2022 год глазами ассоциации “Интернет-видео”

2022 год для аудиовизуальных сервисов, как и для большинства компаний, был насыщенным и на события, и на законодательные инициативы. Подводя итоги, для начала хочется выделить позитивные изменения, которые на фоне других нововведений и инициатив незаслуженно забыли. Например, в июле 2022 года поправками в Налоговый кодекс были расширены критерии IT-компаний. Благодаря этому аудиовизуальные сервисы, получившие аккредитацию Минцифры и показавшие, что более 70% доходов они получают за счет своей профильной деятельности – предоставления доступа к цифровому контенту или распространению рекламы,  смогли  существенно снизить свои расходы по пенсионным страховым отчислениям. Принятие этих льгот стало завершением большого пути, начатого еще в 2020 году.

Также к позитивным моментам я бы отнес то, что законопроект депутата Дмитрия Кузнецова о принудительном лицензировании контента из «недружественных стран» не выдержал отраслевой критики и благополучно затонул: в конце декабря Совет Госдумы принял решение вернуть его обратно разработчику. Актуальность документа тает с каждым днем: о применении принудительной лицензии к нашей индустрии уже и говорить перестали, а рекорд «Чебурашки» на новогодних каникулах свидетельствует о том, что и кинопрокат «спасать» такими методами не надо.

Ну а теперь о неоднозначных инициативах, публичное обсуждение которых шло в 2022 году и которые будут в фокусе внимания нашей ассоциации в 2023 году.

Очень тревожным был и остается законопроект Антона Горелкина о рекомендательных системах. Напомню, что в документе содержатся два основных требования. Первое - чтобы все сервисы, использующие различные рекомендательные технологии в предоставлении контента, технологий, товаров, публично декларировали сам факт использования таких технологий и раскрывали общие принципы их работы, обеспечивая прозрачность и открытость. Второе требование – реализовать функционал полного или частичного отключения рекомендаций. Если к первому требованию у нас вопросов нет – скрывать нам нечего, то второе мы категорически не поддерживаем.

Показав беспримерное единство, весь цвет нашей цифровой экономики – поисковики, соцсети, аудиовизуальные сервисы, маркетплейсы, классифайды – буквально все в один голос кричат, что отключение рекомендательных систем несет риски для отрасли и по большому счету бессмысленно. Мировая практика отсутствует: отключение рекомендательных алгоритмов – это безусловное российское ноу-хау. Запроса со стороны пользователей на отключение рекомендаций объективно нет. Сам пользователь никогда не является заложником рекомендаций: в любом типе сервисов всегда имеется альтернатива автоматическим системам. В случае с АВС – это контекстный поиск, алфавитный и жанровый указатель и прочий инструментарий. Ограничение работы рекомендаций ударит и по развитию технологий искусственного интеллекта. Угрозы информационной безопасности в сегменте российских сервисов не просматриваются, а иностранные платформы вообще никакие новые требования исполнять не станут, как не исполняют десятки других, невзирая на штрафы и угрозы.

Некоторые наши сервисы ради интереса попробовали протестировать отключение рекомендательной системы. Результат предсказуем – ухудшение пользовательского опыта и снижение среднего чека в корзине на маркетплейсах. История не закончена, законопроект еще даже не внесен в Госдуму. Возможно, он канет или его удастся ограничить требованием информировать о наличии рекомендательных систем. В ЕС, например, так и поступили.

За прошлый год так и не сдвинулся с мертвой точки антипиратский законопроект Сергея Боярского. Напомню, что документ появился еще в июне 2021 года и предусматривает внесудебное исключение из поисковой выдачи ссылок на сайты с пиратским контентом. Он должен стать альтернативой действующему антипиратскому меморандуму.

Будет ли в итоге принят проект Боярского – непонятно. Пока мы больше рассчитываем на продление срока действия Меморандума и актуализацию дополнительного соглашения, одобренного сторонами в прошлом январе. Если это произойдет, из поисковой выдачи можно будет удалять домены пиратов-рецидивистов целиком.

Ну и, наконец, 5 декабря в России был принят и вступил в силу пакет законов о запрете пропаганды ЛГБТ. Изменения коснулись требований по ограничению доступа несовершеннолетних к запрещенной для них информации в телерадиовещании и аудиовизуальных сервисах. По сути, нововведение вводит общие требования к функционалу родительского контроля. Мы ведем продуктивный диалог с Роскомнадзором о том, какую конфигурацию функционала родительского контроля считать оптимальной, поскольку у многих он частично уже реализован. Ведущие АВС в этом направлении активно двигались последние годы безо всяких нормативных требований – а по запросу самих пользователей. Мне кажется, что в 2023 году нас ожидает существенный прогресс в этой области.

Еще в контексте ЛГБТ-запретов на публичное обсуждение был вынесен проект приказа Роскомнадзора о критериях оценки подобных материалов, уже в первом квартале он должен обрести финальную форму. По идее, этот нормативный акт должен снизить неопределенность в выявлении демонстрации или пропаганды нетрадиционных отношений и, главное, – грани  между ними. Пока эта цель не достигнута. Сложность еще и в том, что закон нивелировал разницу между детским и взрослым восприятием проблематики нетрадиционных отношений вопреки действующему постановлению Конституционного суда…

Если с финансовой точки зрения окончание года – это важный рубеж, то в регуляторной плоскости Новый год и каникулы – лишь передышка в непрерывном процессе. Мы находимся в середине законотворческого сезона, и впереди – долгая весенняя думская сессия. Хочется пожелать всем нам в наступившем году поменьше потрясений и неприятных сюрпризов, побольше конструктива и взвешенных решений.