Р.Хидиятуллин: из-за отказа включать "Ревизор" РКН грозится нам проверками

Система "Ревизор", наравне с СОРМ и законом "Яровой", это одна из основных головных болей операторов связи. Своей историей взаимоотношений с данной системой, а заодно и с Роскомнадзором, поделился директор группы компаний "Инком" Рустам Хидиятуллин.
 
Кабельщик: Прежде чем говорить о "Ревизоре", расскажите пару слов о себе. Где вы сейчас работаете?
 
Рустам Хидиятуллин: Раньше я возглавлял компанию ТВТ, но собственники продали ее федеральному интегратору МТС. На мой взгляд, компанию можно было продать значительно дороже — акционеры могли получить на $50 млн больше. Но, видимо, посчитали, что генеральный директор не должен был участвовать в сделке. Ну, хозяин-барин.
 
После продажи ТВТ я ушел в свой бизнес, сейчас у меня небольшая компания "Инком". Звезд с неба мы не хватаем, но на жизнь хватает.
 
К: У вас платное телевидение или вы поставщик интернета?
 
Р. Хидиятуллин: Мы предоставляем традиционную телефонию, интернет и аренду каналов по всей России, продаем электронные ключи крупнейшего оператора электронной отчетности, развиваем системную интеграцию. Предлагаем агентские услуги по договору с "Ростелекомом", также мы агенты компании "Транстелеком" по услугам междугородной и международной связи.
 
Помимо "Инком", я возглавляю коммерческий департамент в Татарстане в компании-интеграторе Step Logic. Активно занимаюсь "безопасными" и "умными" городами.
 
К: Так что же у вас случилось с "Ревизором"?
 
Р. Хидиятуллин: Как вы помните, в 2014 году у правительства появилось желание фильтровать сайты, пропагандирующие педофилию и экстремистскую тематику. Со стороны Роскомнадзора поступало много предложений по части самостоятельного ограничения этих сайтов, предписаний, судов и так далее. Но в итоге правительство отказалось от этой идеи, взамен был издан приказ Роскомнадзора, который обязал всех операторов связи блокировать доступ к запрещенным сайтам для клиентов. Операторы тогда, к сожалению, как стадо баранов, молча всё это дело проглотили. Хотя мы писали письма и в Минкомсвязи России, и в местное Минсвязи. В общем, вышла такая же ситуация, как с законом Яровой по поводу хранения данных.
 
Рустам Хидиятуллин
 
К: По закону Яровой, на самом деле, возражения были, и их было достаточно много. Другое дело, что власть полностью их проигнорировала. Собака лает, караван идет.
 
Р. Хидиятуллин: Согласен. Так происходит и сейчас. Дальше Роскомнадзор решил следующее: раз ввели запрет на "закошмаривание" бизнеса проверками, появилась идея сделать "железку", которая будет размещаться на стороне операторов связи, и контролировать пропуск трафика на запрещенные сайты. Был объявлен конкурс на создание такого оборудования, выиграл его ГРЧЦ за 89 млн рублей, насколько я помню. Но конкурс был только на разработку этого "железа", нигде не было конкурса на то, чтобы ГРЧЦ размещал свое оборудование на сетях операторов связи и передавал данные в Роскомнадзор. Хотя, если посмотреть 113 статью Налогового кодекса, выясняется, что ГРЧЦ — это такая же коммерческая организация и предоставление таких услуг требует проведения конкурса.
 
По-хорошему, Роскомнадзор должен был провести еще один конкурс и ГРЧЦ должно было его выиграть, чтобы оказывать подобные услуги Роскомнадзору. Однако, как обычно, всё это дело красиво "слилось", и РКН безо всяких конкурсов заключил договор с ГРЧЦ. 
 
Но вернемся к "железке". Назвали ее "Ревизор", ее изготовлением занялась всем известная компания "МФИ Софт" (она же выпускала СОРМ-2). На "железку" получили сертификат на версию 1.0, он есть в сети. Однако, в ноябре последовало первое изменение в алгоритме работы "Ревизора" — обновили программное обеспечение, после которого начались страдания операторов связи, все они сразу стали нарушителями закона. 
 
Из переписки других операторов с Министерством связи мы выяснили, что на текущую версию программного обеспечения — версию 1.3, сертификата у компании "МФИ Софт" нет. Кроме того, всех операторов заставляют подписывать договора о безвозмездном пользовании данной "железкой", что несет определенные налоговые риски для любого юридического лица. А я могу сказать, что по требованиям 103 Приказа, достаточно только подписать акт приема-передачи. Тут еще и встает вопрос законности передачи государственного имущества третьим лицам без конкурса.
 
Мы, со своей стороны, подготовили два письма в ГРЧЦ и одно письмо в Роскомнадзор. По Роскомнадзору сроки еще не вышли, а по одному письму в ГРЧЦ сроки уже вышли, прошло более тридцати дней. На текущий момент мы уже готовим письмо в прокуратуру на ГРЧЦ. ГРЧЦ из Нижнего Новгорода позвонил нам и сказал: "Зачем вы с нами портите отношения? Вы что, хотите каких-то коллизий с нашей стороны? Включайте нашу железку, и всё будет тип-топ". Мы отказались, потому что в том договоре, который, к сожалению, был подписан, нет речи ни о компенсации за электричество, ни об оплате техподдержки 24/7, даже нет разъяснений о правилах установки и эксплуатации. Ориентируясь на это, мы уведомили, что расторгаем договор с ГРЧЦ или просим подписать его в нашей редакции. Понятно, что на это никакой ответ нам никто не прислал.
 
К: Одностороннее расторжение договора этим договором предусматривается?
 
Р. Хидиятуллин: Да, этот договор вообще расторгается "уведомлением сторон". Никаких проблем с этим нет. Однако, могу сказать, что постоянно идут звонки из местного Роскомнадзора с требованием включить "железку", поскольку она не видна в сети. В ином случае грозятся приехать к нам с проверкой лицензионной деятельности и так далее. Понятно, что у любого оператора есть какие-то нюансы в оказании услуг — мы тоже хитрим в некоторых моментах. И понятно, что при желании докопаться можно и до столба. Поэтому мы уже сейчас готовимся, обкладываемся письмами. При этом акт со стороны ГРЧЦ или РКН не составлен, что клиент "Ревизора" не работает.
 
Кстати, нам отказали в арбитражном суде — мы писали ходатайство о проверке нас по общей форме. В итоге все сделали в упрощенном режиме, и не только в отношении нас, но и еще двух казанских операторов. На текущий момент мы уже наняли адвоката, который готовит письма в адрес Арбитражного суда с требованием обосновать отказ в проверках. В одном из мировых судов, на последнем заседании судьей было заявлено, что решение о наказании носит политический характер, так как у нее негативное отношение к материалам, размещенным в сети. На оператора повесили ответственность за, то что он не размещал и не создавал этот запрещенный контент. Государство работает для того, чтобы дожать последние деньги у малого бизнеса, я это так понимаю. Причем, мы берем трафик у "Ростелекома", соответственно, фильтруемся средствами компании "Ростелеком", а к ним никаких претензий почему-то нет. А это даже рекомендовано Роскомнадзором в последних законодательных актах, которые были изданы из-за недоработок в созданной системе и отсутствия нормальных регламентов взаимодействия между всеми участниками рынка.
 
К: Вот это особенно интересно! По-вашему, каким образом должна проводится эта работа и что нужно сделать, чтобы ситуация исправилась?
 
Р. Хидиятуллин: Ситуация понемногу исправляется, сейчас есть порядка шести компаний, предлагающих свои услуги по фильтрации запрещенного контента. Мы, например, заключили договор с компанией "Карбон" о пользовании их услугами. Стоит это не так дорого — 3400 рублей в месяц, но при этом ребята гарантируют, что никаких претензий со стороны контролирующих органов в наш адрес больше не будет. Основная же проблема в другом: если бы тот же Роскомнадзор рассказал и сделал прозрачной методику тестирования, пояснил как работает арбитраж, у большинства операторов вопросы были бы сняты. А учитывая то, как это сделано сейчас, никто не понимает, как это работает. Даже создали специальную статью в КоАПе за пару месяцев для наказания операторов.
 
К: Вы не допускаете мысли, что вся система работает абсолютно случайно и отсутствует как класс, что все это делается на коленке, поэтому Роскомнадзор не готов об этом говорить?
 
Р. Хидиятуллин: Я общался с руководителем местного Роскомнадзора, мы общаемся с сотрудниками ведомства. Они, с одной стороны, выглядят подневольными птицами, им сказали "фас" и они пошли. И причина не в том, что там работают люди старой формации, там работают ребята 25-30 лет. Да, руководителем там работает "старый аксакал", который вынужден принять "под козырёк" и исполнять, несмотря на определенные проблемы и недостатки решений.
 
Предыдущий руководитель регионального Роскомнадзора всегда всё делал с головой, несмотря на то, что были предписания, требования Министерства связи. Если он видел, что были какие-то противоречия, непонимания между операторами и Роскомнадзором, пытался их решить. А руководству ГРЧЦ Поволжского региона это совершенно неважно, приказ спустили — как солдат в армии, пошел исполнять. Какое тут уважение к местной власти, к органам?
 
Большинство операторов — это люди из старой когорты связистов, люди, готовые всегда прийти друг другу на помощь, пытающиеся всегда договорится. Так же раньше это было и с контролирующими органами. Но когда происходит такая ситуация — поставьте или мы вас лишим лицензий... На компанию "Инком" составлено четыре протокола, на компанию "МЭЛТ интернет" составлено 5 протоколов.
 
К: Причем претензии ровно по тем пунктам, по которым они отсутствуют к "Ростелекому", у которого вы берете траффик?
 
Р. Хидиятуллин: Да, абсолютно верно. Мы больше ни у кого трафик не берем, подключены только к "Ростелекому", у нас есть агентские договора, обязательства. Понятно, что мы заинтересованы работать с большим оператором всерьез и надолго. А учитывая, что работаем исключительно на рынке b2b, причисление нас к пособникам террористов слышать из уст государственных высокопоставленных служащих просто неуместно.
 
К.: Спасибо!
 
 
Беседовала Яна Бельская