А.Сосновский: у разных компаний разные ресурсы

Кабельщик: Закрытие спутникового проекта "Радуга ТВ", разумеется, взбудоражило рынок. Некоторые даже высказывали мнение, что "Радуга-ТВ" просто не очень старалась выполнить требования чиновников, поэтому произошло то, что произошло. На страницах "Кабельщика" мы неоднократно писали об этой ситуации, причем публиковали как вашу версию событий, так и версию Роскомнадзора, а они различаются, и существенно.
 
Анатолий Сосновский: По-моему, они не очень различаются. Дело в том, что у нас на руках есть вся переписка по вопросу лицензии с Роскомнадзором. Вся эта эпистолярная история длилась несколько лет, один список наших писем в адрес регулятора занимает порядка 5-6 листов, и все они по поводу разных возможностей по получению лицензии. На некоторые мы получали ответы, на некоторые нет...
 
Дело в том, что, когда "Радуга" только создавалась, порядок лицензирования был другим, и никакой вещательной лицензии DTH-операторам не полагалось. В первый раз "Радуга ТВ" отправила в Роскомнадзор официальный запрос о необходимости получения лицензии еще в 2009 году. На что регулятор 26 января 2010 года ответил, что поскольку спутниковое вещание лицензированию не подлежит, в лицензии он нам отказывает. Ну не подлежит, так не подлежит. У нас была связная лицензия, мы на ее основании работали.
 
Дальше, в середине 2011 года, нам присылают рекомендацию получить лицензию на осуществление спутникового вещания, при этом официального положения на эту тему еще нет. Ок, я, в то время директор "Радуги", иду общаться с господином Ксензовым, который подтверждает необходимость получения лицензии. Мы, разумеется, совершенно искренне сообщаем о готовности пройти лицензирование, но при этом честно указываем на одну загвоздку — компания-то у нас иностранная. Соответственно, чтобы получить лицензию, нам необходимо компанию реструктурировать, а иначе, если мы сразу подадим документы, то получим отказ по формальному основанию. Руководитель регулятора вошел в наше положение, но рекомендовал не затягивать с вопросом. 
 
В результате мы запускаем процедуру реструктуризации, которая занимает у нас больше полугода. За это время, согласно предусмотренному акционерным соглашением принципу ротации акционеров в управлении "Радугой", я благополучно сменяюсь с поста гендиректора, и на мое место приходит представитель MTG Алексей Кроль. Он тоже предпринимает шаги в отношении получения лицензии, но с лицензией происходит пробуксовка.
 
Когда Алексей Кроль передает гендиректорство дела другому представителю MTG Сергею Миронову, его вообще откровенно начинают прессовать многократными проверками, административными штрафами и прочим. В конце концов Сергей подает в отставку.
 
Очередным новым гендиректором "Радуги" назначается Ольга Абрамова, до этого занимавшая пост заместителя трех предыдущих гендиректоров. Она, в свою очередь, получает уведомление об открытии уголовного дела, на что логично заявляет: "Знаете, ребята, не хочу я тут быть генеральным директором". И увольняется.
 
Дальше совет директоров срочно ищет нового директора, который в сущности занимается уже только процессом ликвидации оператора. 5 декабря 2014 года "Радуга" прекращает оказание услуг абонентам, и менеджмент занимается в основном сворачиванием бизнеса и содействием абонентам в плавном переходе на другую платформу...
 
Собственно, вот и вся история, от которой остались обширная переписка, куча административных и незавершенное уголовное дело. Все эти бумаги, облаченные в большую толстую папку, уже много месяцев украшают мой стол.
 
К.: Какова была формальная причина у Роскомнадзора отказать вам в выдаче лицензии, после того как "Радуга" прошла реструктуризацию?
 
А. Сосновский: Формальные причины были разные — чаще всего то, что пакет документов не соответствовал требованиям законодательства. Для получения спутниковой лицензии необходимо получить универсальную лицензию и выиграть конкурс на радиочастоты — это при том, что "Радуга" изначально создавалась на основе пакета каналов, уже вполне легально размещенных на спутнике ABS! Первый такой конкурс для целей DTH, между прочим, впервые был проведен совсем недавно.
 
К.: Да, первой стала компания "Орион Экспресс", которая не без труда прошла все эти множественные процедуры, включая конкурс ФКК (Федеральной конкурсной комиссии). Как вы считаете, почему "Радуге-ТВ" не удалось пройти конкурс?
 
А. Сосновский: Ну, у каждой компании свои ресурсы и возможности. Может быть, сыграло роль то, что у "Ориона" был больше ресурс или опыт, умение. Или отсутствие иностранных акционеров. Я не знаю...
 
К.: Как вы думаете, это вина платформы, что она не выполнила все требования регулятора, или все-таки стояла задача очистить рынок от мелких платформ?
 
А. Сосновский: Сложно сказать, как это было в самом начале, когда процесс стартовал. Но думаю, к какому-то моменту было решено, что для рынка достаточно такого-то количества операторов, остальные должны уступить дорогу.
 
К.: Тогда логично предположить, что на рынке не должно было бы появиться новых платформ, однако МТС без проблем получил спутниковую лицензию и запускает собственный спутниковый проект. 
 
А. Сосновский: Повторюсь, у разных компаний разные ресурсы. Возможно у "Системы Масс- Медиа" и МТС были какие-то аргументы, которые позволили обосновать появление нового DTH-игрока.
 
К.: А как в целом вы относитесь к проекту МТС?
 
А. Сосновский: На мой взгляд, этот спутниковый проект чрезвычайно затратен. Наверное, он может "выстрелить" в силу того, что у МТС есть огромная база абонентов мобильной связи, а также собственные кабельные сети. Логично в дополнение к имеющимся услугам предложить абонентам еще и спутниковое телевидение, переведя всю линейку на единый счет. 
 
Будет ли эта конструкция востребована в условиях кризисной экономики и трендов на "ужатие" всего и вся — я не знаю. Хватит ли запаса прочности у оператора — тоже открытый вопрос. Но вообще, концепция вполне рабочая именно для крупных телеком-игроков. Теоретически то, что сейчас пытается начать МТС, могли бы сделать и "Ростелеком", и "МегаФон".
 
К.: Возвращаясь к закрытию "Радуги-ТВ", за пять лет к оператору подключилось несколько сот тысяч абонентов. Куда денется абонентская база оператора? Согласно сообщениям в прессе, на нее претендуют сразу два спутниковых оператора. Поэтому хотелось бы коснуться нюансов договоренности "Радуги" со спутниковой платформой МТС.
 
Анатолий Сосновский: Давайте по порядку. Как уже было сказано, оба паритетных акционера "Радуга Холдингз" — шведский холдинг MTG и "Континентал Мультимедиа" — приняли решение прекратить операции компании с 5 декабря 2014 года, что в обозначенный срок и было выполнено. Помимо прочего была достигнута договоренность с оператором "Спутниковое телевидение" (СТВ), являющимся совместным проектом МТС и "Система Масс-Медиа" и вещающим с той же платформы ABS-2, что и "Радуга ТВ", о том, что "Далгеоком" окажет маркетинговое содействие этому оператору в переходе абонентов "Радуги" (той их части, которая пожелает это сделать) на новую спутниковую платформу. 
 
Содействие заключается в том, что на сайте "Радуги" размещается и абонентам рассылается сообщение, уведомляющее их, что есть определенное предложение от компании СТВ, которая готова на льготных условиях предоставить то-то и то-то. 
 
СТВ и компания "Далгеоком" договорились, что на переходный период абоненты "Радуги", чтобы не лишать их в первую очередь просмотра общедоступных федеральных каналов, бесплатно получат от СТВ те каналы, которые идут с транспондеров ABS-2, принадлежащих МТС, — а это как минимум 15 эфирных каналов, включая все обязательные, плюс ряд тематических телеканалов. Кроме того, МТС "переподнял" телеканалы "Клуба 100″ на свои транспондеры, и уже от своего имени предоставлял весь вышеперечисленный контент бывшим абонентам "Радуги ТВ", причем на том оборудовании, которое у абонентов уже имеется.
 
Плата за это не взимается, соответственно, ни МТС, ни "Далгеоком" никаких денег не получат. Ко всему прочему, компания взяла на себя затраты, связанные с содержанием центра поддержки абонентов и будет платить зарплату его сотрудникам, чтобы те отвечали на звонки, регистрировали желающих перейти на новую платформу, и впоследствии перенаправляли полученные данные в СТВ. Ну, а дальнейшие действия по оформлению подписки, снабжению абонентов новым оборудованием и так далее — это уже заботы нового оператора. Собственно, таков смысл договоренности.
 
К.: А на какой срок действует данная договоренность?
 
А. Сосновский: На сегодняшний день договорились, что эта схема будет работать до 31 марта 2015 года. Но теоретически эти сроки можно продлить, если в этом будет реальная необходимость. 
 
К.: Придется ли абонентам "Радуги", которые решат перейти на их спутниковую платформу, менять оборудование?
 
А. Сосновский: Да, оборудование придется заменить, поскольку МТС, как я понимаю, намерен предоставлять более технологичный, по сравнению с "Радугой ТВ", сервис. Там будет и интерактив, и большое количество дополнительных услуг. 
 
К.: И, судя по лицензии, каналов у МТС будет больше, чем у "Радуги"?
 
А. Сосновский: Вообще, это вопрос к МТС, но, насколько мне известно, перечень каналов, заявленных в лицензионном списке и вывешенных на сайте оператора — это то, что он хотел бы разместить на своей платформе. А вот с кем компания реально договорилась, я не знаю.
 
К.: Вы, конечно, знаете, что "Орион Экспресс" также объявил о готовности принять абонентов "Радуга ТВ" на свою платформу, причем на льготных условиях. Что вы по этому поводу думаете?
 
А. Сосновский: Да, я знаю об этом, предложение оператора было похоже на то, о чем в итоге договорились с МТС. Но при равенстве условий, выбор был сделан в пользу МТС по той простой причине, что его платформа расположена на том же спутнике, что и "Радуга", и в результате перехода для абонентской базы не возникнет перерыва в получении услуги. 
 
При закрытии проекта для нас как представителей одного из акционеров был принципиален фактор отсутствия скандала на рынке и напряженности среди абонентов, которые заплатили за услугу, а их лишили телевидения прямо перед новогодними праздниками. Договоренность с МТС-СТВ позволит бывшим подписчикам бесплатно на протяжении нескольких месяцев получать пакет каналов и постепенно, при желании, переходить на новую платформу..
 
К.: Помимо изменений на платформе "Радуга-ТВ", на рынке ждут перемен и с компанией "Контент Юнион" (бренд "Клуб 100″) (Анатолий Сосновский является председателем совета директоров "Контент Юнион" — примечание редакции). Расскажите об этом, пожалуйста. Каналы "Клуба 100″ насовсем перейдут на платформу МТС или временно — только для бывших абонентов "Радуги ТВ"?
 
А. Сосновский: Каналы "Клуба 100″ никуда не перешли, и среди кабельных операторов они дистрибутируются ровно так же, как ранее. Другой вопрос, что в результате прекращения деятельности "Радуги" мы потеряли возможность осуществлять DTH-вещание своих телеканалов.
 
Если говорить вообще по поводу перспектив "Клуба 100″, могу сказать, что нас устраивает его положение на рынке, мы намерены сохранять и развивать этот проект и дальше. Конечно, нынешняя ситуация на рынке не настраивает на оптимизм, так что приоритет сегодня — борьба за выживание существующих телеканалов, и вариантов с запуском новых мы пока не рассматриваем.
 
К.: Сейчас любым независимым телеканалам, не относящимся к структурам "Газпром-медиа" и ВГТРК, приходится нелегко...
 
А. Сосновский: Да. Для игроков — к счастью или к сожалению, — не имеющих на сегодня, в условиях стремительно монополизирующегося рынка, отношения к вышеперечисленным "великим", вопрос стоит очень просто: насколько жизнеспособными они будут в новых рыночных условиях и смогут ли зарабатывать?
 
Изначально, создавая "Клуб 100″, мы рассчитывали, что этот медиа-проект будет для нас своего рода активом "на вырост", который, достигнув определенного уровня развития, сможет дальше куда-то влиться, либо привлечь инвесторов. Собственно, к такому сценарию мы готовы всегда.
 
Что касается "Клуба 100″, то действуя в ныне существующем правовом поле, он, как и большинство вещателей тематического телевидения, потеряет существенную часть своей выручки (по нашим подсчетам, порядка 20%) в результате ограничений на рекламу. 
 
К.: Может ли коснуться "Клуба 100″ и закон о 20%-ном ограничении зарубежной доли в компаниях, работающих на российском рынке?
 
А. Сосновский: Да. Нам придется реструктурировать юридическую организацию бизнеса "Клуба 100″, чтобы эта российская по сути компания работала в полном соответствии с изменившимся законодательством.
 
Меня, откровенно говоря, больше волнует не юридическая, а чисто коммерческая сторона вопроса. Потому что каналы "Клуба 100″ — это коммерческое телевидение, и они создавались для того, чтобы зарабатывать деньги. На сегодняшний день нам еще как-то удается это делать — мы получаем немножко больше чем тратим. Сможем ли мы это делать в дальнейшем, пока неясно.
 
Очевидно, что мы переживаем период, когда доминирующим вектором развития является не качество и разнообразие контента, а его определенная унификация. И естественно, что относительно небольшие игроки, в частности "Контент Юнион",оказываются не в самых благоприятных условиях.
 
К.: Нет ли опасений, что с закрытием "Радуги-ТВ" компания потеряла своего рода "подушку безопасности" для каналов "Клуба 100″? Скажем, у "Триколор-ТВ" есть родственная структура по производству телеканалов — компания "Первый ТВЧ", у МТС-ТВ это "Стрим", у "Орион Экспресс" — "Макс Медиа", соответственно поддерживает производство телеканалов "под себя" и "НТВ Плюс"?
 
А. Сосновский: Я бы так не сказал. Основной подушкой безопасности для "Клуба 100″ являлась все-таки не "Радуга-ТВ", а то, что наши каналы стоят на наших же спутниковых транспондерах. "Радуга-ТВ" была скорее дополнительной "подушкой", она никогда не играла даже роли основного плательщика для каналов "Контент Юнион". Она просто не успела стать таковой, потому что её слишком рано начали "сбивать".
 
Кстати, по поводу бытующего мнения, что "свои" каналы обходятся платформам по ценам ниже рыночных — это совсем не так. Спутниковый оператор "Радуга ТВ" платил абсолютно рыночные лицензионные платежи в адрес "Контент Юнион". И это актуально практически для всех платформ и их "родственных" производителей контента. Я бы сказал, что иногда они платят даже чуть больше.
 
К.: Известно, что "Сигнал-Медиа" сейчас включает в свой дистрибуционный пакет новые и новые телеканалы, многие интересные проекты получали предложения перейти на дистрибуцию в эту компанию. Учитывая ситуацию и общую платформу ABS-2 было бы логично предположить, что и каналы "Клуба 100″ могут договориться с "Сигналом". Получал ли "Клуб 100″ подобное предложение?
 
А. Сосновский: Мы находимся в контакте с "Сигнал-Медиа" и с другими структурами ВГТРК. Более того, как вы знаете, каналы "Сигнал-медиа" до не такого уж давнего времени стояли на нашей спутниковой платформе. В общем, у нас налажено нормальное сотрудничество с этой компанией. Однако переговоров о взятии "Сигналом", что называется, "под крыло" каналов "Клуба 100″ мы не проводили. 
 
К.: Но вернемся к истории с "Радугой". Повлияла ли на готовность закрыть проект авария, произошедшая на ABS-2? Удалось ли в итоге решить проблему с пострадавшими транспондерами?
 
А. Сосновский: В результате этой аварии наш оператор связи "ГеоТелекоммуникации" потерял 4 транспондера. Они потеряны безвозвратно. Причем это были транспондеры, которые находились у другой нашей компании в собственности, а не в лизинге (собственные стоят дороже, но при этом себестоимость емкости на них ниже, чем на лизинговых транспондерах). 
 
К.: Страховка покрыла ваши потери?
 
А. Сосновский: Получение страховки —длительный процесс. Но я надеюсь, что те деньги, которые мы вложили в потерянные транспондеры, будут нам возвращены.
 
Конечно, с точки зрения развития бизнеса, для нашей компании это серьезная потеря — времени, возможностей. Тем не менее, существенной роли в принятии решения о закрытии "Радуги" эта история не сыграла.
 
К.: Спасибо!
 
Беседовала Яна Бельская