М.Ковальчук: мы готовим к запуску три HD-канала

Компания "Сигнал Медиа", пожалуй, входит в число самых открытых и активных дистрибуторов на рынке — ежегодно портфолио прирастает на 2–3 проекта, некоторые из которых сразу становятся хитами (так, два года подряд телеканалы, дистрибутируемые СМ, получали премию "Альтернатива" как самые востребованные среди абонентов), у нее одна из самых активных маркетинговых служб, масса внеэфирных проектов, собственное исследовательское подразделение, которое переросло в независимый рыночный аналитический центр, и прочая, и прочая. При этом сегодня мы решили поговорить с генеральным директором "Сигнал Медиа" Михаилом Ковальчуком не только об успехах (хотя и о них тоже), но и о трудностях и о проблемах рынка.
 
Кабельщик: Одним из самых громких контентных скандалов 2015 года стала консолидация целого ряда спортивных каналов (не только ваших) под крышей "Газпром-Медиа Холдинга", причем консолидация крайне резкая и не очень аккуратная. Насколько болезненно (или безболезненно) это происходило для вас?
 
Михаил Ковальчук: Идея консолидации спортивных прав, в первую очередь закупки этих прав, обсуждалась уже давно. Дело было в том, что спортивные федерации обнаглели, фактически шантажировали вещателей по полной программе и за счет проводимых аукционов (спортивные права продаются на аукционах) дико поднимали цены. Эти права рыночными инструментами никак нельзя было окупить. Так, скорее всего, и появилась идея консолидации спортивных прав и создания единого центра агрегации, дистрибуции, управления этими спортивными правами.
 
К.: Достигли ли того, чего хотели достичь?
 
М.Ковальчук: То, что произошло, можно описать так: государство из правого кармана переложило в левый. То, что под эту историю попали три коммерческих актива, так в большой игре маленькими жертвуют. Ради маленьких никто бы и не стал ввязываться в такую игру.
 
По большому счету, в нашем пакете могли бы остаться все три коммерческих спортивных канала ("Спорт", "Спорт 1″ и "Бойцовский клуб"), но программировать их, по сути, было бы нечем. И тогда с нашей стороны был бы обман всего рынка — мы удержали бы три телеканала, но там шел бы индийский крикет...
 
К.: Проблема в том, что операторам это вовремя не объяснили или объяснили недостаточно хорошо — они волнуются.
 
М.Ковальчук: Операторы тоже много историй принимают эмоционально, и зачастую рациональное зерно находят намного позже, чем следует эмоциональная реакция. Желание сесть и оценить, что произошло, есть не у всех операторов, чтобы понять, что это вообще значит, как это будет, все точки над i расставить. Ведь то, что действительно интерес к спорту упал, — это не только российская реальность, а мировая тенденция.
 
К.: Зрительский интерес к спорту снизился?
 
М.Ковальчук: Да. У вас же на "Кабельщике" была статья о падении абонентской базы в США на протяжении последних нескольких лет. По сути, в мире спорта это такой эталон: все меряется по каналу ESPN и его показателям, а он который год теряет абонентскую базу, причем не одного-двух абонентов, а огромные цифры — глобальное перетекание зрительского интереса.
 
Мы оцениваем спортивную аудиторию в России на постоянном уровне — около 5 процентов, на пиках подрастает до 15 процентов. Это такие глобальные телевизионные тенденции.
 
К.: Стало быть, баба с возу — кобыле легче...
 
М.Ковальчук: Нет, мы не счастливы этим. И уход этих каналов из нашего пакета, который мы всегда выстраивали с точки зрения решения под ключ, когда у тебя есть все тематики, — это нас выбило из зоны комфорта. Но могу отметить, что мы отыграли аудиторные потери с точки зрения технического охвата и входим в следующий год, можно сказать, без потерь.
 
К.: Тогда давайте об итогах и планах на будущее.
 
М.Ковальчук: Мы пересмотрели всю нашу стратегию развития, и здесь нам очень помогли вовремя полученные данные о трендах в области платного ТВ — это детский и познавательный жанры. Нам очень помогло то, что полтора года назад "Сигнал Медиа" начал сотрудничать с "Цифровым телевидением" (ЦТ) по продвижению детского направления. Сейчас ЦТ полностью завершило формирование познавательной линейки, была запущена "Живая планета", переформатированы каналы "НКС-Медиа". Очень удачно, на мой взгляд, было переформатировано "Техно-24″, бывший "24Техно" — теперь он стал "Т24″, это о мужских таких игрушках. "24 DOC" сделал качественный рывок по документальному кино. Словом, очень хорошо выстроилась познавательная линейка.
 
К.: Что в ближайших планах?
 
М.Ковальчук: Первое — это то, что в течение 2016 года пакет телеканалов "Сигнал Медиа" дополнят каналы в формате вещания HD. Первый проект, который мы планируем выпустить в феврале, — "Кино ТВ" HD, это будет симулкаст-версия существующего канала. Дальше мы анонсируем перезапуск IQ HD — это будет более осмысленный проект под названием "Планета HD", он станет несколько переоформленным, заново спромоутируемым, и я ожидаю, что он окажется венцом познавательной линейки.
 
На конференции Multiservice в Екатеринбурге представим "Русский роман" HD (это также симулкаст), и в середине мая планируется запуск детского канала в HD-формате.
 
К.: Одного из имеющихся ваших детских каналов?
 
М.Ковальчук:  К сожалению, нет. Объемы контента в формате HD ни "Мульта", ни Ani не позволяют сделать симулкаст, поэтому это будет миксовая HD-история. Называться новый канал будет "Тлум" HD — это слово "мульт" задом наперед. Название уже в работе, коллеги его используют для бизнес-составляющей в интернете.
 
С учетом того, что недавно канал "Русский экстрим", находящийся у нас на дистрибуции, запустил HD-версию, у нас получится крепкий пакет из спортивного, познавательного, фильмового, сериального и детского — сразу пять каналов в формате HD. Начнется этот переход с перехода каналов "Цифрового телевидения" на стереовещание в формате 16:9.
 
Еще один проект, который запускает "Цифровое телевидение" при нашем взаимодействии, он находится в стадии утверждения, — вывод на рынок SVOD-подписки.
 
К.: Неужели собственное ОТТ?
 
М.Ковальчук: Нет, здесь принято стратегическое решение пока не идти в собственное ОТТ, а работать через операторов, с которыми мы сейчас сотрудничаем. Идея — сформировать SVOD-подписку, которая будет объединена под одним брендом. Мы будем продвигать "Цифровое телевидение" в среде В2В под единым брендом. Внутри будет простая навигация, предполагается определенная жанровая структура, эти жанры привяжем к узнаваемым брендам и каналам — и контент будет туда попадать предпремьерно, до выхода на каналах.
 
Там точно будет раздел "Мульт" и в нем все детское. Также будут предпремьерно попадать единицы контента перед "Русским романом", отечественные (на этапе старта) комедии, познавательные линейки, привязанные не к жанру (путешествия, наука, животные), а именно к бренду канала. "Цифровое телевидение" формирует этот пакет, устанавливаем на него цену и ставим на платформы провайдеров платного ТВ для продвижения при максимально возможной маркетинговой поддержке на доступных каналах коммуникациях с аудиторией каналов.
 
К.: Разделение доходов?
 
М.Ковальчук: Да.
 
К.: Какова ориентировочная цена этой услуги?
 
М.Ковальчук: Было несколько предложений, разброс от 50 до 150 рублей. Я думаю, что будет цена где-то в районе 100 рублей. Сейчас АЦСМ (аналитический центр) по нашему заказу проводит исследования по ОТТ и VОD, цифры из которого мы точно включим в бизнес-модель. Даже если мы сможем монетизировать несколько процентов от абонентской базы, это окажется, на мой взгляд, успехом как для нас, так и для операторов. 
 
К.: И дополнительным способом монетизировать ваш контент. 
 
М.Ковальчук: Не только это. Наша задача — повышать то, что у нас называется CPS, а у операторов ARPU. Здесь основной тезис заключается в том, что, по большому счету, в SVOD перетекает сейчас все мировое телесмотрение, оно трансформируется не во всей аудитории, но молодые зрители приобщаются к нему. Домохозяйства в США, которые имеют SVOD, потребляют на 50 минут больше любого контента в течение дня, чем домохозяйства, в которых нет SVOD. Это, помимо всего, работа с лояльностью аудитории к брендам телекомов и медийных компаний.
 
К.: За последние два года кардинально изменилось законодательное поле в сфере вещания, особенно в сфере платного телевидения. Насколько сильно это коснулось вас? Скажем, как изменил ваш бизнес так называемый закон 80/20?
 
М.Ковальчук: Нас это не коснулось, но я могу привести с десяток схем, как можно было, ничего не меняя, оставить все, как есть. В любом случае этот вот шум: "Ах, что же нам делать — нас тут бьют!" пустой. У нас просто привыкли сразу кричать, что все вокруг негодяи. Но это свидетельствует о дичайшей необразованности и отсутствии желания в какие-то кризисные для тебя моменты сесть спокойно и разобраться, какие есть варианты развития событий и что это дает правообладателю.
 
Хочу заметить, что мы еще до всех этих изменений вели переговоры с некоторыми западными вещателями и не скрывали свой дистрибуторский интерес к ним, но только в части дистрибуции, а не в части решения каких-то корпоративных и уставных проблем. Усилилась ли эта работа после изменения законодательства? Особо нет.
 
К.: И фактически в настоящий момент из каналов стороннего производства у вас на дистрибуции есть телеканалы Zee-TV и "Русский экстрим"?
 
М.Ковальчук: Еще "Кино ТВ" и Ani — итого четыре телеканала. Этот список мог бы быть больше, но в свое время мы ходили и предлагали всем, и на нас фыркали. Теперь уже мы позволяем себе фыркать на те каналы, которые к нам приходят. Я этого не скрываю. Всеобщий рост возможен при всеобщей консолидации. Именно поэтому, кстати, до сих пор не продается реклама на платных каналах так, как она должна продаваться, потому что нет единого селлера.
 
К.: Единый селлер — это монополия, а монополии на нашем рынке ведут себя, мягко говоря, своеобразно. Скажем, именно с монополиями связаны основные претензии малых и средних операторов к правообладателям — они считают несправедливым распределение цен на контент для крупных и малых компаний.
 
М.Ковальчук: Вопрос — что такое справедливая цена? Для кого какая цена справедлива?
 
К.: Скажем, оператор А считает несправедливой цену, в разы отличающуюся от цены для Ростелекома. 
 
М.Ковальчук: Хорошо. Если этот оператор А получит цену такую же, как Ростелеком, он будет счастлив?
 
К.: Какое-то время будет.
 
М.Ковальчук:  А потом появится еще что-то. И надо понимать, что, получив такую же цену, как Ростелеком, ни один оператор не "откроет базу". Коллеги в регионах, в пересчете на их реальную абонентскую базу, получают такие же цены, как "крупняк", и даже меньше.
 
К.: Ну, малые операторы традиционно делают главными виновными в своих бедах и в демпинге именно вас — каналы.
 
М.Ковальчук: Всегда проще кого-то найти виноватого, чем самого себя спросить: "А что у меня не так?" Вопрос в другом: когда правообладатель ввязывается в эту игру, он принимает правила игры или не принимает. Это касается открытой "цифры", отчетности и тому подобного. Я откровенно говорю, что цены для Ростелекома и какого-либо регионального оператора разные, но это сформированный рынок и при пересчете прайса на реальную абонентскую базу регионального оператора цены получаются такие же. Кто страдает? Страдают только честные отчаянные небольшие операторы. Является ли таким честным и отчаянным господин "оператор А"? Я не уверен.
 
К.: Что тогда вы можете посоветовать честным региональным операторам в связи с этим? 
 
М.Ковальчук: Выправлять эту историю. В перекосах взаимоотношений телеканалы—операторы всегда будет виноват оператор и всегда будет виноват канал. Но это же не песочница, где можно лопаткой по уху дать. Как выправить все это? Не знаю. Честно.
 
К.: Спасибо!
 
 
Беседовала Яна Бельская