Михаил Силин и Яна Бельская, и наш гость — Наталья Романова, генеральный директор компании Irdeto. До свидания, до новых встреч.
 
Н.Романова: Спасибо, до свидания.
 
 
Видео: