В Госдуму по инициативе депутата-единоросса Аркадия Пономарева внесен проект поправок к закону № 436 "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". С текстом законопроекта можно ознакомиться на сайте Госдумы. В документе законодательно закрепляется понятие «патриотизм», а информация, в которой этот патриотизм отрицается или искажается, запрещается для распространения среди детей. Учитывая тот факт, что вся информация, признанная вредоносной для подрастающего поколения, может быть заблокирована без следствия и суда, эксперты опасаются, что такая борьба за патриотизм может стать очередным рычагом воздействия на СМИ и интернет.
 
Напомним, что в настоящий момент указанный закон предусматривает ответственность за использование экспрессивной лексики (мат), пропаганду алкоголя и наркотиков, самоубийств и насилия, а также нетрадиционных сексуальных отношений в интернете, и позволяет провайдерам блокировать такого рода информацию в Сети без судебного решения. При этом нарушившие эти законодательные нормы лица наказываются либо штрафом в размере от 100 до 300 тысяч рублей, либо лишением свободы сроком до двух лет. Новым законопроектом предлагается ввести такую же ответственность и за "антипатриотические высказывания".
 
Отметим, что новый документ определяет патриотизм как "любовь к Отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам". Причем, критерии антипатриотичности в поправках отсутствуют, механизм определения "непатриотичности" текстов или сюжетов также отсутствует. Более того, поправка о патриотизме противоречит Конституции, статья 29 которой гарантирует право беспрепятственно выражать свои идеи, мнения, убеждения. 
 
По мнению экспертов, новая инициатива может стать очередным инструментом влияния на СМИ и интернет. По словам ведущего аналитика Российской организации интернет-отрасли (РОЦИД), координатора Национального узла интернет-безопасности Урвана Парфентьева, еще "при разработке закона № 436 экспертная среда говорила, что его ахиллесовой пятой являются сами определения". Как сказал Парфентьев в комментарии "Новой газете", ранее значительная часть экспертов пыталась смотреть на закон оптимистично: "Никто не считал, что закон изначально был направлен на подавление тех или иных гражданских свобод. Теперь мы вынуждены признавать, что именно некорректные определения – изначальные и внесенные – создают возможность для злоупотреблений в плане вмешательства в оборот информации".