Г.Якупов: Перед региональными каналами стоит святая задача – сохранить язык

Буквально только чтоГосдумой РФв первом чтении принят законопроект о дополнительной 21-й кнопке, расширяющей перечень обязательных общедоступных каналов, инициированный региональными вещателями - прежде всего, Башкирским и Татарским национальными телеканалами, активнее других добивавшихся права попасть в т.н. обязательный пакет. Понятно, что их коммерческий интерес в этом вопросе не на последнем месте, но и далеко не первый. Главный посыл, повсеместно транслируемый региональными телеканалами: региональное телевидение и национальное телевидение различных этносов, населяющих Россию, просто необходимо такой огромной и многонациональной стране. 
 
Генеральный директор Башкирского спутникового телевидения Галим Якупов
 
 
Кабельщик: Галим Минигалеевич, некоторое время назад Вы с коллегами из региональных телекомпаний, разочаровавшись в том, как это делают ассоциации, призванные защищать интересы региональных телекомпаний, взяли дело в свои руки и попробовали выйти на законотворцев от своих регионов в Татарстане и Башкортостане. Мы об этом неоднократно писали. Расскажите, пожалуйста, об этой инициативе.
Г. Якупов: Действительно, несколько субьектов Российской Федерации  написали свои законопроекты и отправили в соответствующие органы. Правда, не все, кто собирался – Якутия и Башкортостан – отправили, обещали ещё Ханты-Мансийск и Казань, но они пока утрясают вопросы.
 
К.: Расскажите, пожалуйста, о том, как выглядит процедура отправки законопроекта. Кому Вы его отправляли? Насколько Ваш законопроект коррелирует с вариантами других регионов, насколько похожи эти версии? И почему это не единая версия от инициативной группы, а всё-таки разные версии от разных регионов?
Г. Якупов: Все регионы разные. Вот у Якутии площадь 3 миллиона квадратных километров, и они, соответственно, исходят из особенностей региона. У нас площадь поменьше, мы исходим из своих особенностей. Но у нас есть общие задачи – сохранить региональное национальное вещание. Вы же прекрасно понимаете, что кабельный оператор не в каждую деревню придёт прокладывать кабель. Нам необходимо организовать вещание там, где живёт большая часть нашего народа. 40% населения Башкортостана живёт в деревнях, но в каждый двор кабель не проведёшь – это огромные затраты.
 
Мы видим выход в том, что будут созданы условия, когда наш оператор РТРС и правительственная комиссия по телерадиовещанию, которую возглавляет Сергей Приходько, должным образом отреагируют – и разрешат построить один из последующих мультиплексов не не за счёт федеральных средств, а за счёт средств регионов. Другого варианта я не вижу.
К.: А если взять за основу не кабель, а спутниковое вещание? Ведь Ваша компания уже много лет вещает со спутника Intelsat15?
Г. Якупов: Это вещание так или иначе относится к сегменту платного телевидения: чтобы принять спутниковый сигнал, надо купить тарелку, купить ресивер, надо его настроить, оплачивать пакеты – это всё для нашего населения довольно накладно. К сожалению, у нас сложилась такая ситуация, что в деревне семья с совокупным доходом в 15000 рублей уже считается зажиточной, по крайней мере, в нашем регионе.
 
 
К.: Однако замминистра Минкомсвязи Алексей Волин неоднократно говорил на разных отраслевых мероприятиях о том, что третьего мультиплекса не будет, этот вопрос даже не обсуждается. Он так много раз это повторял, что рассчитывать на разработку этого сегмента сложно. Какие альтернативные способы наладить непосредственное вещание без посредничества кабельных операторов вы обсуждали? Не рассматривался ли, к примеру, вариант покупки несколькими телекомпаниями вскладчину транспондера и вещания без кодирования группы региональных телеканалов? Понятно, что в этом случае абонентам понадобятся тарелки и ресиверы, но, судя по статистике спутниковых операторов, у большинства населения они уже есть.
Г. Якупов: Для того, чтобы начать вещание, о котором Вы говорите, необходимы достаточно серьёзные затраты – куда больше, чем тарифы РТРС. У меня есть информация о тарифах от нашего местного РТРС, которые они готовы применить, если нам удастся пробить один из последующих мультиплексов – там вполне «вменяемые» цены.
 
К.: Во сколько обойдётся трансляция одного канала на весь Башкортостан?
Г. Якупов: Куда меньше, чем мы сейчас платим за аналоговое распространение сигнала.
 
К.: При этом в любом случае, при цифровом вещании люди будут покупать ресиверы.
Г. Якупов: Необязательно, сейчас многие телевизоры нового поколения идут со встроенными ресиверами.
 
К.: Стало быть, вопрос только в тарелке?
Г. Якупов: Да, но эту тарелку надо монтировать где-то на крыше, за это надо платить. Любой путь будет затратным, но мы ищем самый простой и доступный вариант для наших зрителей. Повторюсь, мы ориентированы на пользователя, у которого очень плохо с доходами. Вычёркивать их из жизни республики было бы неправильно, я считаю.
 
Население нужно информировать. Вот в этом году у нас был очень серьёзный паводок, и канал БСТ информировал людей ежедневно. А может получиться так, что тот, у кого есть деньги, сможет получать информацию, а тот, у кого денег нет – не сможет быть информированным, и уплывёт куда-нибудь вместе со своей избушкой.
 
 
К.: Обычно вещатели или любые инициативные группы выходят с предложениями или законопроектами, если получают либо гарантии, что их услышат, либо какие-то обещания от властей. Есть ли у вас такие договорённости, и как Вы видите самый позитивный и самый негативный сценарий развития событий?
Г. Якупов: Это не два сценария, это один большой сценарий – объединённый большой сценарий. Понятно, что в кабельных сетях национальные региональные компании должны занимать двадцать первую кнопку, потому что населению нужно знать местные новости на одном из государственных языков. В Башкортостане это башкирский и русский языки –мы вещаем на башкирском и на русском. Таким образом, что касается 21-й (и последующих кнопок), мы в компании обеими руками за подобный законопроект. В то же время, мы не оставляем надежду, что когда-нибудь решится вопрос о строительстве регионального мультиплекса. 21-я кнопка вызывает у нас оптимизм, но в то же время мы хотели бы добиться, чтобы появились некие правила игры, которые позволили бы местному оператору РТРС (Уфимскому филиалу) построить сеть для канала БСТ в одном из последующих мультиплексов. Это то, что всем нам необходимо. Вы же знаете, сейчас люди стараются из деревни убежать в город – так вот это, может быть, даст возможность кого-то закрепить в деревне, кто-то не уедет.
 
К.: Возможно это стоит закрепить в стратегии государства?
Г. Якупов: Да, конечно. Ведь и задумывали всю эту «цифровизацию» для того, чтобы сравнять город с деревней по информационному полю. А на деле мы получили ещё большее неравенство, потому что теперь есть 20 каналов в хорошем качестве на русском языке и ни одного канала, который хотя бы на 50% вещал на башкирском языке. Я уже говорил выше –40% населения нашего региона живёт в деревнях, и они хотят видеть кино, концертные передачи, познавательныеи детские программы на своём родном языке.
 
К.: Возможно проблема еще и в том, насколько эта аудитория интересна вашему рекламодателю?
Г. Якупов: Рекламодателю интересны только город Уфа и Стерлитамак – этоизвестно, здесь находится главный телевизионный рекламный рынок республики. Ну, ещё частично города, так сказать, 50+ – их много на территории Башкортостана.
 
 
К.: Какие ещё есть независимые телевизионные компании в Башкирии, и насколько велика конкуренция за 21-ю кнопку? 
Г. Якупов: В законопроекте есть условие: на нее может претендовать только тот, кто покрывает вещанием более 50% территории, а мы покрываем порядка 90%. Остальные каналы работают в кабельных сетях, поэтому их покрытие гораздо меньше. Скажем, у нас появилась очень интересная коммерческая компания «М-Телевижн», но они все работают в кабеле и покрывают гораздо меньше 50% территории субъекта федерации.
 
К.: Помимо помощи государства по доставке сигнала в районы вашего региона, какого ещё содействия Вы ожидаете?
Г. Якупов: Основное содействие – чтобы разрешили построить один из последующих мультиплексов по асинхронному принципу за счёт средств субъекта федерации – это лучшее, что можно было бы себе пожелать.
 
К.: БСТ присутствует практически во всех кабельных сетях Башкортостана?
Г. Якупов: Да. На сегодняшний день у нас порядка 80 договоров с кабельными операторами, которые работают более чем в 2,5 тысячах населенных пунктов Российской Федерации, и даже в Крыму.
 
К.: Это больше, чем даже у самых крупных платных каналов.
Г. Якупов: Совершенно верно. У нас есть, например, малые города, города в Западной Сибири… Или есть такой посёлок Лентор, там большой процент представителей татарского и башкирского народов – люди уехали туда добывать углеводородное сырьё, и они просят, чтобы в их домах было башкирское и татарское телевидение. Исходя из данных о расселении выходцев из нашего края, мы работаем над распространением нашего канала в кабельных сетях.
 
 
К.: Все эти договора возмездные/безвозмездные? Вы платите операторам?
Г. Якупов: Мы платим немного – в среднем 120 рублей за техническую услугу доставки.
 
К.: Таким образом, какое количество людей не получает сигнал вашего телеканала через кабельные сети? За что вы боретесь сейчас?
Г. Якупов: Мы боремся за тех, кто живет в труднодоступной горной и лесной местности. Сейчас они слава богу принимают аналоговое вещание, но с 2018 года те, кто живёт в труднодоступных и удалённых местностях, уже не смогут получать сигнал – а это не менее 35% населения, которое проживает не в городах.
 
У нас есть, конечно, "Ростелеком", бывший «БашИнформСвязь» – они завели IP-телевидение во все райцентры (у нас их 53), но это всё остаётся в сегменте платного телевидения. Мы не думаем, что, исходя из уровня доходов нашего населения, они могут быть охвачены национальным вещанием.
 
К.: НАТ некогда озвучивал цифру, что для любого обязательного телеканала доставка сигнала обойдётся в 4 раза дешевле, даже если заплатить за нее всем-всем-всем кабельным и спутниковым операторам. Насколько я помню, звучала цифра 250 миллионов против 1 миллиарда рублей, который каналы второго мультиплекса должны заплатить РТРС. Тогда же звучали предложения высвободившиеся средства пустить на дотации для населения на покупку спутниковых тарелок и ресиверов. Это альтернативные способы, но рассматривали ли вы их всерьёз?
Г. Якупов: Мы не просчитывали такой вариант по одной простой причине: он нам не кажется серьёзным.
 
К.: Как обстоит дело с другими регионами? Насколько перспективной видят Ваши коллеги эту борьбу за кнопку?
Г. Якупов: Могу сказать за наших соседей – Татарстан.Они ведут и будут вести эту борьбу, наверное, до победного конца, поскольку, как и перед нами, перед ними стоит задача сохранения языка. А как ещё его сохранять, если не распространять на этом языке телевизионные и радиопередачи? Здесь у нас такая вот святая задача.
 
К.: Что будет происходить дальше с законопроектом?
Г. Якупов: Сейчас идёт работа в Госдуме. Надо сказать, что документ, который отправило в нижнюю палату наше собрание, проходил экспертизу, сейчас вышел на соответствующий думский комитет, и должен быть вынесен на рассмотрение до конца весенней сессии. Будем ждать.
 
К.: В этом документе будут скомпилированы требования всех участников процесса – и Якутии, и Татарстана, и Башкортостана?
Г. Якупов: Да, конечно. Мы хотим добиться статуса общедоступного и обязательного канала, таким образом, мы смогли бы претендовать на решение правительственной комиссии для некоего разрешения Уфимскому, Казанскому или Якутскому филиалу РТРС строительства мультиплекса по асинхронному принципу, что, собственно, связисты сами и подтверждают, что они это могут сделать.
 
К.: Вас удовлетворит одна частота на данном этапе, или Вы хотели бы, чтобы по этому асинхронному принципу строился целый мультиплекс, условно говоря, с восемью каналами, которые позволяет вещать стандарт DVB-T2?
Г. Якупов: Одна кнопка – это задача-минимум. При оптимистическом варианте развития событий можно ведь подумать и об HD-вещании, делать программу в формате высокой четкости. Правда, там уже не 8, а 4 канала поместятся в один мультиплекс.
 
К.: Такое решение принималось бы для каждого региона индивидуально?
Г. Якупов: Возможно эту роль могла бы взять на себя Федеральная конкурсная комиссия, которая принимала бы решение по территории: кто докажет концепцию вещания, тот и будет претендовать на кнопку.
 
К.: В таком случае третий мультиплекс мог бы строиться только в тех регионах, в которых есть собственное вещание в достаточном количестве? Скажем, в Костроме телевизионное поле выглядит куда скромнее, нежели в Уфе.
Г. Якупов: Разумеется, в России разные, совсем непохожие друг на друга территории и регионы. В Башкортостане складывается так, а в Костроме, наверное, какие-то свои проблемы и свои решения. Россия ведь большое государство – самое большое! – и телевидение на этих территориях тоже разное. Может быть, это самое главное в нашей стране: мы все друг на друга не похожи, но при этом у нас общая идея – строительство великой России.
 
Беседовала Яна Бельская