Зачем кабельщику главный редактор?

Если кто-то подумал, что в своей колонке я решил посягнуть на авторитет Яны Бельской — он, безусловно, ошибся. Мне бы хотелось поговорить о явлении "два в одном" — ситуации, когда оператор связи зачастую является еще и вещателем в своих кабельных сетях. Здесь не всё однозначно.
 
Прописные истины
Любой кабельный оператор (только если он не продолжает преподносить себя как организация, обслуживающая "системы коллективного приема") должен иметь лицензию Роскомнадзора на услуги связи для целей кабельного вещания. Трансляция телеканалов в сети при этом возможна только на основании договоров с вещателями — держателями соответствующих лицензий Роскомнадзора (универсальных или "кабельных") на осуществление телевизионного вещания, при этом территории действия связной и вещательной лицензий должны пересекаться. 
 
Статья 31.9 закона "О СМИ" и статья 40.1. закона "О связи" предписывает вещателям и кабельщикам сообщать друг о друге регулятору — и, в идеале, сведения о заключенных договорах должны между собой "биться". Договор не заключается, если речь идет о каналах с 1 по 21 "кнопку".
 
Статьей 14.1. закона "О рекламе" не разрешается размещение рекламы в любом виде на "кабельных" каналах, то есть — в трактовке регулятора — на тех, чье средство массовой информации с формой распространения "телеканал" не имеет ни одной лицензии на наземное эфирное вещание. Из правила есть два исключения — для специализированных рекламных каналов (80% и более времени вещания составляет реклама) и для каналов, вещающих не менее 75% контента "национальной продукции средства массовой информации".
 
При этом общий объем рекламы, куда включаются "бегущие строки" и прочие рекламные наложения на ретранслируемый сигнал, не может превышать 9 минут в течение астрономического часа вещания.
 
Вариант 1. Инфоканал кабельщика
Сайт Роскомнадзора до сих пор говорит нам, что "собственный информационный (рекламный) канал оператора кабельной сети может иметь порядковый номер "0". В действительности, такой канал никто сейчас не рискнёт ставить ниже 22 "кнопки".
 
В такой ситуации всё достаточно просто и стандартно — регистрируется СМИ (со специализированой рекламной или любой из набора "обычных" тематик), после чего на него получается соответствующая вещательная лицензия. К слову, чем меньше тематик вы укажете при регистрации вашего СМИ и чем более обтекаемо напишете столбец "краткая характеристика тематик" при заполнении бланка "Сведения о программной направленности телеканала", тем проще в будущем вы сможете проходить проверки Роскомнадзора.
 
Таким образом, кабельщик становится вещателем своего собственного канала в своей же кабельной сети, где либо круглосуточно транслирует собственные рекламные материалы, "бегучку" и промо-ролики от других транслирующихся в его сети каналов (+ погода, клипы, web-камеры в городе, приобретенный контент...), либо создаёт нечто имиджевое, эксклюзивное, технологичное и "красивое" (как, например, UHD-канал от челябинской "Интерсвязи" или тематические каналы "Уфанета").
 
Вариант 2. Свои новости на "московском" канале
С принятием пресловутого 257-ФЗ закона о "must carry" и соответствующих приказов Минкомсвязи, сильно снизился градус остроты проблемы, в изложении вещателя звучащей как "почему он берёт меня со спутника, а не из эфира?". Как правило, камнем преткновения было наличие (точнее, отсутствие) местных рекламных врезок в ретранслируемых каналах, но мне известны ситуации, когда федеральный канал N мог транслироваться в открытом аналоговом эфире и одной из дружественных кабельных сетей с одним набором местных программ, а в сети заклятого конкурента — с другими "новостями". 
 
Случай, скорее, из разряда исключений, но в целом при таком варианте мы имеем классическую модель работы по схеме сетевого партнёрства: московский вещатель в обмен на какие-либо преференции (завод "слабого" канала в сети кабельщика, "вкусная" кнопка, ежемесячные отчисления в сторону сетевика) выделяет региональные "окна" для собственного контента кабельщика, а в некоторых случаях даже разрешает ему работать под своим брендом.
 
В этой ситуации кабельщику требуется получение собственной вещательной лицензии (она не может быть "универсальной", а только кабельной), куда вписывается 2 СМИ с пропорциями вещания в неделю: например, 10 часов — собственное СМИ, 158 часов — СМИ сетевого партнёра. Получив такую лицензию, кабельщик становится полноценным вещателем, обязанным отчитываться перед РАО за весь контент 24×7, вести эфирную отчетность, "полицейскую" запись, общаться с местным Роскомнадзором и т. п.
 
Национальные кабельные операторы в эту схему не "играют", но у межрегиональных и, преимущественно, локальных она весьма распространена. Особенно если весь город исторически "сидит" на кабеле и такой канал воспринимается как "свой", городской, являясь чуть ли не единственным источником обратной связи с местной властью.
 
В свою очередь, главная задача (или же "головная боль") вещателя-"москвича" здесь — обеспечить максимальное техническое проникновение на территории (то есть, заход и в другие, конкурирующие кабельные сети города).
 
Вариант 3. Бегущая строка и SMS-чат как признак стабильности регионального рынка
И всё же, политические амбиции среднестатистического локального кабельщика сильно меньше желания дополнительно заработать путём размещения "бегущей строки". Роскомнадзор этим понятием называет любое наложение дополнительной информации на ретранслируемый сигнал.
 
Врезки рекламы федералы кабельщикам обычно дают неохотно, не без оснований опасаясь "грязи" в эфире (хотя, казалось бы, всё давно автоматизировано) — и если и делают это, то по тем же причинам, что и в варианте 2.
 
Даже сейчас в стране немало городов (преимущественно, малых), где "бегучка" и чаты "висят" на ретранслируемых обязательных общедоступных каналах, и делает эти врезки далеко не всегда филиал НРА.
 
Здесь важны 2 момента. С одной стороны, в ТВ-сообществе принято считать, что получение вещательной лицензии только на рекламные вставки, в отличие от варианта 2, не требуется — достаточно общероссийской универсальной лицензии федерального вещателя. В целом, Роскомнадзор руководствуется подобными же резонами, если речь идет именно о прямой (коммерческой) рекламе в виде вставок и, обнаружив при своём мониторинге возможное превышение объемов, просто передает информацию в ФАС.
 
С другой стороны, упомянутые 9 минут на час, как правило, у всех федеральных вещателей уже заполнены в рамках рекламных блоков, и единственный вариант сделать так, чтобы дополнительные рекламные наложения на контент не шли в учет общего рекламного времени — трактовать их как "некоммерческие объявления частных лиц" (то же самое, кстати, относится и к SMS-чатам).
 
Несколько лет назад регулятор выпустил рекомендации по бегущей строке, где обозначил свою позицию по "бегушке" и сообщил, что "ответственность за размещаемый в "бегущих строках" контент несет редакция регионального средства массовой информации, распространяемого по лицензии, и/или вещатель". 
 
Другими словами, если "бегушка" перебирает рекламный максимум, то, трактуя это как некоммерческие объявления, мы вновь возвращаемся от ФАС в зону ответственности Роскомнадзора. А, значит, это вещание собственного СМИ — и, следовательно, все же, требуется собственная лицензия. В ней может быть прописана даже 100% ретрансляция сетевого СМИ, но подпись под концепцией должен будет поставить главный редактор локального вещателя.
 
Обратившись к упомянутому выше 257-ФЗ, мы найдем в его тексте, с одной стороны, императив, что "не допускается изменение операторами связи <...> телеканалов <...>, кроме случаев предварительного согласования возможности такого изменения с вещателями", с другой — "оператор связи <...> обязан осуществлять в эксплуатируемых им сетях связи в неизменном виде <...> трансляцию обязательных общедоступных телеканалов". На мой взгляд, из этого следует, что каналы 1-21 "кнопки" никоим образом кабельщик менять не может, а вот для всех других, "необязательных" и "необщедоступных" — как договоритесь. И что, всё же, не снимает вопроса о необходимости локальной лицензии.
 
Вариант 4. "Мульти-концепция вещания"
Несколько лет назад регулятор сделал значительные послабления кабельному сообществу, упростив требования к содержанию лицензии на осуществление телевещания в кабеле. "Программная концепция вещания" была заменена "сведениями о программной направленности" (по факту, это исключило из соответствующего приложения "процентовку" тематик вещания, то есть позволило не следить так пристально за тем, чтобы в неделю было не больше и не меньше условных 12-ти часов спортивного вещания), а из приложения, описывающего территорию вещания, исчезло упоминание "кнопки" и количества абонентов.
 
Одновременно было введено понятие "универсальной" лицензии, дающей право на вещание во всех средах (наземное эфирное, спутниковое и кабельное вещание). Примерно в то же время на отраслевых форумах тогдашним замруководителя Роскомнадзора М. Ксензовым был обозначен вектор размышлений надзорного ведомства относительно необходимости указания перечня всех транслируемых каналов (СМИ) в единой вещательной лицензии на конкретную сеть оператора связи.
 
В самом деле, логика в этом есть. Определяя тот или иной набор каналов в своей сети или конкретных пакетах, оператор КТВ выполняет, по сути, функции "супер-главного редактора". Любое перемещение канала по частотному плану, полное или частичное снятие канала с трансляции — есть ни что иное как редакторские функции. Зачастую это "вкусовщина", а не только коммерческая стратегия. Но с точки зрения нормативно-правовой базы повлиять на желания кабельщика регулятор не может.
 
Несмотря на громкое название, "универсальная" лицензия с момента её выдачи ничем не отличается от "кабельной", потому что любую эфирную или спутниковую частоту в неё надо вписать (процесс называется "выделением конкретных радиочастот"), предварительно пройдя процедуру защиты программной концепции вещания на заседании Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию — где могут согласиться, могут отказать, а могут рекомендовать что-либо изменить и обратиться снова.
 
Таким образом, классические операторы платного ТВ (речь про OTT сейчас не ведём) находятся в изначально неравных условиях — каждому из четырех общероссийских DTH-операторов необходимо иметь свою "мультилицензию" вещателя, куда вписаны концепции и "кнопки" всех транслируемых ими каналов (соответственно, и включение новых каналов в пакеты может быть произведено только на основании решения ФКК), в то время как дружба конкретного кабельщика с конкретным вещателем ничем, кроме содержания договора, не регламентирована.
 
Саморегулирование — хорошая штука. Но есть подозрения, что в максимально зарегулированной законами за последние годы сфере медиа рано или поздно на это тоже обратят внимание не только читатели "Кабельщика".