Год отключения аналога. Взгляд изнутри

Событием 2019 года в нашей отрасли, безусловно, назовут отключение на территории России аналогового вещания. Программа, реализация которой заняла десять лет и стоила государству, а в конечном счете всем нам 167,5 млрд рублей, наконец реализована. Аналог отключен. Вот только я не уверен, стоит нас с вами с этим поздравить или выразить соболезнования.

Попробуем разобраться, что это было?

Для начала небольшой экскурс в историю проекта. 3 декабря 2009 года премьер-министр РФ Владимир Путин подписал постановление о федеральной целевой программе "Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009–2015 годы", предусматривавшей переход на цифровое ТВ к 2015 году. В 2012-м предполагали, что полный переход случится не ранее 2017 года, в 2013-м появилась конкретная дата: 1 июля 2018 года. Но с ней тоже не срослось. Тогда государство объявило, что конкретный срок устанавливать не будет, каждый канал может сам прекратить аналоговое вещание в удобный ему момент. В октябре 2016-го разговоры о сроках возобновились: было заявлено, что в конце 2018 года государство перестанет аналог дотировать. Пионером по переходу на цифровое вещание, по понятным причинам, становится ВГТРК. Уже 1 февраля 2015 года компания постепенно начинает отказываться от аналоговых передатчиков телеканалов "Россия-2" и "Россия-К" в населенных пунктах, где транслируется первый мультиплекс. За 2018 год практические все телеканалы первого и второго мультиплексов перешли на цифровое вещание. И вот с 3 декабря 2018 года началось отключение аналога, которое завершилось 14 октября 2019 года.

Теперь мне хочется поделиться своими ощущениями компании-оператора, которая, с одной стороны, была активно вовлечена государством в процесс цифровизации населения, а с другой - является участником рынка и в полной мере испытывает влияние этой программы на себе.

На мой взгляд, изначально решение делать программу цифровизации, основываясь только на одной среде распространения, было ошибочным. Напомню, на момент принятия программы, в 2009 году, в России уже работали спутниковые и кабельные операторы, развивалось IPTV, более того, ежегодный рост этих направлений в отдельные моменты достигал 100%. Операторы год от года удваивали свои абонентские базы. Другими словами, было абсолютно понятно, что проникновение условно платного ТВ (учитывая размер ARPU в России, наше телевидение платным можно называть только условно) в перспективе 5–10 лет приблизится к 100%. По крайней мере, совокупно операторы pay tv смогут обеспечить качественным телевидением всех, у кого есть телевизор и желание его смотреть. Кроме того, были приняты поправки к закону о СМИ, регламентирующие обязательную бесплатную трансляцию двух мультиплексов всеми операторами платного ТВ. Получается, что и без цифрового эфирного ТВ доступ к качественному цифровому телевидению, в том числе бесплатный, может получить любой житель России.

Вопросы возникали не только к самой идее и выбранному методу ее реализации, но и к технологии. Отключение было разбито на три этапа. Первый этап стал абсолютным хаосом. Не готовы к нему оказались и местные власти, и жители. Возникали проблемы с поставками цифровых приставок, информированием населения. Люди просто-напросто оставались с "черными экранами" и не знали, что делать. Иными словами, все проблемы, которые только могли возникнуть, возникли. К чести участников процесса стоит отметить, что в дальнейшем была проведена огромная, сложная работа, все механизмы отлажены, и два остальных этапа прошли практически идеально, плавно, без ущерба для телезрителя.

Когда спутниковые операторы приступили к подключению жителей удаленных регионов, куда сети РТРС просто не могут дотянуться, для нас тоже все было непросто. Государство обязало все спутниковые компании помочь, однако единый план действий сформирован не был. Процесс получения комплектов спутникового оборудования для этих территорий, оформления заявок на подключение жителей везде решался по-разному и напрямую зависел от настроя и активности местных властей. Тем не менее даже в этих условиях нам удалось создать работающую систему. Сегодня любой абонент, который может подтвердить свою прописку в регионе, находящемся вне зоны действия сетей РТРС, имеет возможность приобрести приемник по льготной цене и подключиться к "социальному" пакету "Телекарты" или любого другого спутникового оператора, который работает в данном регионе. Но есть другая сторона медали. Я, как участник рынка, представитель бизнеса, который, разумеется, заинтересован в прибыли, не могу не задаваться риторическим вопросом: "Зачем оно вообще было нужно?" На сегодняшний момент проникновение платного ТВ составляет 78%, и вопрос, сколько из оставшихся 22% не смотрят телевизор по религиозным, политическим или экономическим соображениям. Другими словами, все потенциальные потребители уже были охвачены телеканалами, входящими в мультиплексы.

Кроме того, телевидение - дорогостоящий продукт. Причем в нашей стране, надо отметить, он отличается высоким качеством. И распространять его бесплатно в таком объеме (20 каналов первого и второго мультиплексов, а также региональные каналы и так далее), как минимум, странно. Приучение потребителя к халяве изначально закрывает для бизнеса возможности развития. Исключительно рекламные доходы не обеспечивают прибыли, единственно правильная модель существования телевидения - гибридная. Именно она применяется в большинстве тех стран, которые делают его высокодоходным бизнесом. А в России на сегодняшний день наша отрасль живет на регулярные дотации.

Для нас, для оператора, переход на цифровое вещание в России был двухфакторным: с одной стороны, отключение аналога, о котором я говорил ранее, а с другой - включение цифры. Особенно это чувствовалось на удаленных территориях, где у населения отсутствует возможность подключения к кабельным операторам. И если мы в текущих условиях в 2019 году и не ждали глобального увеличения абонентской базы, то рассчитывали, по крайней мере, перекрыть потери от перехода на цифру подключением абонентов к "социальному" тарифу. Но, к сожалению, и этого уравнивания не произошло. В первую очередь по причине активной рекламной кампании. Причем для операторского бизнеса вред от агрессивной, масштабной рекламы, которой сопровождался переход на цифру, оказался гораздо ощутимее самого процесса перехода. Когда нашим, прямо скажем, не самым обеспеченным гражданам круглые сутки рассказывают, что они имеют право на бесплатное, качественное, разнообразное телевидение, то даже те из них, кто оплачивал подписку того или иного оператора, в любом случае задумаются об экономии и переходе "туда, где бесплатно". Результат мы отчетливо ощутили в двух первых кварталах 2019 года. Разумеется, реклама умалчивает о том, сколько и каких именно каналов достанется "бесплатно", и абоненты, уже привыкшие к разнообразным и сбалансированным пакетам платного ТВ, познакомившись с ассортиментом бесплатных каналов, как правило, вновь оплачивают подписку. В октябре–ноябре мы наблюдали эту положительную динамику, но в любом случае компенсировать просадку по году таким образом не удастся.

На мой взгляд, "побочные эффекты" системных изменений, связанных с цифровизацией, являются следствием гораздо более глобальной проблемы - отсутствия в России единой концепции развития телевизионной отрасли как бизнеса. Концепции, которая бы описывала различные модели существования и алгоритмы взаимодействия всех участников рынка. Концепции, благодаря которой все, включая регулятора, понимали бы, куда мы двигаемся и к чему хотим прийти в перспективе определенного количества лет.