Канал "Охотник и рыболов": опыт работы с негативным восприятием контента

Любой тематический канал наверняка сталкивался с недовольством зрителей, которым кажется, что их чувства задеты теми или иными кадрами, которые они видят в эфире. Как телеканалу свести подобное недовольство к минимуму и оградить себя от нападок? Представители телеканала "Охотник и рыболов" делятся своим опытом отбора контента. А юрист Алексей Малышев дает подробные советы, какими критериями нужно руководствоваться при наполнении эфира.

В эпоху развитого эко-движения телеканалам о рыбалке и охоте становится все сложнее существовать в информационном пространстве. Государство, зоозащитники и зрители, равнодушные к этому хобби, перестают разделять понятия "охотник" и "браконьер". И зачастую, к сожалению, виноваты в этом сами телеканалы.

Травля зверей, разделывание дичи, добор подранка для неподготовленного зрителя могут оказаться слишком жестокими. Но что делать, если таких зрителей столько же или даже больше, чем охотников? "Охотник и рыболов" совместно с Общественным советом телеканала принял проект рекомендаций к видеоряду и содержанию своих передач, главная цель которого – снимать и закупать контент таким образом, чтобы он отражал культуру охоты, уважительное отношение к добытому зверю или птице, к обычаям и традициям как к неотъемлемой части современной охотничьей этики.

В список кадров, не рекомендованных к показу, входят:

1. кадры, демонстрирующие нарушения законодательства РФ об оружии и охоте: передача оружия в чужие руки (в том числе детям), передвижение на механических транспортных средствах с собранным оружием, утрату контроля над заряженный оружием, употребление алкоголя при нахождении на охоте, добычу неохотничьих или редких видов;

2. кадры с неуважительным отношением охотника к трофею или охотничьему животному;

3. кадры, демонстрирующие нарушение правил безопасности (направленные в сторону людей, домов или камеры ружья);

4. кадры умерщвления раненого животного;

5. кадры охотников, сидящих на своих трофеях или наступающих на них ногой;

6. кадры животных, где отчетливо видны ранения дичи;

7. съемки животных в позах, имитирующих живого зверя;

8. съемка неэтичного и негигиеничного приготовления дичи.

Перечисленные рекомендации, призваны, главным образом, упростить работу по отбору зарубежного закупного контента и принятия решений о съемках новых проектов для телеканала "Охотник и рыболов". Так, например, запуск двух эксклюзивных программ "Основы меткой стрельбы" и "На охоту с дедом" был отложен, так как их пилоты не соответствовали рекомендациям и требовали доработки, чтобы не вызвать негатива зрителей.

Благодаря проекту рекомендаций Общественного Совета телеканал "Охотник и рыболов" стремится изменить восприятие зрителей и донести мысль, что охота не равна браконьерству.

Комментарий юриста – эксперта в медиаотрасли Алексея Малышева:

Поднятый вопрос представляется весьма актуальным и важным. Несмотря на то, что автор освещает только один аспект редакционной политики относительно содержания контента, хотелось бы подойти к проблеме немного шире.

Ситуация такова, что, принимая решение о включении в состав телеканала той или иной информации (в первую очередь речь идет об изображениях и видео), редакция должна обязательно учитывать:

а) нормы российского законодательства, определяющие какую информацию можно распространять через СМИ, а какую нельзя;

б) направление мысли при обсуждении общественно значимых тем (в том числе, в соцсетях и информационных источниках в интернете);

в) риск того, что информация может быть неправильно (умышленно или неумышленно) интерпретирована.

Теперь подробнее по каждому пункту.

А. Требования к содержанию информации, которую можно распространять в том числе и в СМИ, разбросаны по нормативно-правовым актам, относящимся к различным отраслям законодательства, – от Уголовного кодекса, до закона о персональных данных. Это, наверное, оправданно, и составлять единый акт со списком требований смысла нет. Тем более, что, вероятно, у каждого главного редактора телеканала на видном месте размещен перечень этих требований, заботливо подготовленный и регулярно обновляемый юристом. Но трудность заключается в том, что значительное число норм по этому поводу содержат оценочные категории, которые никак невозможно толковать однозначно. Самый яркий пример – определения категорий продукции в законе о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. В подробности вдаваться не буду: это тема для отдельного текста.

В этом смысле представляется важным, чтобы решение принималось с обязательным привлечением юриста по каждому(!) неоднозначному изображению, видеоролику, эпизоду фильма и т.п.

Б. Данный аспект оценки контента может показаться неочевидным, но, тем не менее, считаю его крайне важным. Яркий пример – история появления в Уголовном кодексе статьи 110.1, а позже – 110.2. Началось всё, насколько я помню, со статьи в Новой газете, которая называлась "Группы смерти". Поднялся большой шум, обсуждение длилось несколько месяцев и привело в итоге к появлению указанной выше статьи УК РФ. Для целей обсуждаемого вопроса она важна наличием состава, предусмотренного частью 3 (со ссылкой на часть 2), а именно: содействие совершению самоубийства предоставлением информации в средствах массовой информации. Под него можно подвести любой кинофильм, в котором – в рамках художественного замысла – содержатся размышления героя о совершении самоубийства (например, экранизация романа Льва Толстого "Анна Каренина").

В. Это, как мне кажется, самый сложный аспект. Убежден, что любая информация может показаться оскорбительной хотя бы одному человеку. Это касается и охоты, и рыбалки, и приготовления пищи, и компьютерных игр – любой тематический телеканал в России может хотя бы раз задеть чьи-нибудь чувства. Поэтому полагаю, что в данном случае достаточно руководствоваться собственными – главного редактора – представлениями о морали, нравственности, а также его чувством прекрасного.

По той же причине мне не кажется правильным исключать из содержания, например, телеканала про бокс эпизоды причинения вреда здоровью: потому что бокс, пожалуй, всегда связан с причинением вреда здоровью. Равным образом, не стал бы исключать из программ телеканала про охоту и рыбалку кадры с убийством животных (при условии, разумеется, что они не противоречат законодательству России и верно указана возрастная категория). Логика простая: охотники наверняка не раз видели такие сцены, а лица, интересующиеся охотой, должны понимать, что контент про охоту может содержать сцены убийства животных. Если же человек не готов смотреть такие сцены, ему не следует вообще включать телеканалы, которые их содержат, благо в России достаточно СМИ с самой разной тематикой.

Мне представляется сомнительной логика, согласно которой редакция должна учитывать интересы каждого зрителя, даже в ущерб тематике собственного СМИ.


ГРУЗИЯ: Когда несправедливость становится законом…

Председатель правления Союза кабельного телевидения Грузии Гурам Беруашвили говорит о несправедливой конкуренции, странной позиции властей, пиратстве и о других проблемах отрасли платного телевидения в стране.

Роман Климас: 30 тысяч с̶п̶а̶р̶т̶а̶н̶ц̶е̶в̶ лицензиатов

Случилось знаковое событие – Роскомнадзор выдал 30-тысячную лицензию на вещание. Это совпало с еще одним событием, тоже напрямую касающимся лицензий. А Роман Климас вспомнил, как изменилось лицензионное законодательство за это время.