Эффект бумеранга с отягощением

"Кабельщик" выходит на русском языке – интернациональном для всех стран бывшего СССР. Плюс нас читает еще десяток стран проживания соотечественников, но мы не о них сейчас. Не только язык роднит нас с этими странами, но и унаследованные от единого советского информпространства специфические проблемы, связанные как со схожестью технологий, так и с менталитетом. Последнее даже главнее, полагаю. Именно поэтому мы с большим удовольствием пишем о них, а они – используют наш опыт.

Буквально только что в красивом городе Алматы закончилось большое телекабельное мероприятие – выставка и конференция AsianCableTV 2015 – вполне серьезное и представительное, но подарившее мне лично (как модератору) такое количество экзотических наблюдений и эмоций, которыми я не могу не поделиться. Думается, российские телевизионщики – их представителей съехалось в Алматы в эти дни довольно много – поддержат и наблюдения, и эмоции. (Кто не доехал, кстати, много потерял!)

Итак, веселая история о том, как "мосечный" внутриотраслевой конфликт интересов может стать "слоном" проблем, и к чему может привести неправильное лоббирование.

О предыстории вопроса мы писали несколько раз. Например, о том, как казахстанские крупные операторы благородно обеляли базы в обмен на скидки от правообладателей. Особо масштабных скидок не получили, но обошлось без уголовки – и на том спасибо. Еще писали несколько раз о конфликте, разгоревшемся между Ассоциацией кабельных операторов, объединившей почти всех казахстанских кабельщиков, кроме самых крупных, и представительствами российских федеральных телеканалов.

Суть конфликта состояла в том, что два представительства (активно поддерживаемое сверху, а точнее, с севера – из Москвы), никак не хотели идти навстречу местным кабельщикам, устанавливая цены, о которых Discovery и Viasatмогут только мечтать. Если кто не в курсе, это у нас (в России) Первый, РТР Планета и Россия24, ТВЦ, РЕН и прочие федеральные телеканалы входят в обязательные – во всех остальных странах они платные, и даже очень. В Республике Казахстан помимо цен, зачастую сопоставимых с операторским ARPU, все усугубляется еще и вечным эксклюзивом этих дистрибуторов. Разумеется, большое желание казахстанских кабельщиков получить весь этот контент бесплатно, почти бесплатно или хотя бы задешево взаимности не встречало.

Резон самих вещателей понятен: в России налогоплательщики за них платят своими налогами, но это иное правовое поле и стоимость контента. В любом, даже самом близком зарубежье, никто не может обязать какого бы то ни было вещателя работать бесплатно, если он сам того не хочет. А когда ты почти небожитель, принцип "кабельщик – друг человека" не работает. Поэтому представительства этих каналов продолжали держать оборону, попутно постреливая претензиями и даже судебными исками типа "а у вас в Америке негров линчуют а вы недоотчитываетесь в разы!" (С последним утверждением, надо заметить, негласно согласны практически все правообладатели и дистрибуторы, работающие на территории Республики Казахстан).

Как известно, когда мальчик не может победить другого мальчика, он идет к большому брату с большими кулаками. Или к соседу покрупнее. Казахстанские операторы, не сумев договориться с упертыми дистрибуторами, поступили примерно так же – дали ход законодательным изменениям. По официальной версии они всего лишь внесли правки в некий закон, по неофициальной – собственноручно сочинили новый телевизионный законопроект. Восток – дело тонкое, подробностей о том, откуда растут ноги у этого документа и каким был регламент внесения правок мне и другим интересовавшимся получить не удалось. Известно только, что информация (но не текст!) о новом законопроекте, уже прошедшем три чтения у депутатов, появилась буквально в дни конференции, никто из правообладателей и даже операторов – "крупняков" его "не видел в глаза". Возможно поэтому закон приобрел такие формы и формулировки. То, каким образом в законопроекте предлагается поступать с зарубежными вещателями – не только с российскими федеральными, но и со всеми вообще – удивило и расстроило вещательную братию. Потому что советский принцип "стекло разбили двое, а отвечает весь класс" – он обидный для простого законопослушного трудящегося капиталистического труда. И фактически новый закон обязывает всех вещателей открывать представительства на территории Республики Казахстан – со всеми вытекающими последствиями, бухгалтерами и юристами, лицензиями и редакторами. А кто не желает – "мы не держим". Что-то это напоминает, правда?

Для понимания: открытие представительств стоит как самый крутой автомобиль Ferrari, а может даже два. Эти затраты в такой крупной стране, как Российская Федерация, по крайней мере, обусловлены 140-миллионным населением, более половины которого смотрит кабельное ТВ и способно окупить эти затраты. В Казахстане менее 17 миллионов жителей, совокупное количество абонентов платного ТВ, по данным исследовательской компании Jason & Partners– 1,46 млн, из них 84% приходится на крупных операторов, остальное – на официально признанных маленьких (недоотчетность среди них доходит до 1000%). В большинстве некрупных стран это понимают и не вмешиваются в такого рода дела.

Стоит ли казахстанская овчинка такой дорогостоящей выделки – решать телеканалам. Но даже если решат, что стоит, можно предположить, что операторам это понравится меньше всего. Потому что платить за все это придется им и их абонентам. И справиться с первоначальной частной проблемой с российскими федеральными телеканалами и их представительствами – это кабельщикам точно не поможет. Такая вот розочка на торте.

Помимо представительств, в проекте есть ряд нововведений поменьше, но тоже веселых – почти поголовно заимствованных у соседа, как мне показалось, "до кучи". Например, беспощадные в своей бессмысленности возрастные метки, уже который год веселящие российских родителей, детских психологов и их подопечных. Только обязательно в ромбиках. Вот прямо в законопроекте так и сказано – возрастные метки в ромбиках. Прочие пункты, если интересно, мы рассмотрим в какой-нибудь другой статье – сейчас о главном.

Присутствовавший на конференции представитель властей – руководитель управления мониторинга информационного пространства Министерства инвестиций и развития Михаил Комиссаров – мужественно разобрал закон по пунктам, отвечая на многочисленные вопросы присутствующих по поводу законодательных новшеств, которые фактически изменят весть телевизионный ландшафт страны. Но, к сожалению, не смог ответить на вопрос, почему законопроект появился так внезапно, без учета реалий и пожеланий всей отрасли, а не малой ее части.

Честно говоря, у меня сложилось ощущение – возможно субъективное – что сами инициаторы этих поправок не ожидали таких масштабных последствий: старший брат вошел в раж и бьет морду не только первоначальному обидчику, но и всем его родственникам, соседям и старенькому дворнику. "В обратку" прилетело столько всего интересного, сколько не ждали - даже представить не могли. Только в истории с законами кнопка "Выкл." отсутствует. Как не остановить бегущего носорога, так не остановить ушедший по инстанциям закон. Можно убиться веником на пороге администрации президента, но ее хозяин все равно подпишет мутный телевизионный закон про представительства и детские метки в ромбиках – просто потому, что он уже лежит у него на столе, а в сопроводиловке написано, что именно это спасет казахских детей от тлетворного влияния запада и заодно цинги.

Президенту положено заботиться о подрастающем поколении – иначе не переизберут же wink

 

UPD Сообщаем, что благодаря общественному резонансу, который получил данный законопроект - и хочется верить, не без помощи участников конференции Asia Cable и нашего скромного ресурса - законопроект признан неконституционным и снят с обсуждения.

 

Смотрите видеорепортаж с Asia Cable на телеканала Json.TV.