30 тысяч с̶п̶а̶р̶т̶а̶н̶ц̶е̶в̶ лицензиатов

На неделе сучилось знаменательное для узкой общественности событие: Роскомнадзор выдал лицензию на вещание за "круглым" номером 30 000. И – удивительное совпадение! – в этот же день был утвержден новый Административный регламент предоставления РКН государственной услуги лицензирования в области телевизионного и радиовещания.

Счастливым обладателем "юбилейной" вещательной лицензии стало ООО "Новый век – Моршанск", планирующее вещать в райцентре Тамбовской области радиоканал "Новый Моршанск".

Разумеется, в стране сейчас не 30 тысяч вещателей, а много меньше: реестр лицензий Роскомнадзора насчитывает на текущий момент 3569 лицензий на осуществление радиовещания и 2988 лицензий на вещание телеканалов.

Ну а самая первая лицензия на вещание (разумеется, за номером 1) была выдана в апреле 1992 года предприятию "Телевидеоканал" на эфирное телевещание на 33 дециметровом канале в г. Балаково Саратовской области. Символично, что в дальнейшем частота несколько раз меняла лицензиата и концепцию (был на ней и ТВЦ, и ТНТ), и в итоге была забрана под "цифру" – для вещания в одночастотной зоне каналов 1-го мультиплекса.

В свое время с 20-тысячной нумерации пошел отсчёт новой формы (а, по сути, эры) вещательных лицензий.

Предлагаю вспомнить, какие именно новации ввёл регулятор с новой формой лицензий в теперь уже далеком 2012 году.

1. Появилось понятие "универсальная среда вещания". То есть, лицензия давала возможность вещателю, являющемуся редакцией своего СМИ, право вещания "во всех средах"  (тогда в закон ввели новые формы периодического распространения СМИ – "телеканал" или "радиоканал"). Впоследствии выяснилось, что, по мнению Роскомнадзора, в понятие "универсальная" включаются лишь наземная эфирная аналоговая, наземная эфирная цифровая, спутниковая и кабельная среды вещания, а право на вещание в интернете универсальная лицензия не дает вовсе, поскольку такой вид вещания в принципе не лицензируется, так как вещанием в принципе не является.

2. Лицензии стали выдаваться сроком на 10 лет. Ранее срок их действия составлял 5 лет, после чего лицензию (при отсутствии замечаний регулятора) было необходимо продлять. Одновременно в законе "О СМИ" появилась норма о том, что документы на автопролонгацию должны быть поданы не позднее чем за 60 дней до истечения ее срока действия. Безалаберность со сроками подачи у ряда вещателей за эти годы привела к тому, что по всем без исключения "опоздунам" вопрос о целесообразности продления лицензии стала рассматривать Федеральная конкурсная комиссия по телерадиовещанию. В особо "запущенных" случаях комиссия принимала отрицательное решение, и тогда вещатель стал терять право вещания на частотах, выигранных, в том числе, и на конкурсах ФКК.

3. Появилась новая градация "конкурсных" и "неконкурсных" городов. Если ранее граница проводилась по населенным пунктам с численностью более/менее 200 тысяч человек, то теперь планка снизилась и стала составлять для FM-вещания 100 тысяч человек и даже меньше, если такой город является центром субъекта РФ. Например, Анадырь с численностью чуть более 15 тысяч человек тоже является "конкурсным". Что же касается эфирного аналогового телевизионного вещания, то абсолютно все населенные пункты в одночасье стали "конкурсными", и простейшая корректировка программной концепции вещания стала требовать обязательного одобрения ФКК.

4. Упростилась форма лицензии. Приложение номер 1 (множество реквизитов, включая банковские счета и коды статистики) исчезло, 2-е приложение (программная концепция вещания) стало первым, 3-е приложение (территория, объем и время вещания) – соответственно, вторым. На титульном листе, в соответствии с общим правилом для всех типов лицензий, установленным новым вариантом закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", появилось указание адреса места осуществления лицензируемого вида деятельности. В понимании регулятора это адрес, по которому установлено студийное выпускающее оборудование. Такие данные механически переносятся из бланка заявления, заполненного самим соискателем лицензии, и ничем документально не подтверждаются. То есть, вы можете, в общем-то, указать вообще любой адрес.

5. Были даны значительные послабления каналам, вещающим только в кабеле. Из формы кабельной лицензии ушла так называемая "процентовка", то есть указание на процентное соотношение тематических направлений вещания телеканала, зарегистрированного в качестве СМИ. Одновременно это стало называться не "программной концепцией вещания", а "сведениями о программной направленности телеканала". Перекос по процентам в большую или меньшую сторону недельной программной сетки вещания каналов ранее вызывал множество головных болей у служб планирования эфира, особенно в праздничные даты. Самая забавная ситуация сложилась с тематическими платными каналами, дистрибутирующимися как в кабельных сетях, так и через спутниковые DTH-платформы. В первом случае, для генеральной (универсальной) лицензии, скажем, каналов семейства Viasat указания процентов не требовалось, но, будучи внесенными в концепцию "НТВ ПЛЮС" или "Ориона", те же самые СМИ уже обретают процентные соотношения по объему направлений вещания, становясь де-факто тем самым "эфирными" каналами.

6. Из кабельных лицензий исчезли частоты и "кнопки". Ранее в приложении к такой вещательной лицензии указывалось, на каком ТВК должен вещать тот или иной канал, для чего к пакету документов на её получение прикладывалось гарантийное письмо или протокол от кабельного оператора. Лицензию по новой форме стало возможным получить, не имея предварительного договора с кабельщиком (как и предварительно закрепленной "кнопки"). Одновременно с этим появились соответствующие "зеркальные" нормы в законах "О СМИ" и "О связи", обязывающие предоставлять регулятору в табличном виде сведения о заключенных/расторгнутых/измененных договорах с вещателями, включая конкретное указание территории и порядковый номер/частоту канала в сети.

7. Стало невозможным транслировать в кабеле канал по договору с вещателем на "кнопке" ниже 21-й. Норма закона "must carry", впрочем, появилась значительно позже первой лицензии 20-тысячной серии: только в 2015 году. Тем не менее, многим операторам связи пришлось или вносить изменения в существующие договоры, или даже переоформлять старые лицензии "десятитысячной" серии, чтобы исключить нарушение закона, где по лицензии они ранее могли вещать на "первой" кнопке, скажем, канал "Дисней". Как правило, премиальные первые места в сетях для каналов-вещателей были небесплатными, и такие каналы поднялись в частотном плане на минимально возможный "верх", заняв позиции в третьем десятке списка каналов (22…30). В аналоговых пакетах теперь это чаще всего телемагазины. Ну а фраза "собственный инфоканал оператора может иметь порядковый номер 0" на официальном сайте Роскомнадзора в разделе "лицензирование" даже после принятия закона "must carry" ещё несколько лет будоражила умы особо креативных кабельщиков.

8. Исчезли "БНП" и появился ФИАС. Правила указания территории вещания в лицензиях ранее ничем не регулировалось. Если вещатель работал в эфире одним передатчиком, то чаще всего писалось что-то типа "город Самара и близлежащие населенные пункты". Если передатчик стоял в глухом лесу, тайге, на месторождении нефти или золотоносном прииске, не имеющим официального названия населенного пункта, то в лицензии могло встретиться нечто экзотическое вроде "Бованенково ГКМ", "ГП-9" или "Узюм-Юганское ЛПУ". В современных лицензиях перечень населенных пунктов стал указываться исключительно в соответствии с официальным списком, установленным Федеральной информационной адресной системой (ФИАС), администрируемой Федеральной налоговой службой. Наведение порядка, как водится, имело и "обратную сторону медали". Так, например, в зону обслуживания эфирных передатчиков в крупных городских агломерациях потребовалось вносить города-спутники через решения ФКК (например, все города Московской области с численностью населения свыше 100 тысяч человек при вещании из Москвы, Бердск – для Новосибирска, Энгельс – для Саратова, Волжский – для Волгограда, Новочебоксарск – для Чебоксар, Новокуйбышевск – для Самары, Дзержинск – для Нижнего Новгорода и даже, в отдельно "тяжелых" случаях, Таганрог с Азовом и Новочеркасском – для Ростова-на-Дону или Армавир – для Ставрополя). Особенно забавной история с ФИАС выглядит в свете "укрупнения" регионов. Так, например, вещатель из Обнинска может "цеплять" зоной вещания своего передатчика территорию "новой Москвы", и в этом случае у него в вещательной лицензии будет указано не только территория "Калужская область", но и "Москва" (при этом без "Московской области", являющейся отдельным субъектом РФ). Ещё забавнее, если ваш передатчик установлен в горах Красной поляны: входя административно в город Сочи, этот курорт дает вам право гордо именоваться сочинским вещателем – при том, что "сигнала сверху" (в, смысле из гор) на самом морском курорте, очевидно, нет и быть не может.

9. Упрощенный перечень документов vs "статья 19.1". Новации в деле выдачи лицензий значительно упростили список бумаг, прилагаемых заявителем к комплекту документов на предоставление лицензии. Перестали требоваться выписки из ЕГРЮЛ, заверенные копии свидетельств о регистрации СМИ, свидетельств из налоговой и платежных поручений. Учредительные документы стало возможно заверять руководителем заявителя, а не нотариально, появилась возможность подаваться через "Госуслуги".

Радость, увы, была недолгой, потому что в 2016 году вступил в силу принятый полутора годами ранее закон об ограничении доли иностранного владения СМИ. Соответствующая статья закона 19.1. "О средствах массовой информации" попортила немало нервных клеток заявителям и существенно увеличила продажи офисной бумаги для принтеров: при любом, даже самом простейшем переоформлении лицензии теперь требуется вновь и вновь каждый раз предоставлять пачку документов, раскрывающих всю структуру собственности вещателя, вплоть до конечных бенефициаров – физических лиц. Если учредителями вашего условного ООО является двое "физиков" – проблем нет, а вот если медиа входит в структуру, например, компании-"национального достояния" и при этом находится под руководством управляющей организации – я не завидую вашим корпоративным юристам в деле подготовки и заверения правоустанавливающего пакета документов. Ну а про истории, когда у регулятора появляются сомнения в отсутствии второго гражданства или вида на жительство, после чего он запрашивает у лицензиата соответствующие справки, вы многократно читали ранее.

10. В "двадцатитысячной" серии лицензий впервые появились "цифровые" лицензиаты. И если первые такие лицензии на цифровое эфирное вещание были экспериментальными, то в текущей их версии есть незыблемое правило: не вписывать для каналов 1-го и 2-го мультиплексов физические номера частотных каналов (ТВК), ограничившись лишь указанием номера мультиплекса и порядковым номером канала в этом мультиплексе. Например, 1/1 для Первого канала или 2/1 – для "Рен ТВ". Актуальная на момент принятия новой нормативки в 2012 году, эта методика в ближайшем будущем может тоже устареть, как только национальные вещатели вновь вернутся к вопросу эфирного вещания в HD. И тогда в составе одного физического ТВК сможет появиться не более 4 цифровых "логических" телеканалов в формате высокой четкости против нынешних 10 в SD-качестве, либо отрасли будет предложен переход на вещание с новой компрессией H.265 (разговоры об этом уже осторожно ведутся).

В любой статье, по закону жанра, должен быть вывод. Ограничусь лишь констатацией фактов:

1. С "тридцатитысячной" до "сорокотысячной" серии мы будем идти много дольше, чем семь лет: региональных вещателей стало намного меньше, а "объединенных" лицензий национальных медиа-холдингов со множеством частот в одном разрешительном документе – многим больше.

2. Число лицензий на эфирное вещание будет падать, универсальных и кабельных – расти. Вопрос о регулировании OTT-сервисов и контента, транслируемого в традиционных кабельных сетях, неизбежно встанет. Непонятно, правда, с лицензированием или без.

3. Механизмы работают, шестеренки вертятся. Значит, продолжение следует. Что для отрасли (а значит, и всех нас в ней работающей) само по себе уже неплохо.

4. … "есть время кайфануть" (© Игорь Мишин, 5 ноября на конгрессе НАТ).


Логичное завершение телереформы - отмена лицензий на осуществление телевизионного вещания. Всё можно решать через СРО (саморегулируемые организации).
Через пару лет в наземном эфире будут только «золотые» (или в широком кругу «цифровые») каналы.
Уже в следующем году в федеральном бюджете найдем строки субсидий ООО-шкам второго мультиплекса.
Всем остальным хватит и "регистрации СМИ", т.к. ограниченный ресурс для них теперь недоступен.
Содержать целую систему лицензирования теперь бессмысленно.

В России использовано меньше всего частот для ТВ, всего по 2 для мультиплексов. Остальное - пустота. Только приграничные регионы могут видеть В РАЗЫ больше мультиплексов, т.к. заграницей денег поменьше, чем у РТРС (логика, да?).
Зачем теперь вообще нужны лицензии для ТВ?

Хайпы Международного конгресса НАТ

Только завершившийся Конгресс НАТ уже успел разойтись на цитаты, термин "мутная цифровизация" ушел в народ, наконец, окончательно легитимизировав тихое роптание отрасли по поводу ФЦП. Разбираем основные темы и новости, прозвучавшие на конгрессе.