РАО: старые вопросы, новые ответы. Разъяснения юристов

РАО: старые вопросы, новые ответы. Разъяснения юристов

4

Любая публикация в СМИ есть объективная реальность, отражающая позицию авторов, которую любой читатель воспринимает сообразно своим знаниям, с результатами восприятия может поделиться с авторами, что я и делаю, надеясь, что это поможет авторам.

3 абзаца Интервью, начинающиеся со слов: «Как авторское, так и смежное право - это неотъемлемые составляющие права интеллектуальной собственности. …», - вполне соответствуют духу и букве законов РФ в рассматриваемой сфере, но применительно к телекабельной отрасли его полезно кое-чем дополнить, например, такой фразой: «Авторские, смежные и исключительные права в РФ регулирует Гражданский кодекс РФ и его Часть 4. О необходимости соблюдения авторских и смежных прав говорит закон «О средствах массовой информации» и ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". ФЗ «О связи» не содержит подобных требований к операторам связи.»

Абзац Интервью, начинающиеся со слов: «По правилам Гражданского Кодекса РАО, действительно, вправе требовать заключения лицензионных договоров от лиц, которые используют в своей деятельности музыкальные произведения…», - можно назвать не соответствующим ГК РФ, т.к. в России пока не установлено правил и положений, где для РАО или иной подобной организации даётся право «требовать заключения лицензионных договоров от лиц…». При этом, учитывая сказанное в статьях 1235, 1237, 1243, 1244 ГК РФ, возможна такая версия 1-го предложения этого абзаца: «Порядок заключения лицензионных договоров или договоров о выплате вознаграждений для РАО и иных правообладателями с юрлицами, использующими музыкальные произведения установлен ГК РФ (юрлицо, заключившее лицензионный договор или иной договор о выплате вознаграждения и использующие в своей деятельности музыкальные произведения и иные объекты авторских прав, является пользователем-лицензиатом; которое обязано по требованию РАО представлять отчеты об использовании объектов авторских и смежных прав, а также иные сведения и документы, необходимые для сбора и распределения вознаграждения, перечень и сроки представления которых определяются в лицензионном договоре, если таким договором или ГК РФ не предусмотрено иное).

Абзацы Интервью, начинающийся со слов: «Кто именно должен заключать договор с РАО – телеканал или оператор – прямо не урегулировано в Гражданском кодексе ...»
Можно сказать, что 1-е предложение этого абзаца наводит «ТЕНЬ НА ПЛЕТЕНЬ», потому что ГК РФ одинаково для всех субъектов регулируют заключение любых договоров. При этом 1-е предложение этого абзаца:
- с одной стороны, констатирует факт того что в ГК РФ не урегулировано, с кем РАО или иной такой правообладатель должны заключать договор или лицензионный договор, т.к. ГК РФ умалчивается, как о телеканалах и операторах, так и конкретно о РАО;
- с другой стороны, п.1 ст.421 ГК РФ установил, что для всех субъектов в РФ «Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством» (об этом в интервью умалчивается).
Поэтому можно утверждать, 1-е предложение выглядит странно и не вполне соответствует ГК РФ, т.к. ГК РФ не устанавливает обязательное заключение договора или лицензионного договора, ни для РАО, ни для телеканалов, ни для операторов.
Однако только для операторов связи законодательство РФ в сфере связи установило обязанность заключать договоры на оказание услуг связи со всеми абонентами и некоторыми вещателями.
Также выглядит бессмысленным и парадоксальным 2-е предложение этого абзаца, связанное с 1-м предложением: «На практике, ответ на него во многом зависит от того, какой тип договора заключён между телеканалом и оператором, и как стороны согласовали обязанности по очистке прав в соответствующем договоре.», - потому что:
а) оператор, оказывающий услуги для целей кабельного вещания», не упоминается в Ч.4 ГК РФ, но известно, что законодательство РФ в сфере связи для таких операторов установило обязанность заключать договоры на оказание услуг связи со всеми абонентами и некоторыми вещателями (но не с телеканалами, т.к. по законодательству РФ телеканал является физическим объектом, с которым невозможно заключение никакого договора!).
б) В законодательстве РФ не установлена процедура «по очистке прав в соответствующем договоре» (понятие «очистка прав» тоже отсутствует в ГК РФ).
Именно поэтому невозможно комментировать другие «экспромты» данного интервью, связанные с «очисткой авторских прав», применительно к вещателям, телеканалам и операторам связи. Но можно сказать однозначно, ГК РФ не устанавливает процедуры или условий наличия (передачи) авторского права операторам связи, тем более, - процедуры «очистки авторских прав» для оператора связи.

Мы получили ответы авторов на комментарии.
Ответ Дмитрию:
Дмитрий, спасибо Вам за комментарий. В целом, мы согласны с Вами, но хотели бы отметить следующее. Несмотря на то, что фонограмм в отдельно взятом значении этого термина в составе транслируемых в эфир аудиовизуальных произведений уже нет, правомерность включения фонограмм в состав аудиовизуальных произведений нельзя игнорировать. Существует обширная судебная практика, согласно которой при включении музыкальной записи в аудиовизуальное произведение эта запись перестает охраняться в качестве фонограммы. Однако музыкальная запись перестает охраняться в качестве фонограммы только в случае ее легального включения в состав аудиовизуального произведения, то есть с согласия правообладателя (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28.04.2016 N С01-283/2016 по делу N А40-10458/2015, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2017 N 09АП-37949/2017 по делу N А40-31667/17). Также отдельно стоит вопрос о том, все ли телепрограммы являются аудиовизуальными произведениями, что имеет непосредственное значение для определения правового режима музыкальных произведений. На эту тему есть разные мнения, например, что анонсы будущих программ, записи показа мод, пресс-конференций не являются аудиовизуальными произведениями.

Ответ авторов Борису Цветкову:

Борис, благодарим Ваc за комментарий. Наша статья адресована широкому кругу читателей, в том числе и не обладающих юридическим образованием и опытом, в связи чем формальные правовые термины, концепции и подходы изложены наиболее удобным и понятным для читателей языком, с использованием терминов, широко применяемых в индустрии. Выводы, приведенные в нашей статье, основаны не только на положениях гражданского законодательства, но и на судебной практике, а также на нашем опыте работы с различными телеканалами (вещателями) и операторами связи.

Мы согласны, что свобода договора является фундаментальным принципом гражданского права. При этом данный принцип не должен толковаться односторонне, поскольку бездоговорное использование чужого имущества (данное понятие охватывает собой и объекты интеллектуальной собственности) влечет возникновение внедоговорного (правоохранительного) обязательства и соответствующую ответственность.

Как указывает А.Л. Маковский: "Сама суть исключительного права на использование интеллектуальной собственности как абсолютного права, в принципе включающего запрет всем третьим лицам использовать ее без согласия правообладателя (т.е. без соглашения с ним), определяет характер нарушений этого права, которые по общему правилу представляют собой бездоговорное использование результатов интеллектуальной деятельности. Такие нарушения представляют собой деликт - причинение вреда (ущерба, убытков) имуществу другого лица вне договорных с ним отношений" ("Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", под ред. А.Л. Маковского, "Статут", 2008. С. 375).

Именно по этой причине для использования музыкальных произведений мы рекомендуем осуществлять «очистку прав» путем заключения договора с правообладателем или РАО (именно в этом контексте изложено наше предложение «кто именно должен заключать договор с РАО – телеканал или оператор – прямо не урегулировано в Гражданском кодексе», то есть на ком лежит обязанность по «очистке прав» и обеспечению надлежащего правового основания для использования). В противном случае коммерческие организации могли бы использовать чужие музыкальные произведения для своих целей, не получая согласия, не выплачивая вознаграждение, отпираясь свободой договора и нежеланием заключать его с кем-либо. Но ведь это бы полностью противоречило телеологическому толкованию ст. 421 ГК РФ, не так ли?