А. Арушанян: рынок Армении постепенно легализуется

Недавно мы публиковали обзор рынка платного телевидения Армении, в котором обрисовали общую картину состояния и развития местного рынка PayTV. Сегодня же мы хотим представить нашим читателям более детальный рассказ о нюансах ведения бизнеса в Армении, и в этом нам помог президент Ассоциации кабельных телевещателей Армении Арарат Арушанян.
 
Кабельщик: Какова сейчас в Армении ситуация с рынком платного телевидения?
 
Арарат Арушанян: За последний год у нас мало что изменилось, если не считать цифровизацию, которая сейчас активно продвигается в Армении.
 
На текущий момент у нас работает 50 операторов, при этом официально выдана 51 лицензия на осуществление телерадиовещания. В принципе, для Армении, с ее почти 25 тысячами абонентов платного ТВ, это довольно много, но руководство нашей страны и регулятор придерживаются политики невмешательства в развитие и деятельность бизнеса. Хотя что касается эфирных каналов, то для них приостановили выдачу ещё в 2008 году.
 
К.: Почему?
 
А. Арушанян: Это было политически мотивированное решение, появившееся в ответ на большое количество запросов на получение эфирной лицензии. Правильное оно или нет — не будем судить, но лицензии на эфирное вещание не выдаются. Я, как руководитель Ассоциации кабельных телевещателей Армении, приветствую это, потому что в стране нет такого объёма контента, которого хватило бы на все эфирные каналы. На сегодня в Ереване в открытом эфире вещает 12 каналов, но даже для них не хватает материала. В результате, по вечерам в прайм-тайм мы просматриваем контент, который во всех нормальных странах идет только по кабелю, а не в открытом эфире. Это, конечно же, мешает развитию кабельного ТВ, но, к сожалению, с этим невозможно бороться, так как за каждым каналом стоят люди и бизнес-отношения... 
 
Тем не менее, наша Ассоциация создана, в том числе, и для решения этой проблемы: мы рассчитываем консолидировать операторов и решить вопрос с контентом.
 
К.: А существует в Армении что-то типа обязательного пакета?
 
А. Арушанян: Must-carry-каналы? Да, конечно же. Но пока только в качестве идеи: сейчас идет ее обсуждение, но окончательного решения еще нет. Недавно во втором чтении были приняты поправки к закону "О телевидении и радио" по части цифровизации страны. Официальный старт цифрового вещания начался 1 июля этого года, 100% территории Армении покрыто цифровыми передатчиками, отключение аналога намечено на 1 января 2016 года, В пределах большой части Араратской долины, Еревана и пригородов уверенно принимаются 18 каналов. По остальной Армении 9 каналов т. е. 1 мультиплекс. Сейчас уже более 50% домохозяйств Армении получили возможность смотреть 2 мультиплекса. И это еще усугубляет положение кабельных операторов.
 
Я честно скажу, мне не нравится многое, что делают в так называемом "экспертном сообществе" и в Министерстве связи. Они предпочитают решать все самостоятельно и нас на обсуждения никогда не приглашают, хотя многие люди меня лично знают. "Наверху", как правило, считают, что достаточно просто перенять чей-то опыт.
 
К.: Понятно. А что насчет пиратирования операторами контента? Насколько я понимаю, это еще один враг для отрасли платного ТВ в Армении?
 
А. Арушанян: Этого уже практически не осталось. Да, действительно, раньше кабельщики могли просто брать со спутника каналы целыми транспондерами, будь то каналы "НТВ-Плюс" или российские общественные каналы, и "вставлять" их себе в сеть. Были даже люди, которые строили бизнес-планы, создавали сети и т. д., но нигде не прописывали, что контент должен быть платным. 
 
Сейчас в Армении существенная доля контента платная, уже практически не осталось операторов, которые бы не платили за контент. По крайней мере за оплатой российского ТВ-продукта следят очень пристально. Да и многие каналы, в том числе российские, открыли на месте представительства, которые следят, чтобы не возникало проблем с лицензионными отчислениями. 
 
У нас в стране разве что остались случаи, когда люди платят за одну подписку на кабельное ТВ, а смотрят его сразу несколькими домохозяйств. Но зачастую это связано с проблемами инфраструктурного характера, поскольку в Армении очень развита магистральная кабельная сеть, но не развита сеть подвода до домов по улицам. У нас же по регионам очень много частных домохозяйств, которые разбросаны на удалении друг от друга, и довести кабель до каждого из них — очень дорого. 
 
 
К.: А какой средний уровень ARPU в стране? 
 
А. Арушанян: Цены кабельных операторов колеблются от 2500 драмов до 6500, в среднем получается около 3500 драм. 
 
К.: Давайте вернемся к операторам. Вы говорили, что их порядка 50 на менее чем 25 тысяч абонентов. Как так получилось?
 
А. Арушанян: В Армении очень много малых операторов. Из пятидесяти операторов, которым выданы лицензии, как минимум 40 — это компании с базой менее 1000 абонентов. Ведь у нас как — поставил в сельском районе маленькую головную станцию, завёл туда российские федеральные каналы типа СТС и ТНТ, и всё, больше людям ничего не надо.
 
К.: Российские? А не мешает ли просмотр именно российского телевидения, скажем так, самоидентификации местного населения?
 
А. Арушанян: С этим нет никакой проблемы, поскольку в регионах вы практически не найдете домохозяйства, в котором хоть кто-нибудь не работал в России. Знание русского языка у нас обязательно, он углубленно изучается даже в сельских школах. Если, допустим, в соседних странах, в той же самой Грузии, идёт борьба с русскоязычным контентом, то в Армении такого нет. У нас знающих русский больше, чем английский. 
 
Плюс, здесь есть финансовая сторона вопроса. Да, перевести весь контент на армянский было бы отлично, но для этого нужны огромные средства.
 
К.: А что у вас с рынком ТВ-рекламы? Есть ли возможность ее продажи на неэфирных телеканалах в Армении?
 
А. Арушанян: Реклама на неэфирных каналах у нас запрещена. Эта тема в Армении полностью закрыта, равно как и замещение рекламы. 
 
К.: То есть вы транслируете только централизованную рекламу, ту, что идёт из Москвы?
 
А. Арушанян: Да, канал транслируется такой, какой он есть. Никаких замен, даже бегущую строку запрещено вставить.
 
К.: А как чувствуют себя местные каналы?
 
А. Арушанян: У местных каналов своя тема, свой регламент. Как раз они и провели закон о запрете на замену рекламы. У нас в Ереване в свободном эфире идут каналы "Культура", "Первый канал" (так называемый "Первый СНГ") и "Россия Планета". Причём "Россия Планета" идёт по всей стране. В своё время люди, которые организовывали вещание этих каналов, замещали российскую рекламу местной, просто поставив видеомагнитофон и запуская по нажатию кнопки местную рекламу. И по сути, ничего не делая, не создавая контент, они заработали большие деньги, ведь рейтинг "Первого канала" был выше, чем всех остальных армянских каналов. Из-за этого остальные каналы ополчились на них и закрыли эту бозможность. 
 
К.: Есть ли какие-то особенные регламенты в отношении армянских телеканалов?
 
А. Арушанян: Они все должны вещать на армянском языке. Но при этом по закону допускается до 35% иностранного контента. Поэтому фильмы без перевода или те, которые куплены, к примеру, у "Партнершип" и переведены в Москве, так и ставятся в эфир на русском языке, без каких-либо титров. 
 
У нас есть только один канал, который 100% всегда вещает только на армянском языке и все фильмы переводит — это "Общественное телевидение Армении".
 
К.: Спасибо!
 
 
Беседовала Яна Бельская

Темы

Тренды развития видео в 2019 году

Директор департамента ТВ и контента J'son and Partners Consulting Дмитрий Колесов рассказал про использование видеоконтента игроками рынка, а также зачем медиахолдинги создают собственные OTT-сервисы.

Новые телеканалы-2019: Демографический телепереход

Константин Дьяков представляет авторский обзор новых телеканалов (в 4 частях), начавших вещание в России в течение 2019 года. Главный тренд - отсутствие явных тематических блоков среди более чем трех десятков каналов.