Заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Вадим Деньгин направил запрос-жалобу министру связи и массовых коммуникаций Николаю Никифорову на изменение стоимости подписки телеканала "Дождь". Об этом сообщает газета "Известия".
 
В жалобе указывается о планах "Дождя" повысить стоимость абонемента с 1 тыс. до 4,8 тыс. рублей для обладателей пакета услуг телеканала. По мнению Деньгина, это противоречит закону "О защите прав потребителей". 
 
"Руководство телеканала на своем сайте объявило, что намерено каким-то образом перевести текущих подписчиков на новые цены. Однако, согласно закону, даже вопрос об этом стоять не должен — телеканал взял на себя определенные обязательства перед своими клиентами и должен их выполнять, таков закон", - заявил Деньгин.
 
Депутат призывает провести проверку телеканала с тем, чтобы не допустить нарушения прав потребителей.
 
Платная подписка на интернет-вещание "Дождя" появилась в конце 2013 года, годовая подписка стоила 1 тыс. рублей. После принятия Госдумой и Советом Федерацией законопроекта о запрете рекламы на платных телеканалов "Дождь" заявил о намерении увеличить стоимость годовой подписки до 4,8 тыс. рублей в год. Генеральный директор телеканала Наталья Синдеева тогда заявила, что телеканал сможет остаться на плаву только если все 70 тыс. подписчиков платного интернет-вещания перейдут на новую систему. 
 
Отметим, что на данный момент телеканал "Дождь" предлагает своим абонентам несколько вариантов подписок на выбор.
 
Между тем, замминистра связи Алексей Волин также высказался о "Дожде", только в ключе переезда телеканала в новый офис с текущего Красного Октября. В интервью газете "Коммерсант" он заявил, что не видит ничего страшного в этой ситуации и что в его понимании это слабо вяжется с тяжелым финансовым положением, о котором заявляет "Дождь".
 
"Когда говорят, что канал переживает сложную экономическую ситуацию — в сложной экономической ситуации выбирают аренду подешевле", - сказал Волин. "Я не готов проникнуться сочувствием и понять, что у людей большое горе, когда мне рассказывают, как они переезжают в "Москва-Сити", - добавил чиновник.
 
"Что касается того, почему переезжают: здесь, арендодателей со стороны "Красного октября" я тоже могу понять. Когда вы не уверены в том, что ваш клиент с вами расплатится, скорее всего, вы будете искать толкового арендатора, который точно не вызовет у вас сомнений по поводу кредитоспособности", - заявил замминистра связи.
 
Одновременно c этим Волин положительно отозвался о телеканале "Общественное телевидение России" (ОТР). "Я считаю, что Анатолию Григорьевичу Лысенко удалось создать канал, о котором говорят", - сказал замминистра.
 
"Я сам их долгое время критиковал, будучи в первых рядах, за то, что они постоянно ходили и просили денег. Я могу сказать, что уже практически год они денег не просят", - добавил Волин.
 
Касаясь закона о запрете рекламы на платных телеканалах, представитель Минсвязи заявил, что понимает, что в результате действия этой нормы будут закрыты "слабые" каналы, и это, по мнению Волина, нормально.
 
"Если кабельный канал слабый, причем настолько слабый, что он еле дышит и не в состоянии даже сам себя прокормить, оно государству зачем? Оно что, санитар леса?", - задается вопросом замминистра.
 
Касаясь общей ситуации в российской журналистики, Волин заявил, что в России нет пропаганды, и в СМИ представлены разные точки зрения на те или иные вопросы.
 
"В Российской Федерации сегодня реально никакая настоящая пропаганда невозможна, потому что пропаганда всегда предусматривает отсутствие альтернативной точки зрения, отсутствие альтернативной информации. Пропаганда бывает только в тоталитарном обществе, когда у вас есть только одна единая, довлеющая над всем точка зрения. Это, кстати, то, что серьезно отличает российскую журналистику, где при желании можно найти любые точки зрения, от европейской и американской журналистики, где альтернативных точек зрения уже практически не осталось. Там все вписано в прокрустово ложе, и вы должны четко этому соответствовать", - сказал Волин.