Законы и дилетанты

Как мы все, наверное, правильно думаем, принятые Государственной Думой России 8000 законов приняты не случайно ("МК", 13.12.2018. "В ходе пленарного заседания в четверг 13 декабря Государственная дума приняла 8000-й закон с момента первых выборов в российский парламент 12 декабря 1993 года. "Это труд депутатов семи созывов до сегодняшнего дня", – объявил на заседании спикер Госдумы Вячеслав Володин. Он отметил, что из 8000 законов к настоящий момент 7963 вступили в силу, семь уже одобрены Совфедом и направлены на подпись президенту, еще 20 находятся на рассмотрении в верхней палате").

Хочется верить, что бóльшая часть из принятых законов реально нужные и направлены на поддержку и развитие страны, малого и большого бизнеса, социальные нужды, а некоторая часть этих законов принята как результат деятельности заинтересованных лиц, чтобы, скажем, документально подтвердить право на получение доходов (как пример – принятые летом 2004 года поправки, изменяющие время правовой охраны произведений после смерти автора с 50 до 70 лет), некоторые, чтобы развивался контролируемый бизнес.

Но когда и если принимаются законы типа "пакета Яровой" с комментариями, что для его реализации денег из бюджета не потребуется, и разработка текста осуществляется без консультаций с отраслями, которые вовлечены в применение этого закона на практике, это нельзя называть качественной деятельностью государственного аппарата по разработке и внедрению законодательных инициатив.

Так, в заметке от 21 августа 2016 года "Ведомости" поставили единственный правильный вопрос: кому это выгодно?
Интернет и телеком несут большие расходы на внедрение "пакета" в индустрию, хотя ранее существовал и продолжает функционировать СОРМ, который может быть использован специальными службами для тех же целей, что и законы из "пакета Яровой".
Сейчас новые проекты тоже бездумно проходят с комментариями, что не требуют финансирования, хотя очевидно, что это не так.
Есть устойчивый запрос со стороны всей нашей индустрии – дорогие эксперты и специалисты по изучению проектов нормативных документов, не надо обманывать людей, обсуждайте вопросы применения новаций с теми, кого это реально коснется на практике.

Как известно, сами депутаты редко занимаются написанием законов, они, скорее, ставят задачи своим помощникам, общающимся с юристами из разных компаний, которым и поручают подготовить проекты документов или доработать поступившие из регионов проекты будущих законов. Практика показывает, что большинство консультантов довольно ограничены в знаниях о работе тех отраслей, для регулирования которых они пишут проекты. Какое-нибудь незначительное предложение типа "передача данных должна осуществляться с применением протокола такого-то" выглядит безобидно, а на деле может означать практически полную реконструкцию оборудования провайдера, но это, конечно, расходы не бюджетные, а про расходы провайдеров никто не думает.

Редко, но бывает – документы прежде чем зарегистрировать в базе данных Госдумы, передают людям из отрасли, но при этом ставят нереальные сроки, типа "посмотрите, подкорректируйте, нам завтра в обед проект сдавать надо". Ожидать качественной работы при такой спешке невозможно. Специалисты могут поправить некоторые очевидные неточности и ошибки, но глубоко вникнуть в суть проекта, его особенности и последствия для отрасли меньше чем за сутки просто невозможно.

Например, известная лазейка в Законе о рекламе, которая позволила некоторым платным каналам получить возможность показывать зрителю и рекламные ролики. В законе написано: "Не признаются телеканалами, доступ к которым осуществляется исключительно на платной основе <...> распространяемые на территории Российской Федерации с использованием ограниченного радиочастотного ресурса посредством наземного эфирного вещания в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации". Телеканалы сделали вывод, что, поскольку норма закона очень размытая, неважно, распространяется ли канал на всю Россию или же на территории Верхней Пышмы, которая одновременно и часть России, и отдельный населенный пункт.

И, имея право на вещание канала в отрытом эфире в одном небольшом населенном пункте, при этом распространяя его как платный канал в телепакетах у операторов связи, канал обходит ограничение о запрете рекламы на платном телеканале и показывает рекламу 15 минут в час, потому что есть право вещать в небольшом городе в России. Вот если подумать, откуда растут ноги у этой хитрости? Очевидно, что при подготовке этой поправки у авторов не было времени, или возможности, или желания обсудить ее с профессионалами рынка – рекламной индустрией и, возможно, антимонопольной службой. Уверен, если бы это доверили профессионалам, не было бы истерики на рынке с вопросом "как дальше жить будем".

Аналогичная история с правилами выдачи прокатных удостоверений, утвержденных специальным постановлением правительства. Вышло "в народ" это постановление без согласования с кинопрокатной и телевизионной отраслями, и по содержанию документа беспокойство вызывало толкование применения одного из его важных пунктов, который в новой редакции предписывает получение прокатного удостоверения для показа фильма "другими техническими способами" – помимо показа фильма в кинозале и проката фильма на материальном носителе.

Отчего-то при разработке документа осталась забыта даже поверхностная экспертиза у специалистов, поскольку широта применения обновленных правил выдачи прокатных удостоверений была невероятной, так как законом понятие "фильм" определено как "аудиовизуальное произведение, созданное в художественной, хроникально-документальной, научно-популярной, учебной, анимационной, телевизионной или иной форме на основе творческого замысла, состоящее из изображения зафиксированных на кинопленке или на иных видах носителей и соединенных в тематическое целое последовательно связанных между собой кадров и предназначенное для восприятия с помощью соответствующих технических устройств". Таким образом из-за отсутствия экспертизы под регулирование попадает любой видеоконтент, от небольших видеороликов в Инстаграме до полнометражных фильмов.

Второй такой ошибкой стало определение формы распространения продукции – показ. В Законе о поддержке кинематографии (статья 3) содержится определение понятия "показ фильма": показ фильма – публичная демонстрация фильма, осуществляемая в кинозале, по эфирному, кабельному, спутниковому телевидению и другими техническими способами.

Гражданский кодекс содержит определение понятия "публичный показ произведения": публичный показ произведения – любая демонстрация оригинала или экземпляра произведения непосредственно либо на экране с помощью пленки, диапозитива, телевизионного кадра или иных технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи.
Снова проблема в обычной стандартной экспертизе документа до его подписания на соответствие содержащихся в нем терминов уже действующим нормам.

Конечно, это сразу вызвало вопрос, кому это выгодно, потому что одной из серьезных проблем, которые создавали для рынка эти обновленные правила, были вопросы к срокам получения прокатного удостоверения и объемам средств, которые нужно было бы потратить на их получение в виде государственных пошлин по 3500 рублей за каждый фильм.

Что характерно, постановление вышло, и одной из причин его появления было заявление Министерства культуры, что применение новых правил приведет к уменьшению пиратства в сфере кинематографии, хотя очевидно, что при соблюдении сроков обращения за прокатным удостоверением существенно увеличится "окно" между мировой премьерой фильма и сроками выхода его на российские экраны. И это, наоборот, окажет поддержку пиратам, поскольку им прокатное удостоверение не нужно – достаточно получить "тряпочную" копию, быстро, на коленке, сделать перевод и озвучку и поскорее выложить поделку на ресурсы, чтобы ее могли посмотреть зрители.

Давайте прикинем, к чему такой бездумный подход в нормотворчестве может привести.
Во-первых, это повышение стоимости услуг компаний, которых коснутся эти нормы и которые рассчитывают на собственный бюджет. Во-вторых, это уменьшение налоговых поступлений от таких компаний, поскольку обоснованные затраты будут учтены в бухгалтерских документах и сданы в налоговую. В-третьих, если расходы станут высокими – выше, чем компания может позволить себе потратить без обращения за кредитами, некоторые участники рынка предпочтут "вынуть все из оборота", оборудование продать и тихонько – в строгом соответствии с законом – закрыть компанию.

Хочется подвести итоги.
Уважаемые разработчики тфекстов законопроектов, пожалуйста, в самом начале проведите консультации со специалистами с рынка, который разрабатываемый проект будет регулировать. Прислушайтесь к комментариям руководителей и юристов отраслевых компаний. Не надо спешить и пороть горячку, гораздо лучше написать короткий и простой текст проекта, принимающийся отраслью и отражающий в себе те пожелания, которые закладывали в него его идейные вдохновители.