Виталий Шуб

Виталий Шуб: "Технологии ФЦП устарели еще до начала ее реализации"

Михаил Силин: Здравствуйте, уважаемые друзья. В эфире программа «ТВ-Профи на» канале «Про бизнес». С вами ведущие Михаил Силин и Яна Бельская.

Яна Бельская: Здравствуйте, я хотела бы представить сначала нашего гостя. Это Виталий Элконович Шуб, советник президента компании «Транстелеком». Мы с Михаилом знаем Виталия, как одного из крупнейших специалистов рынка платного и бесплатного телевидения, и всего, что касается вещания, технических вопросов.

М.СИЛИН: Я хотел бы добавить, что Виталий, наверное, был одним из первых в нашей стране руководителей проекта по построению современной кабельной оптоволоконной сети, еще в 1995 году. Эта первая сеть была построена в Москве, и поэтому, наверное, нет на рынке эксперта с большим опытом, чем он.
Сегодня наша программа посвящена вопросам, связанным с реализацией Федеральной целевой программы развития телерадиовещания, и она будет посвящена вот какому вопросу: Федеральная целевая программа – что это? Это программа устранения неравенства в телевидении прошлого, как это практически провозглашено сейчас, либо это шаг в телевидение будущего?
И первый вопрос к Виталию будет очень простой: согласны ли вы с тем, что основным результатом ФЦП должно быть то, что называется устранение цифрового неравенства, чтобы у всех граждан нашей страны была возможность принять те 20 каналов, которые возможно принять в Москве?

В.ШУБ: Спасибо за теплые слова! Очень хороший вопрос, ответить на не него невозможно отрицательно, точно так же, как невозможно было сказать в 80-м году – не согласны ли вы с тем, что через 20 лет будете жить при коммунизме. Я могу честно сказать: я согласен и с первым и со вторым. Бесспорно, нужно давать каналы, нужно давать каналов больше. С чем я не очень могу согласиться – это с магическим числом 20, как с любым магическим числом, потому что это нумерология, конечно. Реальность современного платного телевидения и вообще целевого телевидения состоит в том, что количество каналов в «трубе» стремится к бесконечности, и уже даже спутниковые операторы бюджетного класса дают 100+ каналов. Поэтому, когда я слышу про 20 каналов, у меня возникает вопрос: а будут ли довольны те, кто их получит? Не захотят ли больше?

Я.БЕЛЬСКАЯ: Ну, люди всегда хотят большего...

В.ШУБ: Да, люди всегда хотят большего. Наверное, те, кто сейчас имеет 1-2-3 канала, от 20 каналов придут в восторг. Но те, кто сейчас имеет 100-200 каналов, наверное, скажут: « ну… спасибо…»

М.СИЛИН: Скажите, пожалуйста, как на Ваш взгляд, у нас в стране осталось много тех, кто может принимать 2-3 канала?

В.ШУБ: Я могу сослаться на результаты последнего исследования Jason&Partners Consulting, которые как раз и проанализировали этот рынок, и их обзор был распространен по рынку, по-моему, две недели назад. И там были сделаны достаточно специфические выводы, относительно того, что, строго говоря, эта программа в том виде, в котором она сейчас существует, все-таки нацелена на сегмент очень отдаленных и очень слаборазвитых в телевизионном отношении районов. То есть, она, судя по результатам этого исследования, «летит мимо».

М.СИЛИН: Но ведь известно, что в странах с такой большой территорией как Россия (не с точно такой территорией, конечно, но, тем не менее, с очень большой), огромную роль играет спутниковое телевидение. В нашей стране очень много платформ спутникового телевидения и они обслуживают уже огромное количество абонентов, превышающее 10 миллионов абонентов...

Я.БЕЛЬСКАЯ: Скорее совокупно 13 миллионов.

М СИЛИН: Ну, хорошо – 13 миллионов. Если послушать планы, которые провозглашает «Триколор-ТВ», то скоро это будет 15-16-17 миллионов домохозяйств. А нужно ли им так сильно думать об этих отдаленных территориях, о которых говорит Jason&Partners, если эти территории на самом деле можно обеспечить вещанием со спутников?

В.ШУБ: К сожалению, правда жизни состоит в том, что страна перманентно отстает от глобального рынка. И она все время идет в другой полуволне цикла – предыдущей. Это касается и развития DVB-T и DVB-T2, это касается практически всего инфо-телекоммуникационного сектора. С моей точки зрения, как частного лица, сейчас ситуация такова, что практически все что строится или планируется построить (за исключением сегмента VSAT) в среде эфирных беспроводных средств доставки массового вещания – это уже вчерашний день. И если говорить о сегменте телевещания, то с учетом очень высокого уровня проникновения многоканального телевидения в формате IPTV, в формате открытого аналогового кабельного пакета, в формате DVB-С, - в целом разворачивание таких систем, имеющих ограниченную пропускную способность, ограниченную канальную емкость – это, как мне кажется, уже анахронизм. Еще раз подчеркиваю – это моя частная точка зрения.

Я.БЕЛЬСКАЯ: Что же тогда получается? Мы знаем, что каждый человек в нашей стране сейчас, если он ХОЧЕТ смотреть телевидение – он БУДЕТ смотреть телевидение. Стало быть, сейчас «вбухивается» огромное количество денег в то, чтобы построить дублирующую сеть и «греть воздух» там, где телевидение не нужно?!

В.ШУБ: Да, именно это я и говорю.

Я.БЕЛЬСКАЯ: То есть мы можем закрывать программу сразу.. :)

В.ШУБ: Существует опыт Евросоюза. Когда я говорил о полуцикле, я опирался на международный опыт. Существует опыт Евросоюза, есть – я точно не помню – директивы или рекомендации Евросоюза о полной очистке DVB-T-спектра под LTE. Это данность, это факт…

Я.БЕЛЬСКАЯ: Объясните нашим зрителям, пожалуйста, что такое LTE?

В.ШУБ: Это сеть четвертого поколения широкополосной связи, с пропускной способностью от 100 и выше Мб/сек на сотую сектора. Поскольку в сотовой связи, в том числе в широкополосной связи передачи данных, бизнес-модель понятна и прозрачна, а любая вещательная модель базируется на рекламной модели, которая имеет ограниченную канальную емкость, потому что невозможно рекламные бюджеты распылить на 100, 300, 500 или тысячу каналов, то понятно, что в целом общая законодательная инициатива в Штатах, Евросоюзе и в наиболее продвинутых странах юго-восточной Азии сейчас – это полное замещение вещательного эфирного телевидения в аналоговом и цифровом формате на широкополосные сети четвертого поколения. Они, кстати, в режиме MBMS (Multimedia Broadcast Multicast Services) дают возможность (по крайней мере, теоретически) определенное количество ТВ-каналов вписать в вещательном формате в общий сотовый поток, к абоненту. Но поскольку там бизнес-кейс понятен и прозрачен, и там есть инвесторы, которые стоят в очереди, чтобы войти в эти «золотые частоты» и их освоить в понятном для бизнес-сообщества духе и стиле, то, конечно, давление на рынок идёточень большое.

М.СИЛИН: Из этого можно сделать вывод, что единственным достоинством этих вещательных сетей сегодня является их абсолютная доступность для любого человека, имеющего какое-то приемное устройство. То есть до того, как все эти программы, связанные с развитием технологий LTE, получили необходимое финансирование. Основное достоинство – это доступность.

Я.БЕЛЬСКАЯ: Чем это «сегодня» отличается от «вчера», когда любому человеку достаточно было иметь какое-нибудь приемное устройство или тарелку…?

В.ШУБ: Есть один очень большой минус, и о нем все время забывают. Я постоянно пытаюсь понять для себя – из каких ежедневных правил проектируются современные сети DVB-T2, которые сейчас разворачиваются. Они проектируются сразу с прицелом на так называемое indoor-coverage, то есть проникновение внутрь здания, или они проектируются по инженерным правилам outdoor-coverage, т.е. проникновение на улицу? Первый вариант гораздо дороже, он требует гораздо более высокоплотных сетей и гораздо более высоких инвестиций потому, что необходимо обеспечить в режиме одночастотных сетей порядка 95-97% проникновения внутри здания. Это сложная инженерная задача, и она требует больших денег. Я не знаю, из каких режимных правил сети проектируются сейчас, но я могу сказать одно: тут существует лишь 2 сценария или варианта использования сетей DVB-T2. Если они дают хорошее проникновение в indoor, значит, теоретически, мы возвращаемся к эпохе КВН’ов, Рубинов и всяких прочих приемников с глицериновыми линзами, когда у человека есть в комнате ресивер с какой-то антенной или кабель в телевизоре, он смотрит 10-20 каналов, и думает – ну и слава богу! Если же они оптимизированы под outdoor, то тогда счастье автомобилистам. На рынке рано или поздно появятся не аналоговые, а цифровые автомобильные телеприемники или навигаторы, скомбинированные с телеприемником, что наиболее оптимальный вариант. И люди за рулем в пробках могут замечательно смотреть 10-20 цифровых каналов.

Я.БЕЛЬСКАЯ: В Москве они и сейчас есть. А возможен ли апгрейд DVB-T и DVB-T2 форматов до LTE?

В.ШУБ: Нет.

Я.БЕЛЬСКАЯ: То есть мы сейчас выбрали фактически на государственном уровне конечную в своем развитии ветвь?

В.ШУБ: По прецеденту стран – той же Северной Америки, Западной Европы и юго-восточной Азии – это тупик.

М.СИЛИН: Ну как сказать тупик. Это как черно-белое телевидение, которое тоже когда-то закончилось. Можно ли сказать, что это был тупик? Наверное, нет, потому, что потом создали цифровое телевидение, и телевидение осталось. Я обращаю внимание на то, что необходимость этого перехода от черно-белого к цветному породила все эти очень сложные стандарты кодирования сигнала – PAL, SECAM и прочие, люди были просто вынуждены их создать. Поэтому называть сейчас переходный процесс тупиковым, наверное, не совсем некорректно.

В.ШУБ: С технической точки зрения – корректно. С точки зрения политкорректности – да. Но правда жизни состоит в том, что технологические передатчики DVB-T2 ни во что, кроме как в передатчик DVB-T2, переделать невозможно.

М.СИЛИН: Наверное, да, потому, что это, конечно, разные технологии. И LTE – это двусторонняя связь…

В.ШУБ: Технически это не совсем точно, потому что LTE в режиме TDD, то есть временного дуплексирования, позволяет использовать один и тот же частотный канал и для приема и для передачи. Поэтому в LTE TDD возможно замещение телевизионного сигнала двунаправленным сотовым сигналом. Там не требуется разнесение uplink и downlink, то есть канала к абоненту и от абонента. Но в любом случае передатчик DVB-T2 в LTE-трансивер переделать невозможно.

Я.БЕЛЬСКАЯ: Если вернуться к DVB-T2 – что имеем, то имеем. Про LTE говорить не можем. Что получат абоненты после внедрения цифрового телевидения и отключения аналога? Получат ли они возможность выбора большого количества каналов? Получат ли они возможность так называемого тайм-шифтинга – ставить на паузу, записывать какие-то программы. Хотелось бы также спросить у Вас, что такое HbbTV, которое сейчас фигурирует в промо-ролике РТРС. Словом, что получит абонент?

В.ШУБ: Я конечно, не составитель планов РТРС в этом вопросе, но насколько я понимаю из общих соображений, в цифровой поток можно встраивать много всего: можно встраивать рекламу, можно встраивать поток данных. Кстати, были такие эксперименты в Москве по транслированию одновременно, скажем, данных с биржи Форекса. То есть цифровой поток обладает достаточно большой емкостью, и поэтому, в зависимости от  политики вещателя, в него можно вложить достаточно большое количество дополнительной информации, которая адресована либо всем зрителям, либо какой-то адресной аудитории. Например, можно вложить систему оповещения – очень удобная вещь, если предполагать, что это смотрят все.

М.СИЛИН: А это смотрят все?

В.ШУБ: А это вопрос не ко мне. А вопрос к пипл-метрам, которые измеряют аудиторию.

Я.БЕЛЬСКАЯ: А оповещение о чем?

В.ШУБ: Скажем, чрезвычайные ситуации, какие-то промо-акции – что угодно. Цифровой поток тем и хорош, что в пределах выделенной полосы он абсолютно универсален. Его можно развернуть в любую сторону. Это замечательное качество вообще цифрового формата телевидения, оно дает неограниченные возможности.

Я.БЕЛЬСКАЯ: Будет ли возможность поставить программу на паузу или перемотать, например рекламную паузу?

В.ШУБ: Частично это определяется соглашением вещателя с правообладателями, которые либо разрешают, либо блокируют такую возможность. Но с технической точки зрения ничего не помешает пользователю либо пользоваться приемником со встроенной системой хранения, которая позволяет записать передачу, а потом определенным образом смонтировать ее для себя, либо использовать приемник с соответствующим интерфейсом, для пристыковки такой системы хранения и реализации функциональности time-shifting или catch-up TV так, как ему удобно. Это вопрос, по сути дела, некоторых дополнительных денег, которые пользователь должен заплатить за дополнительную функциональность приставки.

М.СИЛИН: Когда мы говорим о дополнительных функциях, которые может получать абонент, давайте подумаем – мы говорим об эфирном цифровом телевидении, либо мы говорим о многоканальном кабельном цифровом телевидении? Потому, что возможности этих систем разные, и есть ли смысл реализовывать эти функции в эфирном телевидении?

В.ШУБ: Поскольку в эфирном телевидении эти функции реализуются посредством приставки, то, с моей точки зрения, это целиком вопрос спектра предложений на рынке по таким приставкам, которые совместимы с развернутой в стране национальной системой вещания. И того, когда зрители голосуют рублем – они либо покупают приставку с базовой функциональностью (это я теоретизирую), которая не позволяет ничего, только смотреть потоковое телевизионное вещание, или она позволяет реализовать функцию time-shift или catch-up. Но мне кажется, это проще отдать на откуп свободному рынку – что люди будут покупать, то им и нужно. Мне больше импонирует такая модель.

М.СИЛИН: Другими словами, некоторые дополнительные услуги возможны и в сетях эфирного телевидения тоже?

В.ШУБ: Все, что можно встроить в цифровой поток в пределах его пропускной способности, а мы говорим об энном количестве Мбит/секунду...

М.СИЛИН: Ну смотрите, первый мультиплекс – таким словом обозначают некую несущую, цифровой поток, в котором распространяются 10 телевизионных каналов. DVB-T2 – это 33 мегабита, то есть ресурс сильно ограниченный. Если мы сравним его с полосой кабельных сетей и тем более IPTV-сетей передачи данных, он очень ограничен. Тогда имеет ли смысл здесь выделять полосу на подобного рода услуги, учитывая, что подавляющее большинство жителей городов, и не только городов, где подобного рода услуги могут быть интересны, уже пользуются услугами кабельного или спутникового телевидения. И, соответственно, этот дорогой частотный ресурс будет использован в городах, но вообще никем не будет востребован. А где-то, в каких-то малонаселенных пунктах, возможно, и будет востребован. Но, тем не менее, насколько это будет интересно и кому это будет интересно такие услуги предоставлять?

В.ШУБ: Во-первых, начнем с того, что все несколько лучше, чем кажется, потому что на нас катит новый канал сжатия – HEVC, он же H.265, который позволит еще в 2 раза сжать полосу на канал. Таким образом, на горизонте порядка 3 лет, «труба» становится по количеству каналов (если мы говорим о фиксированном качестве SD или HD) «труба» в 2 раза более емкой.

Я.БЕЛЬСКАЯ: Что вы называете «трубой»?

В.ШУБ: Я имею в виду те самые 33 мегабита, о которых сказал Михаил. Ведь что происходит? Мы же постоянно сжимаем, сжимаем и сжимаем телевизионный сигнал, при этом оставляя гарантированное качество. Приблизительно каждые 10 лет приходит новый формат компрессии, который позволяет вдвое сжать сигнал. Для телезрителя это означает то, что теоретически, когда вещатель переходит на этот формат компрессии, то при замене приставки зритель получает доступ к вдвое большему количеству каналов.

Я.БЕЛЬСКАЯ: В таком случае вопрос: может быть, вместо того, чтобы уходить в количество, которое нам не всем нужно, может, стоит заботиться о качестве? Мы знаем, что «Первый канал» перешел на HD-вещание, что канал «Россия» готовит запуск HD версии. Не было бы целесообразно с переходом на новые каналы сжатия сразу запускаться, раз есть такая возможность, в HD? Мы знаем, что в стране продано порядка 20 млн HD-телевизоров...

В.ШУБ: Да, это колоссальный разрыв, он уменьшается не так быстро, как должен был бы быть, и с моей точки зрения, во многом благодаря совершенно непонятной политике продавцов телевизоров, которые держат цены на широкоформатные панели в России где-то в 2-4 раза выше, чем в Штатах… Это, конечно, жуткая вещь. Те, кто смотрели репортажи с BlackFriday, видели, что там гигантские 50-дюймовые панели уходили за $150-300. Проблема в колоссальном нарастающем разрыве. С одной стороны – несмотря на непонятную мне ценовую политику продавцов крупнопанельных телевизоров, они становятся все более доступны. Причём все эти панели Full HD и они абсолютно беспощадны к качеству и разрешению – они же сигнал стандартного качества делают ужасным, потому что растягивают его на диагональ 50-60-70 дюймов, и он уже несмотрибелен. И, конечно, переход вещания на HD-формат – это сейчас вопрос долженствования. Я могу привести пример, когда мы несколько лет назад общались с французской телевизионной компанией. Во Франции существовал и существует, видимо, до сих пор национальный план перевода всей сети эфирного цифрового телевизионного вещания на HD-формат. Там, по-моему, на все свои мультиплексы они насчитали 33 канала. Наверное, если бы их контентная политика была вменяема, то для 33 HD-канала нашлась бы достаточно большая аудитория лояльных зрителей. Но все-таки 33 канала в хорошем качестве – это много.

М.СИЛИН: Виталий, можно все-таки вопрос: ФЦП в основном говорит о построении сетей эфирного вещания, и мы уже сказали о том, что эта сеть, с одной стороны, максимально доступна для населения, а с другой стороны, все-таки максимально устаревшая по своей концепции однонаправленного вещательного телевидения. Вопрос у меня такой: правильно ли, что федеральная целевая программа уделяет так мало внимания построению перспективных сетей телевизионного вещания, в которых присутствуют все современные сервисы. И вообще – что это за сервисы такие и должна ли ФЦП их вообще рассматривать?

В.ШУБ: Во-первых, я здесь не в роли критика ФЦП вообще, и действия отдельных операторов, в частности. Во-вторых, в такой ситуации, когда задают щекотливые вопросы, проще всего прикрыться авторитетом, и я могу процитировать мнения г-на Тима Кука, которое он высказал сравнительно недавно относительно того, что в целом вся концепция цифрового вещательного телевидения уже безнадежно устарела. Он это предварял неким залпом в воздух, относительно планов Apple входа в телевизионный рынок и его разрушения, так же, как Apple сделал это с рынком сотовых телефонов, планшетов и компьютеров, но, во всяком случае, это мнение одного из признанных глобальных гуру мультимедиа техники и т.д. Что касается разительного контраста между однонаправленными вещательными телевизионными сетями и проводными или, сейчас уже можно говорить, и спутниками Ka-диапазона c двунаправленными цифровыми сетями. Это вообще в принципе несопоставимые вещи, как сравнение яблок с апельсинами, потому что при переходе к мало-мальски развитым системам доставки контента с обратным каналом мы автоматически получаем диаметрально другое качество мультимедийного сервиса. Мы получаем интерактивность в любом смысле или в любом аспекте понимания этого слова. И когда телезритель начинает общаться с сетью как с партнером, то есть по сути дела он вступает в партнерские отношения с оператором или вещателем – это радикально изменяет характер телесмотрения, это радикально изменяет способы формата потребления контента.

М.СИЛИН: Нас все-таки ждет что-то хорошее, какие-то новые формы, новое телевидение, по сути?

В.ШУБ: Поскольку я на этом рынке давно, и прекрасно знаю, что делается у нас и у наших уважаемых конкурентов, я могу сказать то, что нас ожидает, исходя из того, что знаю. Первое – это приход оптоволокна максимально близко к квартире или рядом с квартирой, на расстоянии 30-100 метров, либо непосредственно в квартиру. Это повышение скоростей передачи данных симметрично от абонента к абоненту, где-то до 100 мб/сек и выше и переход на гигабитные сети, как проект Google-Fiber в Штатах. Это в проводном секторе означает практически полное снятие любых ограничений и на формат кодирования, и на разрешение, т.е. возможность перехода на Ultra-HD (Ultra High Definition) – это то, что было анонсировано в Амстердаме на выставке IBC. Первый UHD-телевизор Sony был уже анонсирован в Москве некоторое время назад, по какой-то совершенно невменяемой цене – 84-дюймовый монстр, - но это просто перевод телевидения в совершенно другую фазу. И безочковая стереоскопия.

М.СИЛИН: Спасибо большое! На этой оптимистичной ноте мы можем закончить нашу программу. Спасибо большое, Виталий, за очень интересный рассказ.
Наверное, нас ждет много чего нового и интересного, и мы надеемся, что ФЦП так или иначе повернется лицом к нашему телезрителю, и он получит не только 20 каналов эфирного телевидения, а гораздо больше всего того, о чем рассказал нам Виталий.