"Нечаянное" пиратство и его последствия

Тема пиратства, пожалуй, самая однозначно [плохо] и единодушно воспринимаемая вещателями и операторами. Но и самая разночитаемая. В том смысле, что каждая сторона трактует ее по-своему. Равно как и ответственность за борьбу с ней возлагает на разных лиц. Уж сколько копий поломали в дискуссиях вещатели, желая разделить эту ответственность с операторами, и операторы – с тем же намерением всячески от этой миссии (и затрат) отмахаться. А Россия как была в лидерах по уровню пиратства в сфере интеллектуальной собственности, так в них и остается.

И видов пиратства множество, его даже можно попытаться классифицировать: 

  • пиратство как таковое, т.е. вещание телеканала без лицензионного договора (встречается нынче редко, хотя ниже именно о нем речь и пойдет);
  • пресловутая недоотчетность (встречается почти повсеместно, преимущественно им страдают средние и малые операторы, хотя и относительный крупняк частенько не прочь помухлевать с цифрами и пакетами);
  • игры с пакетами каналов (вариация предыдущего пункта, которая приобрела такие масштабы, что вполне достойна отдельного упоминания);
  • онлайн-пиратство – многочисленные платформы, прописывающиеся в Smart-TV или интернете, транслирующие платные каналы пачками. Совокупная аудитория у таких платформ не так велика, как кажется, но поляну отрасли ребята подпортили;
  • хитрые платформы с целыми пакетами каналов, предназначенными для ретрансляции провайдерами, как бы с лицензионными договорами, но фактически не отслеживающие число конечных подписчиков, кормящие пакеты "100 каналов за 0 рублей". Таких платформ было на рынке несколько, и когда каналы разобрались в сути их "бизнеса", они естественным образом отмерли. Хотя есть подозрение, что не совсем;
  • и различные экзотические виды пиратства, как, например, встреченный нашей телекабельной экспедиции оператор в Пермском крае, который брал целиком пакет интерактивного ТВ от Ростелекома и транслировал его у себя в сети. Без изменений. Как свой. Или казахстанский оператор, который, пользуясь удаленностью от "центра", транслировал ТНТ и "Наш футбол", просто заместив метку на экране. Словом, с фантазией у советского человека все отлично.

 

Но это все присказка.

Так сказать, разогрев.

Вот теперь – сказка.

Буквально месяц назад – 26 мая – завершился в первой инстанции суд по делу о пиратстве, истцом в котором выступила компания "Бианка" - одна из компаний, входящих в группу "Телко Медиа", являющаяся учредителем и вещателем на территории России и Республики Беларусь телеканалов National Geographic и Nat Geo Wild. И, хотя это не первый такой суд на российском правовом поле, его все же можно считать прецедентом – прежде всего, из-за суммы компенсации в 500 тысяч рублей, сопоставимой с объемом лицензионных платежей за предполагаемый срок пиратства. Плюс ответчик должен будет по требованию истца оплатить судебные издержки и расходы вещателя по сбору доказательной базы в объеме, пропорциональном присужденной сумме компенсации. 

15 июня 2017 года был запущен еще один судебный процесс, где ответчиком выступает другой оператор, а истцом – компания "Диона", еще одна "дочка" "Телко Медиа", являющаяся учредителем и вещателем на территории России и Республики Беларусь телеканалов Fox и Fox Life. За исключением некоторых деталей (города, число вещаемых каналов и суммы компенсации), дела идентичны, но расскажу об уже завершившемся процессе – о втором позднее, когда пройдет суд.

История вопроса

Как рассказал Максим Калинин, гендиректор компаний-вещателей (истцов) "Телко Медиа", все началось с кризиса 2015 года и резкого скачка курса. Тогда многие операторы обращались к правообладателям с просьбами о снижении лицензионных платежей, фиксировании курса доллара/евро и проч. Большинство каналов шло навстречу, сочиняли какие-то специальные скидки, фиксировали курс, давали каникулы по оплате счетов и проч. Но большинство международных брендов изо всех сил старались сохранить контракты – если кто и шел на расторжение или приостановление договора, то старался отяготить его будущими обязательствами.

"Телко Медиа" "отличилось" – нескольким кабельным компаниям, приславшим жалобные письма о затруднительном материальном положении, предоставили возможность приостановить лицензионные соглашения без дополнительного отягощения и определенного срока. Приостановили до возобновления – договорились согласовывать и продлевать соглашения о приостановке каждые 3 месяца.

Сразу после приостановки договоров карты блокировались – с этого момента формально отсутствовал легальный доступ. Со стороны операторов никаких претензий по вопросу приостановки не было. 

Вскоре после правообладатель получил информацию об операторах, у которых транслируются телеканалы, несмотря на приостановку или отсутствие лицензионных договоров. Формируется такой список с помощью простого обзвона представителем канала колл-центров самих операторов КТВ. Такой мониторинг компания проводит регулярно. Сам по себе мониторинг, который проводит канал, не является доказательным: зачастую колл-центры операторов либо не в курсе относительно актуального состава пакетов, либо намеренно вводят потенциальных клиентов в заблуждение. Так или иначе, Fox, конечно, не рассматривает эту информацию, как стопроцентно достоверную – это, скорее, повод взять ситуацию на карандаш.

Под подозрение попало несколько компаний, но после дополнительной проверки большинство случаев вызвали сомнения. Полностью подтвердились подозрения только в отношении двух компаний – ИП Рыжова Наталья Александровна из города Кузнецк Пензенской области и еще одна компания в Краснодарском крае. В первом случае незаконно транслировались телеканалы National Geographic и Nat Geo Wild, во втором – Fox и Fox Life. (Название второй компании и подробности дела в интересах участников будут опубликованы после завершения суда).

Процедуры

Обе компании находятся в относительной близости к Москве. Возникни ситуация в Хабаровске, наверное, правообладателю было бы сложнее поехать посмотреть, зафиксировать нарушения и т.п. – все это стоит ощутимых денег. А в данном случае получить подтверждение трансляции каналов без договора оказалось проще и дешевле. Вторым этапом стало заключение договора с командой юристов, которая выехала на место и документально зафиксировала тот факт, что оба оператора транслируют телеканалы, собрала доказательную базу для суда.

Есть специальные люди – юристы и детективы, – которые выезжают на место, снимают жилье, заключают договоры с оператором и т.п.  Чисто технически эта схема отработана многими правообладателями за годы. Причем привлекать местных жителей, простых людей или, тем более, конкурентов оператора к такой работе нельзя – источники не самые надежные. Все процедуры правильно исполняют именно подкованные юридически люди – они формируют пакет доказательств, которые могут быть приняты судом, зачастую выступают свидетелями. 

На эту работу уходит обычно не менее нескольких недель.

Интересно, что информации о том, откуда компании брали сигнал, получить так и не удалось. Но для суда этого и не потребовалось.

Архив. Кабельщик, №4, декабрь 2005 г. Аудиторские проверки кабельных операторов. Интервью с Александром Силиным и Сергеем Коноплевым.

          Комментарий: Андрей Миронов, юрист

Как верно отмечено выше – вопрос сбора и оценки доказательств является наиболее важным в подобных делах. Во-первых, законом определено, что право признавать собранные материалы доказательствами или нет лежит в сфере компетенции суда и зачастую, во время предварительных слушаний и в процессе, стороне истца приходится давать консультации и объяснять суду как были получены доказательства, что из предоставленных материалов может являться доказательством. Ранее в суд предоставлялись протоколы осмотра интернет-сайта или протокол о регистрации факта наличия телеканала в программе оператора связи, предоставлялась техническая экспертиза сет-топ-боксов, из которой следовало какому оператору принадлежит источник данных, из которого они попадают в приставку и потом в телевизор в месте сбора доказательств. Сейчас все немного проще, поскольку суды вместе с обществом развиваются в технологическом плане, но риск оказаться перед судьей, который по привычке читает бумажную прессу и смотрит эфирное телевидение остается высоким.

Досудебное урегулирование

Фиксация фактов незаконной трансляции произошла только в ноябре 2016 года. Такой большой перерыв между сообщением о незаконной ретрансляции и собственно фиксацией в "Телко Медиа" объясняют новизной и сложностью процедур. До этого момента в компании никогда не занимались такого рода вещами – с операторами договаривались, даже вопросы недоотчетности как-то решали без судов [не доводить дела о недоотчетностях до суда предпочитают все правообладатели]. Но тут вот решили пойти до конца, что, пожалуй, по-человечески можно понять: операторам пошли навстречу, а они – вон чего.

После того, как все процедуры были проведены, все доказательства незаконной ретрансляции были собраны, юристы "Телко Медиа" связались с операторами. И первая реакция обоих операторов была одинакова – договориться. 

Есть стадия досудебного урегулирования, когда компания уведомляет ответчика о своих претензиях, о сумме компенсации и прочем – в данном случае суммы исков составляли 1 миллион и 500 тысяч рублей соответственно. Эти суммы сопоставимы с лицензионными платежами за предполагаемый период нелегальной трансляции. В сумму иска обычно включаются не только прямой ущерб, но и затраты истца на подготовку дела для суда, сбор доказательств и прочее, но в данном случае юристы "Телко Медиа" приняли решение взыскивать ее отдельно. Кроме того, вещателю обычно трудно доказать тот факт, что незаконная трансляция велась весь период, пока договор был приостановлен. 

Обе компании не согласились с суммами исков, не отрицая при этом факта нарушения, и дальше все происходило по разным сценариям.

Суд

Наталья Рыжова – совладелица и руководитель кабельной компании – изначально готова была идти на досудебное урегулирование конфликта, однако позднее изменила свое решение. В итоге было принято решение идти в суд.

26 мая, после нескольких заседаний суд вынес решение: исковые требования общества с ограниченной ответственностью "Бианка" удовлетворить частично, взыскать с индивидуального предпринимателя Рыжовой Натальи Александровны в пользу истца компенсацию в размере 500 000 руб., а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 11 500 руб. (другие подробности дела можно посмотреть тут).

Разумеется, оператор решением суда категорически недоволен – Наталья Рыжова считает представленные доказательства не очень надежными и понятными, а присужденную сумму компенсации чрезмерной (хотя суд при вынесении решения и присуждения суммы компенсации снизил сумму иска в два раза). Да и вообще ситуация с договором в ее представлении выглядит иначе. "Мы приостановили договор, но через какое-то время нам поступило предложение опять заключить его. Вот мы решили проверить, как каналы примут абоненты, прежде чем подписываться на них на три года – всего на недельку включили, и в это время так получилось, что проверяли. Доказать, что мы вещали всего неделю, мы не смогли," - прокомментировала ситуацию по телефону Наталья. 

Будет ли оператор подавать апелляцию, Наталья на момент разговора еще не решила – на сегодня срок подачи апелляции истек, но заявления в суд от нее так и не поступило.

Прецедент

Конечно, вещатели и раньше выигрывали суды, связанные с нелегальной трансляцией, но суммы компенсаций были скорее символическими, не сопоставимыми ни с лицензионными платежами, ни с суммами, которые они затрачивали на сбор доказательной базы. Собственно, мизерные компенсации были главной причиной, почему большинство правообладателей не слишком активно реагирует на сигналы кабельщиков о подозрительных пакетах или откровенном пиратстве конкурентов. При подготовке этой статьи мне довелось пообщаться с многими участниками рынка. Практически никто из них не захотел комментировать материал официально, но они были вполне единодушны в том, что борьба с пиратством – дело затратное и совершенно неблагодарное. 

Еще одна интересная деталь, неоднократно звучавшая в этих разговорах: кризис добрался и до нашей отрасли, операторам стало совсем невмоготу платить за контент. Поэтому чуть ли не половина расторжений контрактов происходит только на бумаге, а на самом деле каналы продолжают транслироваться. Проверить это у редакции "Кабельщика" возможности нет. Но наверняка такая возможность – а теперь и резон – есть у правообладателей. И это уже звоночек для операторов.