Законопроект о запрете [федеральных] телеканалов [в интернете]

25 ноября в Москве в формате рабочей группы прошла весьма представительная встреча лидеров вещательной и телекоммуникационной отраслей по поводу законопроекта, который развел вещателей и операторов по разные стороны баррикады так жестко и бескомпромиссно, как, кажется, ни один из законопроектов до сих пор. 

Речь, разумеется, о проекте закона, регулирующего вещание федеральных телеканалов в интернете, или, как его охарактеризовал вице-президент АКТР Михаил Силин – законопроект о запрете телеканалов. И, если кому-то может показаться, что это не так, то по сути прогнозируемых экспертами последствий, этот кликбейтный заголовок вполне соответствует истине: никакой оператор связи не сможет осуществлять вещание федеральных телеканалов посредством интернет-протокола иным способом, нежели встроив приложение (плеер) "Витрины ТВ" (или, допустим, иной компании) в свою сеть. Любое интернет-вещание этих каналов в обход или параллельно с этим плеером будет считаться незаконным.

Во встрече принял участие депутат Госдумы председатель Комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин. Присутствовали представители практически всех крупнейших операторских компаний, ОТТ-платформ и медиахолдингов, в том числе Национальной медиа группы, де-факто являющейся, наравне с ВГТРК, бенефициаром этого законопроекта. По итогам этой встречи Леонид Левин поручил собрать и свести все правки по законопроекту и представить их на рассмотрение в Комитет на рассмотрение.


"Феномен этого законопроекта, – говорит руководитель Медиакоммуникационного союза Михаил Демин, – в бесконечных взаимых подозрениях вещателей и операторов в злонамеренности. Но если отставить все теории заговора, вопрос сводится к следующему: имеет ли право производитель контента – участник первого или второго мультиплекса, то есть производитель общедоступных каналов, ограничивать распространение своего контента, или диктовать способ доставки?"


 

Позиция вещателей

Тут, в общем-то, все просто – их позиция фактически изложена в самом законопроекте.

"Создание единого оператора позволит унифицировать стандарты вещания и телеизмерений в интернет-среде, защитить сигнал от копирования, вставок рекламы и замены контента, а также отключить незаконно распространяющие ТВ-сигнал площадки", - заявляла в октябре ТАСС гендиректор НМГ Ольга Паскина.

Ей вторят и другие представители вещательного сообщества, особенно коллеги по холдингу, даже насчитавшие убыток от интернет-пиратства – 200 миллионов долларов в год. Собственно, именно борьба с пиратством стала общей мантрой для вещателей, направо и налево раздающих интервью о том, как полезен законопроект для народного хозяйства.

Правда, каким именно образом новая схема работы телеканалов в интернете позволит им защититься от пиратства, ни законодатели, ни представители вещательного сообщества сформулировать не могут. Это стало поводом для самых едких шуток со стороны операторской – с их точки зрения, неоднократно высказанной на разных площадках, законопроект бороться с пиратством не поможет, от слова "совсем".


Зато возникает резонный вопрос: значит ли этот аргумент вещателей, что они не доверяют Ростелекому, Билайну, МТС, Мегафону, Эр-Телекому, Триколору и остальным операторам платного телевидения, контролирующим, по данным аналитиков, почти 80% абонентской базы?


 

Более эффективен этот закон будет в части получения доходов – прежде всего, рекламных, но и сборы с операторов могут оказаться неплохим бонусом. Во-первых, федеральные телеканалы отлично понимают тенденции в поведении аудитории и стремятся догнать потенциальных и состоявшихся корд-каттеров и попытаться заработать на них. (Ну, если уговорят их смотреть свой контент, конечно).

Предложенная в законопроекте схема дает возможность каналам контролировать неизменность контента на всем его пути, от вещательного сервера до абонентской приставки. То есть, она гарантирует отсутствие несанкционированных врезок как контента, так и рекламы. Для самих телеканалов тут, конечно, одни плюсы.

Может быть. С первого взгляда тех, кто так ратует за закон.

Хотя так думают не все - телеканалы, не зависимые от Национальной медиа группы, так не считают. Некоторые зависимые - тоже. Даже среди учредителей "Витрины ТВ" есть телеканалы, которые не считают предложенную схему полезной для дистрибуции. Правда, публично об этом почему-то не говорят.

Во-вторых, телеканалы надеются получать в режиме онлайн полных данных о телесмотрении, и, несмотря на табуированность этой темы для самих апологетов законопроекта, этот пункт вполне может оказаться тем, ради чего вся эта история и задумана. (Если им кто-то все это даст из операторов).

Что касается доходов с операторами, с переходом на бездоговорную систему работы с операторами связи, вещатели потеряли и возможность зарабатывать на них. Благодаря "Витрине-ТВ" их отношения с платформами вновь станут договорными, хотя бы в части интернет-вещания, а стало быть – возмездными. По крайней мере, в части таких услуг, как Catch-Up, Time-Shift и других. Они так надеются.

Учитывая, что в целом в стране согласование точек присоединения получили более 2,5 тысяч операторов связи, телеканалы надеются компенсировать "пиратский убыток" в 200 миллионов долларов за счет операторского рынка. На деле, думается, эта идея так же далека от истины, как и сумма убытка.


"Рынок рекламных услуг – это рынок производителей контента, – говорит Михаил Демин, - Есть и другой, операторский рынок. Операторы говорят о том, что их ключевой ресурс – это абоненты и данные об абонентах. С этим сложно спорить, справедливая позиция. Отсюда столь болезненная реакция на любое техническое решение, которое может собирать и передавать данные об абонентах, включая их поведение, в том числе, телесмотрение.
Мы живем на пороге века экосистем. И спор, соответственно, не про сайт телеканала или оператора, не про "Витрину ТВ" или другого потенциального поставщика по сути технической услуги. Спор, по большому счету, в том, в каком виде в создаваемых экосистемах, прежде всего, операторских, будет представлен контент производителей первого и второго мультиплекса. Идеология экосистемы - один раз привлечь клиента, абонента, подписчика, и дальше удерживать его всеми возможными способами, допродавая услуги. И уж определенно не в том, чтобы пускать в экосистему «посторонних». В данном случае, как говорится, есть нюанс. "Посторонний" - производитель ключевого контента и правообладатель. Отсюда такое мощное противостояние".


 

Позиция операторов связи

Удивительный лично для меня факт – довольно много средних и малых операторов, и даже некоторые ОТТ-платформы (!) не видят в этом законопроекте угрозы для себя. Возможно они считают, что слишком маленькие и совокупный убыток не так уж велик. Или не видят для себя будущего через несколько лет. Или имеют только моно-услугу телевидения, и считают, что их это не коснется. Впрочем, думаю, эти люди не дочитают эту статью даже до этого места, так что буду обращаться к тем, кто осознает революционность этого законопроекта. Хотя бы потому, что, согласно решительно всем прогнозам футурологов, все телевидение таки уйдет в интернет, и это уже дело не послезавтрашнего дня – это уже вот-вот.

Решительно все здравомыслящее операторское сообщество, как говорится, "в едином порыве" выступило против данного законопроекта. Мысль о необходимости пустить к себе домой квартиранта с абсолютной невозможностью не то что контролировать его, но даже знать, что происходит на занятой им территории, мало кому нравится. Думать о том, что квартирант при этом получает права произвести перепись всего имущества вашей квартиры вместе с обитателями, гостями и родственниками – неприятно.

Да-да, именно так – согласно аналитической записке к законопроекту, все данные об аудитории "квартирант" получит во всех возможных деталях и бесплатно. Зато совсем не факт, что все эти данные будут доступны самому оператору – при переключении абонента на "федеральный" плейер, оператор превращается в ту самую трубу, о которой столько писали большевики говорили футурологи.

Обо всем этом много говорили на встрече 25 ноября операторы. По итогам АКТР аккумулировала все поправки и направила письма несколько ведомств: в Государственную думу РФ (собственно, Леониду Левину), Федеральную антимонопольную службу, Роскомнадзор, Минфин и Министерство цифрового развития и связи. Еще одно письмо было направлено руководителям всех 20 обязательных каналов. (На сегодняшний день получен только один ответ – из Роскомнадзора: "законодательной инициативой не обладаем, но будем иметь в виду").

"Мы считаем, что законопроект должен быть отозван, поскольку противоречит провозглашенным в пояснительной записке целям и существенно нарушает права и интересы операторов – говорит вице-президент АКТР Михаил Силин, - все основные аргументы изложены в двух письмах АКТР".

Приводим их целиком:

1. Основным истинным содержанием законопроекта является требование ко всем участникам об использовании "программного обеспечения", то есть плеера, "уполномоченной организации" (УО) при распространении телеканалов по инфо-коммуникационным сетям, в том числе по сети интернет. Поскольку при использовании IP технологий средством формирования сетей является как раз программное обеспечение, это требование означает, что единственной компанией, которой будет разрешено распространение обязательных телеканалов, будет УО. При этом ВСЕМ остальным участникам рынка распространение обязательных каналов по сети интернет, а возможно, во всех случаях использования IPтехнологий, будет запрещено. Таким образом, обязательные каналы в результате принятия закона превратятся в запрещенные каналы. Это неизбежно сделает обязательные каналы менее доступными, чем все остальные телеканалы на рынке, и приведет к разрушению единого информационного пространства.

2. Использование плеера УО приводит к тому, что оператор, в случае заключения договора, передает своих абонентов этой организации, которая является частной коммерческой компанией, конкурирующей со своим предложением со всеми операторами услуг платного телевидения и видео. Совершенно очевидно, что что операторы не пойдут на решение, связанное с передачей главного источника доходов и капитализации – абонентов – третьей компании.

3. Для операторов, использующих гибридные или ОТТ телевизионные приставки использование плеера УО означает необходимость загрузки этого плеера в приставки. В результате приставки оператора превратятся одновременно в приставки УО, которая, не потратив ни копейки, получит многомиллионную базу подключенных абонентских устройств. Ситуация, при которой оператор передает свои приставки другому оператору, является беспрецедентной в мировой истории платного телевидения. Первым оператором, который наиболее принципиально отказался от предлагаемой схемы, стал "Триколор".


Действительно, есть большая группа потихоньку устаревающих устройств различных операторов, на которых плейер поменять невозможно. Например, на всех гибридных приставках "Триколора", которых на сегодня, по уверениям этого оператора, на руках у абонентов более четырех миллионов.
Причем эту проблему понимают обе стороны, и представители вещателей говорят, что речь не идет о том, кто-то будет заставлять абонентов покупать новые устройства. То есть, можно ожидать, что передача сигнала без плейера для какой-то группы устройств на какой-то период сохранится.

 

4. В российском законодательстве отсутствует какое-либо регулирование отношений при распространении телевизионных каналов по сети интернет. Отсутствует определение состава участников, их права и обязанности. Непонятно, в качестве кого будет выступать УО, не являющаяся ни вещателем, ни оператором связи. В частности, нет ответа на вопрос, кто будет отвечать за качество доставки сигнала до абонента.

5. Законопроект очень широко определяет область применения. Это не только сеть интернет, но и любые иные инфо-коммуникационные сети и даже системы передачи компьютер-компьютер. К такому описанию подходят практически любые сети цифрового телевидения, кроме построенных на технологии DVB.

6. Законопроект приведет к технологическому отставанию российского рынка телевизионных услуг, поскольку его можно трактовать, как запрещающего, например, внедрение и предоставление услуг мультискрин, поскольку такая услуга требует использования, в том числе, передачу сигнала с использованием ОТТ технологий. Таким образом, можно сказать, что вопреки мировому тренду перехода всеми операторами на использование ОТТ технологий для предоставления телевизионных услуг, российским операторам использование ОТТ технологий для распространения обязательных (запрещенных) каналов будет запрещено. Это может привести к потере аудиторией интереса к обязательных каналам из-за ограниченной доступности.

7. Законопроект ошибочно содержит указания на необходимость заключения операторами договором с вещателями и УО для получения технической услуги по использованию ПО. В действительности, ни того, ни другого операторы делать не будут: с вещателями потому, что не получают сигналы телеканалов и не распространяют их; с УО потому, что не получают от нее и не используют ПО – это ПО управляющей компании и используется ею для распространения каналов по собственным сетям. Скорее УО должна оплачивать услуги оператора по:

- технической интеграции ПО управляющей компании в свою платформу ЦТВ;

- предоставлению ресурса своих приставок;

- предоставлению ресурса своих сетей доступа.

8. Вопрос использования сетевого ресурса является одним из наиболее критичных. По мере перехода технологии доставки телеканалов на ОТТ, а этот тренд безальтернативен, все большая доля сетевого ресурса будет использоваться для стриминга линейных телеканалов. В перспективе эта доля может достичь 80 – 90%. Однако операторы не будут вкладывать средства в увеличение ресурса сетей доступа, если тот, кто использует этот ресурс не будет его оплачивать. Оплачивать могут абоненты, но это означает многократное повышение тарифов на доступ к сети интернет и исчезновение в стране бесплатного телевидения (сегодня для возможности бесплатного получения доставка оплачивается вещателями). В противном случае оплачивать должны вещатели через УО, фактически пользующейся ресурсом. Размер оплаты в последнем случае во много раз превзойдет существующий сегодня размер оплаты услуг РТРС.

9. Принятие законопроекта неизбежно приведет к росту пиратства в отношении обязательных каналов. Причина этого кроется в том, что законопроект не добавляет ничего к нормам в отношении борьбы с пиратством, но вводит ограничения на доступность каналов в интернете. Очевидно, что это приведет к росту популярности всех пиратских ресурсов, которые продолжат распространение обязательных каналов, учитывая, что поучить эти каналы не представляет никаких трудностей.

Монополия

Этот пункт есть практически в каждом пакете поправок – сама по себе кандидатура единого дистрибутора, пусть и формально выбранного Роскомнадзором, вызывает вопросы у большинства экспертов. Прежде всего, очень странно выглядит фраза, что "единый поставщик услуг не является предметом регулирования со стороны ФАС" – против нее возражают решительно все, включая ФАС.

Есть надежда, что эта норма будет отменена, и эта структура станет предметом регулирования Федеральной антимонопольной службой, чтобы не допустить монопольного завышения цен.

Кроме того, не стоит исключать вероятности, что появятся и другие кандидаты на исполнение функции единого дисторибутора. К примеру, у РТРС – государственной, между прочим, компании – есть уникальная экспертиза в части распространения каналов первого и второго мультиплекса, а кроме того, достаточные ресурсы и возможности для обеспечения интернет-доставки в большинство регионов.

К сожалению, РТРС воздержалась от комментариев в момент подготовки этой статьи, однако эта же тема затрагивалась в видеоинтервью на телеканале NATEXPO TV с Андреем Черниковым, директором департамента стратегического развития РТРС. В этом интервью он подтвердил, что вся необходимая инфраструктура в РТРС имеется, и при должном регулировании и подготовке эта госкомпания вполне справится с функцией единого дистрибутора федеральных телеканалов в интернете.

И, даже если РТРС - не идеальный кандидат для кого-то, по крайней мере, это государственная компания, а не частная коммерческая структура. По мнению операторов, наличие нескольких поставщиков положительно повлияет на ситуацию, если только не будет обязательным наличие единого плеера.


Никита Данилов, компания «МегаФон», руководитель по правовому взаимодействию с органами исполнительной власти

МегаФон считает, что контент должен предоставляться единообразно вне зависимости от того, как пользователь смотрит телевидение – в интернете или через эфирное вещание. Недопустима дискриминация пользователей в зависимости от используемого оборудования. Считаем, что ко второму чтению законопроект необходимо доработать в части гарантий сохранения единства информационного пространства. Мы хотим, чтобы рынок развивался, учитывая интересы как операторов связи, так и вещателей, и обеспечивая качество предоставляемых абонентам услуг.


 

Заключение

Можно сказать, операторы бьются как львы, почти все ассоциации с большей или меньшей экспрессией добиваются того, чтобы их услышали. За исключением разве что Медиакоммуникационного союза, для которого даже написание отзыва на него оказалось затруднительным – его участники собирались неоднократно в разном формате, однако противоречия между ними оказались настолько существенными, что им просто не удалось договориться. Что вполне естественно, учитывая, что МКС объединяет крупнейших операторов и крупнейших же вещателей – то есть, людей с разных сторон баррикады. И есть все основания полагать, что операторам и вещателям вряд ли удастся прийти к компромиссу в работе над поправками к этому законопроекту.

А значит ситуация разрешится так, как хочет та сторона, которая имеет более сильное лобби.

И, учитывая диаметральную смену настроений в сразу трех ведомствах, изначально высказавшихся резко против законопроекта, не приходится сомневаться, на чьей стороне эта сила.

А значит закон будет принят в любом случае.

Каким он будет - скоро узнаем.


Техновинки. Весна 2020. Часть 1

Даже несмотря на коронавирусный хаос, мы в "Кабельщике" не могли оставить наших читателей без традиционного обзора технических новинок. В первой части расскажем о новинках от Qtech, Okko, Hyuindai TVIP и других.

J'son & Partners: Рынок легальных видеосервисов России в 2019 году

Обзор российского рынка легальных онлайн-видеосервисов за 2019 год и прогноз его развития до 2023 года по версии консалтингового агентства J'son & Partners представляет директор департамента ТВ и контента этого агентства Дмитрий Колесов.