Не так страшен закон, как его исполнение

Некоторое время назад руководитель Роскомнадзора Александр Жаров выступил с инициативой ввести помимо уже существующих маркировок 0+, 6+, 12+, 16+, 18+ дополнительные возрастные маркировки информационной продукции для детей от одного года до трех лет. Не буду комментировать необходимость введения таких маркировок, так как не считаю себя компетентным в данном вопросе, тем более что в разработке этой концепции помимо Роскомнадзора принимали участие специалисты МГУ им. М.В. Ломоносова, медицинского университета, психолого-педагогического университета и другие эксперты.

Однако, перефразируя знаменитую фразу Николая Михайловича Карамзина "инициативы центрального аппарата Роскомнадзора компенсируются безответственностью их исполнения на местах". Причем безответственностью в буквальном смысле этого слова. Если сотрудники центрального аппарата в последнее время стараются взаимодействовать с отраслью, то региональные чиновники, в обязанности которых входит следить за исполнением законов, зачастую боятся брать на себя ответственность, чем губят на корню многие вполне себе хорошие инициативы. При этом проблема не в каких-то конкретных людях, а в том, что система работы государственных органов исполнительной власти, в том числе и Роскомнадзора, выстроена так, что руководителям среднего звена проще перестраховаться, чем подходить к работе со здравой точки зрения, особенно в тех сферах, которые относятся к творчеству, не имеют четких критериев оценки и, соответственно, регулирование которых невозможно без человеческого фактора.

Например, Федеральный закон от 29.12.2010 № ФЗ-436 "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" относится к тем нормативным актам, которые регулируют творческую часть вещания и в которых многие критерии весьма размыты. Судя по тому, что этот закон вступил в силу, я предполагаю, что он прошел проверку на коррупционную составляющую, однако в нем присутствует огромное количество таких абстрактных формулировок, как "не носящие оскорбительного характера", "отрицательное или осуждающее отношение", "при условии выражения сострадания", "не побуждающие к совершению антиобщественных действий", и прочих критериев возрастного ограничения, значение которых можно трактовать неоднозначно.

Приведу пример. Мы все помним шумиху, которая была растиражирована в том числе в федеральных СМИ, из-за якобы запрета мультфильма "Ну, погоди!" – там дескать есть сцены курения и насилия. В итоге оказалось, что это фейк и никто мультфильм запрещать не планировал, даже Александр Жаров по этому поводу давал отдельный комментарий. Однако, несмотря на это, и сейчас при трансляции по некоторым каналам отечественного ТВ во избежание проблем с неправильной трактовкой и, соответственно, с надзорными органами мультфильму присваивается возрастное ограничение 6+ или даже 12+.

Вспомню и ситуацию, когда в два часа ночи при выходе рекламного блока не был проставлен знак возрастной маркировки 12+, ведь в это время по логике детей не должно быть у телевизора. Система контроля автоматически фиксирует нарушение, а инспектору, составляющему протокол, проще четко действовать по инструкции, нежели взять на себя ответственность и подойти к вопросу с точки зрения здравой логики.
Еще одна актуальная для отрасли тема, это подсчет рекламы в теле- и радиопрограммах. В соответствии с Законом о рекламе ее продолжительность не может превышать 20% времени вещания в течение суток в радиовещании и 15% в телевизионном. При этом в случае, если один лицензиат транслирует несколько СМИ, процентовка рекламы берется не от общего вещания, а от трансляции каждого СМИ. Если точно следовать этой букве закона, в стране обрушится весь региональный рынок телерадиовещания, так как у большинства местных телерадиокомпаний собственного вещания не более 30 часов в неделю (это в лучшем случае), а все остальное – федеральный эфир и, соответственно, федеральная реклама. Уже несколько лет все всё прекрасно по-человечески понимают с неправильностью сложившейся ситуации, однако в каждом конкретном случае и в разных регионах подсчеты соотношения рекламы могут вестись по-разному. К счастью, есть и региональные сотрудники Роскомнадзора, которые подходят к вопросу с точки зрения работников отрасли, но всё же не все готовы брать на себя ответственность, когда можно прикрыться нормативными актами. Поэтому в адрес телерадиокомпаний нередко приходят весьма странные предписания об уменьшении объема рекламы, и компании вынуждены идти на различные хитрости, чтобы соблюдать букву закона. Впрочем, глобально эта проблема тоже за несколько лет так и не решена, тем более что решать ее надо совместно с антимонопольной службой, а этот квест еще сложнее.

Или весьма наглядный пример в сфере связи из совсем свежих ситуаций. Территориальное управление Роскомнадзора предписывает радиостанции, чей передатчик расположен в Москве, убрать из зоны вещания Сергиев Посад, мотивируя это тем, что фактического вещания там нет. Напоминаю, что лицензия на вещание была получена на основании заключения экспертизы ФГУП "ГРЧЦ", в котором определена зона вещания с указанием городов с численностью населения свыше 100 тысяч человек, в том числе Сергиева Посада. На логичный вопрос, а откуда информация о том, что в Сергиевом Посаде фактически не осуществляется вещание, сотрудники территориального управления указывают на пункт в договоре с владельцем антенной опоры (ФГУП "РТРС") – стандартный пункт о том, что зона уверенного приема составляет 30–35 км. При этом договор сделан со ссылкой на заключение экспертизы, однако проще выписать предписание об исключении города из лицензии, чем разобраться в ситуации. При этом с процедурной точки зрения оснований для исключения города из лицензии нет и сделать это без изменения параметров установки РЭС невозможно.

Таких примеров ежедневной работы много. При этом, возвращаясь к поводу для написания данной статьи – инициативе о введении дополнительных возрастных маркировок, хочется предостеречь от того, чтобы и в данном вопросе инициатива с намерениями заботы о детях не стала дополнительным инструментом репрессий.

В своей статье я немного сгустил краски – на самом деле профессионалов среди чиновников, следящих за исполнением законодательства, в Роскомнадзоре немало, но сделано это было исключительно с целью осветить существующие проблемы, дабы их решить.
 


Это Вы не сгустили краски, а наоборот приукрасили положение вещей. Возрастные маркировки - это полный анахронизм и лишний повод Роскомнадзору включить репрессивный механизм. Причём, уровень маразма в этой области в последнее время зашкаливает. Но делать возрастные метки +1 и +3 - это уже ближе к его апофеозу. Особенно, учитывая то, что детки в этом возрасте сейчас в основном ролики на Ютубе потребляют.