Биринг-маркетинг и другие хулиганские ноу-хау питерских операторов. Часть 3

В третьей части телеком-посиделок Дмитрий, Тимур и Яна обсудили, почему нужно операторам нужно вступить в Ассоциацию телекоммуникационных операторов (АСТО). А ещё Дмитрий взял с Яны клятвенное обещание. Какое — узнаете в интервью. 

Часть 1 | Часть 2

Для вашего удобства публикуем конспект беседы, за него благодарим Тимура Чудутова:

• Все началось с того, что питерский губернатор на ПМЭФе решил с директором "Ростелекома, что все провода нужно убрать под землю. И хотя "Комфортел" напрямую от этого не страдал, но нарушился важный принцип — равенства доступа. Это вредно для горожан. Дмитрий включился в активности по противодействию. Привлекли Алексея Леонтьева, с которым сотрудничали как с журналистом в журнале Эксперт, а потом редактором в IPnews. Леонтьев ассоциацию возглавил и начал PR и GR работу в интересах операторского сообщества СПб.

• Работа ведется системно, методично. И главное — долгосрочно. Для противодействия бюрократии важно уметь генерировать действия в течении очень длительного времени. Потому что бюрократия живет в очень длинных циклах. 

• Почему нужно поддерживать Ассоциацию? Это гражданская позиция. Должна быть действующая ассоциация, которая представляет наши интересы как компаний, как работодателей и как граждан.

• 90% проблем провайдера — это внутригородская повестка. Разборки с местными властями.

• Сейчас ассоциация вышла на федеральный уровень и приглашает участников со всей страны. Взнос — 10 тысяч в месяц. В бюджете провайдера не решает ничего. А Ассоциация, имея бюджет, сможет сделать больше полезной работы.

• Локальные правовые достижения важны и на федеральном уровне. Когда в каком-то городе удается отбить беспредел, то суды в других городах принимают это во внимание. Как минимум наличие структуры, которая сможет обеспечить правовую и PR-подсветку в конфликтной ситуации может быть для провайдера спасительной соломинкой, когда он сталкивается с беспределом на местах.

• Петров взял с Яны клятвенное обещание. Она под давлением, но согласилась.

 

Т.Чудутов: Кстати, друзья, новость: "Питерский Лахта-центр признан небоскребом года по версии Emporis'2020 Skyscraper Award и обошел семьсот других небоскребов со всего мира, включая пекинский Leeza Soho и 35 Hudson Yards в Нью-Йорке". Поздравляем!

Д. Петров: Он реально крутой. Я езжу и любуюсь.

Т.Чудутов: Думаю, будет как с Эйфелевой башней: сначала будут плеваться, а потом привыкнут!

Я. Бельская: Там же рядом с Лахта-центром еще очень много старых дач и усадеб, так вот вчера в Фейсбуке выложили фото, на котором старенький домик, маленькая покосившаяся дачка, окруженная деревьями, и вдалеке эта свечка.

Т.Чудутов: Могу я задать вопрос о вашей легендарной питерской Ассоциации? Дима, расскажите о ней и вашей роли в ее деятельности. Я в своей жизни потратил множество поинтов на правовой активизм, в частности, занимаясь коллективными действиями провайдеров по поводу Яровой и так далее. И один из немногих, да, пожалуй, единственный человек, с которым можно было делать такие дела, был Алексей Леонтьев. Он, замечу, был IT-шным журналистом, и, по слухам, потом вы, Дима, его сманили делать эту Ассоциацию. Таким образом, вы нашли человека, который может от лица питерского сообщества провайдеров общаться с СМИ, с властями, отстаивать свою позицию, не боясь, что ему ножей натолкают под ребра.

Д. Петров: Все это было следующим образом: мой внутренний мир так устроен, что для меня очень важна справедливость, для меня важны духовные скрепы. Когда в 2012 или 2013 году, точно не помню, наш губернатор Полтавченко на ПМЭФе под звон бокалов с шампанским ударил по рукам с президентом "Ростелекома" Проваторовым, по-моему. Они договорились все провода убрать под землю. Все произошло внезапно, и нас даже не спрашивали. Надо сказать, что у "Комфортел" 90 % сети проложено в канализации, и нас это решение, по большому счету, не коснулось. И если все это зачистят, то мы на этом точно заработаем, ведь у нас уже все под землей, приходите, пожалуйста. Но вот этот внутренний справедливый Дима всегда протестует: "Какого черта? Давайте поговорим. Это же не правильно, вы творите какую-то дичь. Во-первых, вы играете в ворота коммерческих организаций. Очень уж коррупционноемкая договоренность у вас возникла. Во-вторых, это не правильно, нечестно и вредно для горожан".

Так мы стали протестовать. С Алексеем я был хорошо знаком еще с тех пор, когда он работал аналитиком в журнале "Эксперт", звонил мне за комментариями. Я ему много рассказывал и объяснял уже безотносительно к комментариям нюансы нашего бизнеса и отрасли в целом. И когда мы еще занимались IP News, мы сманили Алексея в качестве редактора, и он работал редактором IP News года два или три. Когда мы поняли, что это все пустое и надо это сворачивать, поскольку требовало сил и внимания, возникла идея создания Ассоциации, и мы предложили Леше этим заняться.

С руководителем Ассоциации Алексеем Леоньтевым
 

Чтобы Ассоциация получилась живая и деятельная, важно, чтобы во главе ее стоял человек, замотивированный идейно. Не финансово! Он должен гореть понятной простой идеей, и идея борьбы за справедливость была Леше близка и понятна. Он тоже считает, что нужно добиваться равных конкурентных условий для всех игроков на рынке, и это будет благо для всех.

Это не значит, что мы все против "Ростелекома" или Роскомнадзора – нет, не против. Мы – за, мы за равную честную конкуренцию. Давайте честно конкурировать, а не заниматься подковерной борьбой или войной админресурсов, или демпингом и ценовыми войнами. Хотя если это происходит в рамках честной конкуренции – это отлично, потребитель только выиграет.

И вот так получилось, что смерть IP News привела к тому, что возникла наша Ассоциация. Долгое время она не росла, хотя мы активно агитировали, было плюс-минус восемь-десять членов, и все. В то время Ассоциация не была юридически зарегистрированной, хотя Алексей осуществлял попытки зарегистрироваться, но постоянно были какие-то препоны, Минюст не регистрировал. А потом как-то совпало, что и Ассоциацию Алексей зарегистрировал, и в этот момент рынок дошел до такого состояния, что многие операторы были готовы присоединяться. Был достаточно большой период, когда Леша старательно и плодотворно, качественно и профессионально добивался каких-то, хоть и маленьких, но побед. И могу сказать, что как раз вчера позвонили журналисты из "Делового Петербурга", и я вспомнил, что нас не слышали на протяжении семи-восьми лет, когда мы говорили: "Хотите чистое небо – позовите операторов. Давайте вместе сядем и выработаем правила, условия, принципы и период". И только спустя восемь лет благодаря тому, что Леша написал письмо губернатору и сагитировал и членов Ассоциации, и не членов Ассоциации подписать его, порядка двадцати пяти подписей.

Позовите нас, давайте работать вместе, мы готовы участвовать, почему вы нас игнорируете? И вот после этого письма нам впервые в жизни ответили из Смольного. Это даже еще не победа, это для меня знак того, что Леша молодец. Он работает, может быть, и медленно, но если он за что-то берется, то доводит до результата.

Т. Чудутов: Ну, не то что он работает медленно, важный момент – надо понимать, что обычный человек мыслит очень быстро: сегодня у тебя война в Армении, завтра Трамп, послезавтра коронавирус, потом еще что-то, и внимание постоянно скачет. А бюрократическая машина как система процедур, документов, взаимоотношений между людьми просто чудовищно медленная. Ритм жизни мотылька и ритм жизни дерева кардинально разные. И чтобы стать для бюрократической машины субъектом, приходится играть в долгую.

Вы же ведь коммерческая организация, но мы понимаем, что если бы не ваша активная позиция, то Ассоциация бы не возникла. У вас есть понимание, почему это выгодно? Или это чисто социальная деятельность?

Просто я в свое время долго уговаривал провайдеров вступать в "Ростелесеть", всероссийское операторское сообщество, и сталкивался с такой парадоксальной реакцией: с одной стороны, провайдеры говорили: "Ну, ты же понимаешь, все это придумано, чтобы убить нас, мелких провайдеров". И следом, через запятую, без всякой паузы: "Но, у меня есть друг, у которого брат работает в ФСБ, я отмажусь". Вот так. С одной стороны, вера в то, что вся эта государственная машина направлена конкретно против него, а с другой стороны, что благодаря личным коррупционным связям он из-под этого удара выйдет. Вот таков русский менталитет. И восприятия вот этих бюрократических структур у провайдеров массово нет.

Д. Петров: Это история не про бизнес, но это и не социальная активность или гражданская позиция, это все вместе. Так как я человек бизнеса, я сам не бросился создавать эту Ассоциацию, хотя я уверен, что возглавь ее я лично, то за десять лет я бы сотворил такую Ассоциацию, что, может быть, уже создали бы Серо, поменяли бы Закон о связи или, по крайней мере, инициировали бы эту деятельность. Потому что если чем-то заниматься, я буду идти до конца.

Но зачем? Я занимаюсь "Комфортел", развиваю его и "Уют Телеком", мне есть, что делать, тут непаханое поле работы. Да лучше Москву захватывать, чем заниматься за всех, для всех, ради общего блага. Нет, но есть несколько моментов: есть гражданская позиция. Я считаю, что должна быть действующая ассоциация, которая представляет наши интересы как компаний, как работодателей и как граждан. Такой ассоциации не было.

Я. Бельская: А существующие ассоциации вас не устраивали?

Д. Петров: Не устраивали однозначно.

Т. Чудутов: Дело даже не в этом, а в том, что существует городская повестка. Девяносто процентов разборок происходят внутри города. И поэтому нужна сильная городская организация. Или мы все продаемся и расходимся между "Эр-Телекомом" и "Ростелекомом". Чтобы этого не случилось, малые провайдеры должны создать некоего субъекта, который буде перед мэрией, перед управой, перед муниципалитетом, перед местной прессой быть бюрократическим субъектом, с которым они будут вести диалог.

Д. Петров: Да, верно. Мы исходили и из этого тоже, понимая, что она должна быть такой муниципальной, вернее, городской. А теперь, по факту, Алексей строит уже федеральную Ассоциацию. Ну, это все без каких-то значительных амбиций, повторю, это история не про бизнес: задача членов Ассоциации – содрать достаточное количество денег, чтобы хватало на работу Алексея и юристов на аутсорсе. У Ассоциации нет офиса, нет большого количества тех расходов, которые принято иметь. В реальности их мало, и платят они мало, поэтому особо деятельность не развернешь, поэтому и работает медленно. 

И сейчас, пользуясь случаем, говорю всем: "Ребята, вступайте в ассоциацию АСТА, найдите в соцсетях или спросите у Яны контакты Алексея Леонтьева. Десять тысяч в месяц – это не гигантские деньги, но они в долгосрочной перспективе многократно окупятся по одной простой причине: за счет этой деятельности либо неправильные решения будут отсрочены или отменены, либо какие-то законодательные акты, которые в итоге у вас конвертируются в убытки или прибыли, будут приняты.

А что такое десять тысяч в месяц? Да любой офисный панда получает в пять раз больше. При этом от него никакой пользы, он ходит туда-сюда, улыбается, пьет кофе, за который тоже платите вы.

Итак, призываю всех вступать, хоть и не люблю так делать, но в данном случае считаю, что поступаю правильно.

Мы, как и все, платим десять тысяч в месяц, потому что видим смысл в этой деятельности. В самом начале мы несли на себе большую часть расходов, но сейчас все вышло в автономию, Леша работает сам, операторов у нас около двадцати, и появляются бюджеты, позволяющие привлекать юристов, оплачивать экспертизы. Появляются новые идеи, более глобальные, а не только локальные.

Кстати, важно понимать, что локальные достижения важны и на федеральном уровне. Например, ребята в Волгограде что-то отсудили, и это пригодилось потом кому-то в Таганроге, а потом все это вместе пригодилось в федеральном ФАСе при рассмотрении дела. Все так или иначе взаимосвязано, поэтому маленькие победы важны для формирования информационной повестки, которая формирует мнение, привлекает больше внимания, денег, участников, и на выходе, хоть и не сразу, но можно менять правила игры на таких консервативных рынках, как, скажем, инфраструктурный или энергетический.

Т.Чудутов: Да пусть не менять, хотя бы их структурировать, чтобы они были. Надо уйти от ситуации, когда хозяин тайги решает, чьё слово закон, к ситуации, когда есть определенные правила, которые как-то соблюдаются. И это, с точки зрения бизнеса, вопрос инвестиций. Вот ваши инвестиции чем защищены?

Д. Петров: Наши инвестиции защищены нашим предпринимательским подходом. Вот вы, Тимур, рассказывали про человека, который верит в рептилоидов и друга-ФСБ-шника, так вот, я могу сказать, что мы обросли огромным количеством разных связей, чтобы можно было позвонить и все решить. Но расчет не на это! Поверьте, есть куда позвонить, и уверен, что все решим, но расчет все-таки не на то, что какой-то человек нас отмажет от какой-то неведомой беды. Есть понимание, что если ты подходишь к построению своего бизнеса здраво, честно и справедливо, то шанс вляпаться в такое дерьмище, из которого не вылезти, просто отсутствует, его нет. А когда начинаешь впадать в крайности, тогда можно вылететь в кювет.

Т. Чудутов: Резюмирую все вышесказанное: если мы говорим о функционировании Ассоциации, то существует городская повестка, у которой очень четкая бизнес-составляющая. У проводного провайдера всегда есть риск, что его по беспределу будут резать или повышать тарифы, и Ассоциация такие риски серьезно купирует. Да, это игра в долгую. Это не поход в магазин за кефиром, который стоит пятьдесят шесть рублей. Здесь нужно тратить время и ресурсы на то, чтобы въехать в этот темп жизни бюрократии – суды, обращения, жалобы, и так далее, это несколько лет. Но расходы копеечные, а в критической ситуации может вам жизнь спасти, если какой-то удалой начальник решит показать свою крутость.

То есть, если мы говорим про региональный уровень, это точно про бизнес. А на федеральном уровне Ассоциация – это голос независимых операторов, и может представлять их на каких-то комитетах, что тоже очень полезно, поэтому не пожалейте денег.

Д. Петров: Да, и вступайте в Ассоциацию.

Т. Чудутов: Да, и могу с уверенностью сказать, что Леша Леонтьев – это честный человек, который реально рубится за справедливость, интересы операторов и, в конце концов, за гражданское общество.

Я. Бельская: Я бы, скорее, говорила об общественной деятельности как таковой. Вы можете вступать в любую ассоциацию, чтобы через нее влиять на ситуацию, влиять на процессы. Сейчас мы говорим о Леше, который невероятно активен и успешен в этом.

Т. Чудутов: Просто Леша активный и принципиальный.

Я. Бельская: Вы можете быть приверженцем других ассоциаций, но выберите себе какую-то их них, не сидите в ожидании неизвестно чего, что-то делайте за пределами своей квартиры, за пределами своей сети тоже, поскольку вы – часть операторского социума.

Д. Петров: Совершенно верно.

Т. Чудутов: Просто есть люди, живущие по принципу: "Все умрут, а я – грейпфрут", но это, в конце концов, не работает.

Я. Бельская: Коллеги, думаю, что это прекрасная нота, чтобы закончить наше интервью. Делаю это с легким ощущением неудовлетворённости и голода, как, собственно и надо вставать из-за стола. Потому что мне, например, Димы не хватило. Но два часа для интервью – это, все же, многовато.

Т. Чудутов: Яна, давайте мы его порежем на несколько кусочков, там было три логических блока. Давайте заканчивать.

Д. Петров: Всем пока, вступайте в Ассоциацию Леши Леонтьева АСТО и обязательно подпишитесь на Яну. Яна, обязательно запустите какой-то краудфандинг, чтобы люди могли донатить сто-тысячу рублей в месяц, сколько кто может. 

Т. Чудутов: Кстати, да!

Д. Петров: Яна, если вы этого не сделаете до конца недели, я больше не буду участвовать в ваших интервью, вот!

Я. Бельская: Это угроза?

Д. Петров: Да! До двадцатого ноября вы должны запустить краудфандинг на любой платформе. Все.

Я. Бельская: Договорились. Всем пока.

P.S.: а ещё Дмитрий — многодетный отецsmiley

 

От редакции: буквально месяц назад мы публиковали обзор Ассоциации телекоммуникационных операторов — что это за организация, чем занимается, какие цели перед собой ставит и чего уже добилась.

Часть 1 | Часть 2
Подробнее: