Новая концепция реорганизации «Связьинвеста»

Аналитика:

 

Олег Царев,
независимый аналитик

 

Год назад, 29 мая 2009-го, правительственная комиссия по транспорту и связи во главе с вице-премьером Сергеем Ивановым одобрила Концепцию реорганизации ОАО «Связьинвест». В августе того же года на страницах журнала «Кабельщик» был дан ее анализ (см. «Они возвращаются»: «Кабельщик», 2009 г., №8), который однозначно свидетельствовал о том, что в одной из самых рыночных отраслей российской экономики готовятся процессы, призванные усилить роль государства (читай чиновников) и снизить роль рынка и конкуренции.

 

Прежде чем посмотреть, что из планируемого близко к претворению в жизнь, давайте вспомним основные положения первоначальной Концепции. Концепция провозглашала целью реформы «Связьинвеста» создание на его базе «национального чемпиона» – единого оператора связи, контролируемого государством. Главная же задача будущего чемпиона – обеспечить реализацию государственной политики в области телекоммуникаций, т.е. обеспечить государственным чиновникам командные высоты в отрасли связи. Для достижения этой цели требовалось увеличить долю государства на рынке связи с тогдашних 23,8% до 40%.

Обосновывая необходимость создания «национального чемпиона», авторы Концепции утверждали, что только контролируемый государством единый универсальный оператор может эффективно решать такие важные задачи, как:
• развитие телекоммуникационной инфраструктуры страны;
• достойное представление интересов России за рубежом;
• осуществление экспансии на зарубежные телекоммуникационные рынки с учетом приоритетов государственной внешней политики.
• обеспечение государственных структур и специальных потребителей услугами связи и ресурсами инфраструктуры с необходимым качеством и в требующихся объемах;
• обеспечение привлекательной доходности на предоставленные финансовые ресурсы.

При этом они ссылались не на опыт СССР, где «национальный чемпион» существовал во всей красе, а в основном на сегодняшний Китай и частично на отдельные наиболее развитые государства мира, хотя на самом деле в этих странах телекоммуникационные «национальные чемпионы» успешно почили в бозе в 80-х и 90-х годах двадцатого.

Концепция содержала и рецепт создания «национального чемпиона». Он имел четыре главных ингредиента:
1. Объединение всех компаний «Связьинвеста» на базе «Ростелекома».
2. Захват лидирующих позиций на федеральном рынке сотовой связи путем получения контроля над одним из представителей «Большой тройки» российской сотовой связи или объединения с ним.
3. Изменение существующей системы регулирования в отрасли связи.
4. Наделение чемпиона приоритетным правом на предоставление услуг государственным структурам и компаниям с государственным участием.

Из четырех перечисленных пунктов только первый не вызывал вопросов. Недостатки аморфной структуры «Связьинвеста» известны всем специалистам отрасли, и в условиях отказа от дальнейшей приватизации холдинга формирование единой операционной компании было вполне разумным решением.

Главный вопрос по второму пункту – каким это образом? Во-первых, капитализация даже самого «маленького» представителя «Большой тройки» («Мегафона»), по самым благоприятным для «Связьинвеста» оценкам, превышала в то время $14 млрд. Поэтому для получения контроля над ним требовалось более $7 млрд. Трудно представить себе, чтобы в кризисном 2009-м, да и в последующие два-три года, государство решилось на такие большие расходы, напрямую не связанные с выводом российской экономики из экономического кризиса. Объединение же противоречило главной цели реорганизации – созданию единого оператора с преобладающим контролем государства.

Этого невозможно достичь при объединении с компанией, имеющей большую капитализацию. Наконец, еще при написании Концепции ее авторы догадывались, что вряд ли кто-то из серьезных акционеров МТС, «Вымпелкома» или «Мегафона» решится в очередной раз наступить на грабли под названием «Связьинвест». Три попытки уже было.

Короче говоря, в реальность выполнения второго пункта не верили даже сами разработчики Концепции. Поэтому они заготовили запасной вариант – создание четвертого федерального оператора сотовой связи на базе собственных активов «Связьинвеста» и приобретения ряда независимых региональных операторов. Авторы Концепции признавались, что запасной вариант не позволит единому государственному оператору занять лидирующие позиции в мобильном сегменте. Это признание можно смело расценивать как констатацию факта неосуществимости проекта «национальный чемпион» в одной из самых рыночных отраслей российской экономики.

 

Так как рыночные отношения довольно глубоко укоренились во всей российской отрасли связи (за исключением разве что сегмента местной телефонной связи), в ней постепенно растет накал конкуренции.

А последняя для «национальных чемпионов» все равно что дуст для паразитов. В частности, Евгений Юрченко в одном из первых своих интервью в качестве главы «Связьинвеста» так охарактеризовал причины плохого состояния вверенного ему актива:

«Можно говорить об усилении конкуренции… Можно говорить об… усилении конкуренции со стороныальтернативных операторов зоновой связи. О повышении уровня конкуренции и оттока трафика в сети подвижной связи и усилении конкуренции со стороны федеральных операторов».

Чтобы оградить будущего чемпиона от конкуренции, Концепция требовала изменения существующей в отрасли системы регулирования. В противном случае «национальному чемпиону» грозит попадание в реестры естественных монополий и операторов, занимающих существенное положение на сети связи общего пользования, т.е. более жесткое по сравнению с альтернативными операторами государственное регулирование и контроль. Авторы Концепции потребовали для владельца 82% последней телефонной мили полного равноправия с остальными несколькими тысячами участниками рынка, и в первую очередь – с операторами сотовой связи.

Одновременно они категорически выступили против внесения в действующую нормативную базу, по их мнению, вредных поправок. В первую очередь они призывали отказаться от реализации принципа недискриминационного доступа к сетям связи. Последний – четвертый – пункт рецепта, вопреки законам рыночной экономики, напрямую апеллировал к господдержке создаваемого чемпиона. Правда, в Концепции этот призыв сформулирован витиевато: господдержка должна заключаться «в стимулировании отказа государственных структур и компаний с государственным участием от приоритетного потребления услуг частных операторов связи…».

Анализ текста «Концепции реорганизации ОАО «Связьинвест», а также последовавших после ее одобрения выступлений официальных лиц Правительства РФ и холдинга «Связьинвест», убедительно свидетельствовал: в задуманном виде реформа государственного телекоммуникационного холдинга непременно затормозит положительные изменения, происходившие в отечественной отрасли связи с начала внедрения в ней рыночных отношений.  
 

Смена риторики
Почти до конца сентября 2009 г. руководители Минкомсвязи и «Связьинвеста» не уставали повторять, что главная цель реформы «Связьинвеста» – усиление роли государства в отрасли связи и формирование «национального чемпиона». Вот что, например, говорил Евгений Юрченко в начале того месяца: «Сегодня главной задачей становится усиление государственного участия на рынке телекоммуникаций, создание единого национального оператора, предоставляющего под государственным контролем широкий спектр телекоммуникационных услуг. Таким оператором должен стать холдинг «Связьинвест» – крупнейший государственный актив в телекоммуникационном секторе. Сейчас он находится в стадии реорганизации… что в итоге приведет к усилению роли государства в отрасли».

В начале сентября 2009 г. г-н Юрченко не ведал о том, что «в Белом доме начинается новая игра под названием «Открытая экономика». Сначала первый вице-премьер Игорь Шувалов в США, где он был в двадцатых числах сентября, посулил инвесторам очередную волну приватизации российских активов. Затем либеральные заявления прозвучали из уст самого премьера. В конце сентября, выступая на форуме «Россия зовет!», Владимир Путин позвал в Россию инвесторов, пообещав снизить вмешательство государства в экономику, в том числе и с помощью приватизации. «Россия останется либеральной рыночной экономикой», – сказал Путин. А министр финансов Алексей Кудрин объявил, что через три года, когда кризис закончится, государство начнет постепенно продавать свои акции в нефтяной, телекоммуникационной и авиастроительной отраслях.

Многие наблюдатели объяснили возвращение к либеральной риторике и обещания нового витка приватизации банальной причиной – у правительства стали заканчиваться деньги. В проекте бюджета на 2010 г., направленном в конце сентября в Думу, прогнозировался дефицит в размере 2,9 трлн. руб. Эту дыру нужно было чем-то закрывать, поэтому опять вспомнили и о приватизации. И инвесторам – в основном иностранным – дали сигнал: огульному огосударствлению приходит конец, Россия возвращается к
приватизации.

Однако когда вице-премьеру Шувалову прислали из Минэкономразвития проект плана приватизации-2010 всего на 7 млрд. руб., он устроил подчиненным разнос. «Сказал, что прислали невесть что: одни прачечные да котельные, которые никто не купит», – рассказал журналу один из очевидцев. Тогда же чиновникам было приказано найти на продажу в 2010 г. активы на 100 млрд. руб. Поскольку компании типа «Роснефти» трогать было нельзя, чиновникам приходилось буквально изворачиваться в поисках того, что можно продать. Тем не менее набрать активов на требуемую сумму не удалось. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина оценила найденное для продажи «в десятки миллиардов рублей». По данным газеты «Время новостей», в плане приватизации-2010 фигурировала цифра в 70 млрд. руб.

5 октября вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин в интервью телеканалу Russia Today заявил: «Почти 50% нашей экономики контролируется государством. Нам нужно существенно сокращать это, первоначально до 40%, может быть, потом до 30%». Хотя снижение до 40%, по мнению Кудрина, могло произойти не раньше чемчерез пять лет, это, тем не менее, был сигнал о том, что дополнительное огосударствление снято с повестки дня.

Днем позже, открывая совещание по вопросу об основных направлениях приватизации федерального имущества на 2010-2012 гг. и сокращении перечня стратегических предприятий и акционерных обществ, глава правительства Владимир Путин сказал: «В период кризиса произошло серьезное увеличение  присутствия государства в экономике – это была естественная реакция государства на неспособность частного сектора самостоятельно справиться с возрастающими проблемами. Однако по мере снижения остроты кризисных проблем, восстановления экономики и возвращения к устойчивому росту необходимо иметь ясный, понятный план работы с избыточными активами».

Министр экономического развития дополнила своего шефа: «У нас две основные задачи: привлечь дополнительные доходы в бюджет и частные инвестиции, передать госпакеты в частные руки для обеспечения более эффективного управления».

Трудно было ожидать, что снятие табу со слова «приватизация» и десакрализация роли государства повлекут за собой резкую смену политики. Продаваться будут в основном «прачечные и котельные».

Контроль же над крупными государственными предприятиями может быть сокращен процентов эдак до 75, причем не раньше, чем через три года, как сказал Алексей Кудрин. Ну а доступ иностранных инвесторов к так называемым стратегическим активам будет облегчаться, если уж совсем прижмет.

Не появилось надежд и на кардинальное изменение планов в отношении «Связьинвеста». Однако стало ясно, что полного огосударствления реорганизуемого холдинга уже не будет. Естественно, связные генералы тоже сменили риторику. Уже в начале октября 2009 г. на женевской выставке ITU Telecom World министр Щеголев, обращаясь к западным инвесторам, сказал: «Для нас не является самоцелью удержание пакета акций Связьинвеста». Министр также обещал, что в посткризисный период государство не будет увеличивать свою долю на рынке, включая телекоммуникационный. Более того, года этак через три до одной четверти акций нового «Ростелекома» предполагается разместить на российской и зарубежной (скорее всего, Лондонской) фондовых биржах.

 

Стоит также подчеркнуть, что в официальных выступлениях министра на ITU Telecom World 2009 уже не было никаких ссылок на невозможность решения инфраструктурных задач без доминирующей роли государства и «национального чемпиона». Обращаясь к зарубежному опыту, Щеголев не пытался утверждать, как раньше, что все основные игроки телекоммуникационного рынка в развитых странах контролируются государством. Наоборот, он наконец-то признал, что телекоммуникационные гиганты в
Западной Европе приватизированы.

Вслед за министром словосочетание «национальный чемпион» выкинули из своего лексикона все остальные связные генералы (с тех пор оно возникает лишь с подачи журналистов). Обосновывая отказ от дальнейшей приватизации «Связьинвеста» и необходимость его реформирования, они в первую очередь говорят о плохом состоянии входящих в него активов, что не позволяло государству рассчитывать на требуемую отдачу от его приватизации.

 

Теперь цель реорганизации «Связьинвеста» заключается не в создании контролируемого государством «национального чемпиона», а в существенном повышении капитализации государственных телекоммуникационных активов, что позволит избежать их продажи за копейки.

«Мы уверены, – заявил в мае нынешнего года на расширенной коллегии Минкомсвязи глава этого ведомства Щеголев, – что кредитный рейтинг укрупненного бизнеса повысится, увеличится капитализация и ликвидность акций объединенной компании». Ну а что касается «национального чемпиона», то, оказывается, еще при утверждении Концепции главе правительственной комиссии Сергию Иванову было ясно, что это рудимент советской эпохи. Остается загадкой, почему г-н Иванов довел сию простую истину до общественности лишь в апреле 2010 г., а также почему он годом раньше не воспрепятствовал одобрению рудиментарной Концепции.

 

Нет дыма без огня
Отказ от самых одиозных целевых установок и положений Концепции реорганизации «Связьинвеста» отнюдь не означает, что устранены все угрозы поступательному развитию рыночных отношений в российской отрасли связи. Очень странно и угрожающе выглядит уже тот факт, что в XXI веке в довольно развитой стране создается мощный бастион, подконтрольный государству. Найдется ли хоть один человек, который поверит, будто этому бастиону не будет оказываться преференций, льгот или каких-либо послаблений? Примеров долго ждать не пришлось. Конкурс по распределению частот в диапазоне 2,3 Ггц для предоставления услуг мобильного широкополос-
ного доступа во всей красе продемонстрировал, как государство будет поступать, чтобы «порадеть родному человечку».

В том, как будут распределяться крупные госзаказы, также никто не сомневается. Пока государство благоволит к «Ростелекому» только на федеральном и межгосударственном уровнях, явным потерпевшим выглядит лишь «Синтерра» («любимчик» предыдущего руководства Минкомсвязи). Однако вскоре следует ожидать распространения этой практики на региональный и городской уровни – тогда уязвленных будет несравненно больше. Ведь целевую установку Концепции на запрещение государственным структурам и компаниям потреблять услуги частных операторов еще никто из власть имущих не заклеймил как рудиментарную и антирыночную.

Вместе с тем нельзя отрицать, что некоторая ревизия Концепции, завершившаяся принятием 2 декабря прошлого года план-графика реформы (первоначально его утверждение ожидалось в сентябре), имела и положительные стороны. В первую очередь к ним следует отнести решение о проведении довольно справедливой оценки коэффициентов конвертации ценных бумаг присоединяемых компаний в акции «Ростелекома». В результате этой оценки доля государства в создаваемом едином операторе должна заметно снизиться по сравнению с первоначальными планами и будет составлять не более 57,2% (с учетом максимум 4% акций, которые могут быть выкуплены у несогласных с объединением миноритариев).

Таким образом, государство не станет полновластным хозяином нового «Ростелекома», а миноритарные акционеры будут в состоянии собрать 25% голосов, чтобы заблокировать не нравящиеся им решения по важнейшим вопросам жизнедеятельности компании.

Если же государство выполнит свое обещание и через три года продаст на биржах еще четверть компании, то доля государства снизится до европейского уровня (напомним, что в бывших монополистах Западной Европы типа Deutsche Telekom, France Telecom и т.п. соответствующие государства имеют пакеты акции на уровне блокирующего или чуть больше).

К положительным моментам ревизии Концепции следует также отнести более спокойное отношение к лидерству на федеральном рынке мобильной связи. Да, успешный универсальный оператор немыслим без развитых мобильных активов. Но в связи с этим в Концепции выдвигалось требование лидерства на федеральном рынке мобильной связи. Теперь же, судя по выступлению Евгения Юрченко на последней коллегии Минкомсвязи, задача ставится более спокойная: завоевать равноценные позиции с лидерами рынка сотовой связи. Достичь этого предполагается путем «консолидации [своих] мобильных активов, их
развития и вывода на рынок в новом качестве».

 

В чем разница этих двух подходов? В ходе текущей реформы лидерство на отечественном рынке мобильной связи можно получить только одним способом – получением контроля или объединением с одним из сотовых операторов «Большой тройки». Как указывалось выше, даже в варианте с «Мегафоном» реализация данного подхода потребовала бы жесткого применения административного ресурса (двое из трех акционеров не имеют никакого желания ни продаваться, ни объединяться) и больших финансовых расходов (для обеспечения государственного контроля над объединенным оператором). В нынешних условиях государство не готово к применению этих
двух инструментов.

Поэтому все говорит о том, что государство вынуждено будет избрать второй подход, реализация которого теоретически возможна в течение ближайших пяти лет при условии мягкого задействования административного ресурса. Как упоминалось выше, последний уже пошел в ход – компаниям «Связьинвеста» обеспечена победа в конкурсе на получение частот для мобильного широкополосного доступа в 39 из 40 регионов РФ, где есть свободные частоты в диапазоне 2,3 Ггц. Нет никакого сомнения, что после освобождения соответствующих частот в остальных регионах они все (или за единичными исключениями) также достанутся компаниям «Связьинвеста». Не обошлось без административного ресурса и оставление за «Скай Линком», чей переход под крыло «Связьинвеста» уже одобрен на всех уровнях, лицензий на оказание услуг в стандарте GSM в 45 регионах РФ. Как известно, этот оператор не выполнил в установленные сроки лицензионных условий и, согласно российскому законодательству, должен быть лишен лицензий. Однако Роскомнадзор проявил «поразительную» благосклонность и продлил «Скай Линку» срок действия лицензий еще на 1 год.

Сомневается ли кто-нибудь, что Роскомнадзор проявит такую же благосклонность и к «Ростелекому», если тот через полтора года (в соответствии с условием лицензий) не развернет сети мобильного WiMAX во всех 39 регионах? Ведь шансы для этого очень высоки, т.к. сети должны быть построены на российском оборудовании, а его производители существуют сегодня только на бумаге. Более того, по ходу дела «Ростелеком» может решить строить сети более перспективного стандарта – LTE, а отечественных производителей такого оборудования нет даже на бумаге.

Впрочем, здесь уже спешит на помощь Минкомсвязи. На майской коллегии его глава заявил: «Сейчас мы подготовили проект правительственного Постановления по использованию оборудования отечественных производителей в диапазоне частот 2,3 ГГц. Так вот, в этом документе мы даем широкую трактовку понятию «оборудование отечественного производства». Возможность получить этот статус на определенных условиях будет предоставлена и иностранным вендорам».

Следует иметь в виду, что срок решения задачи по завоеванию равноценных позиций с лидерами рынка сотовой связи никоим образом не ограничивается временными рамками реорганизации «Связьинвеста», которая должна завершиться весной следующего года. Основная борьба за укрепление позиций на рынке мобильной связи развернется уже после реформы. Как сказал Сергей Иванов, выступая на «Неделе российского бизнеса», организованной в апреле РСПП, надо сначала навести порядок, консолидироваться, а потом «мы еще долго будем догонять ведущую тройку».

Первые ощутимые результаты борьбы за рынок мобильной связи следует ожидать не раньше 2015 г. И достигнуты они могут быть, по мнению руководства российской связи и «Связьинвеста», только за счет рывка в сегменте широкополосного мобильного доступа. Главная проблема людей, определяющих стратегию будущего «Ростелекома», заключается в том, что они никак не могут прийти к единому мнению в выборе прорывной технологии. Сегодня есть сторонники и у двухдиапазонного CDMA2000 1xEVDO (наряду с 450 МГц, рассматриваются диапазоны 1,8 и 2,1 ГГц), у мобильного WiMAX, и у LTE. Чем дольше будет откладываться выбор базовой технологии и распыляться средства на все три вышеперечисленных стандарта, тем призрачнее будут мечты государственных связистов о приближении к уровню лидеров рынка.

Держать и не пущать
Что касается ближайших двух-трех лет, то основной упор будет делаться на удержании позиций в традиционных сегментах и завоевании господствующего положения на рынке услуг для органов власти всех уровней, государственных структур и корпораций (в этом плане назначение «Ростелекома» единым оператором инфраструктуры электронного правительства РФ – только начало).

Особое внимание будет уделено удержанию позиций на рынке проводного широкополосного доступа в интернет (ШПД). По сообщениям СМИ и некоторых аналитических агентств, может сложиться впечатление, что услугами ШПД от компаний «Связьинвеста», использующих «устаревшую» технологию DSL, пользуются лишь в самых глухих деревнях да отдельные чудаки, которых с каждым годом становится все меньше и меньше. На самом деле, позиции «Связьинвеста» слабы в Москве, где входящий в холдинг «Центральный телеграф» оказывает услуги как раз на базе «самой современной» технологии Ethernet в квартиру (ETTH), но имеет при этом всего порядка 130 тыс. абонентов (итоги 2009 г.; с учетом ближнего Подмосковья – 176 тыс.). Не блещет успехами «Связьинвест» в Пскове и Костроме, где городские телефонные монополисты, как и в Москве, ему не принадлежат. В том же ряду стоят Татарстан и Башкортостан – в этих республиках «Связьинвест» вообще не представлен в сегменте розничных
услуг ШПД.

Практически во всех остальных городах и весях РФ компании «Связьинвеста» занимают в сегменте ШПД для населения 1 место (исключением являются пара крупных городов, где компании государственного холдинга с большим трудом отодвинуты на 2 место).

Всего по итогам 2009 г. компании «Связьинвеста» обслуживали более 5,5 млн. каналов ШПД (руководство «Связьинвеста» называет цифру 5,2 млн., что не соответствует данным годовых отчетов входящих в холдинг компаний), или 41,7% всех эксплуатируемых в стране каналов ШПД. Лидерство почти недосягаемое – идущий на 2 месте «Комстар» обслуживал в конце прошлого года 1,3 млн. каналов ШПД (доля рынка менее 10%).

«Связьинвест» является безусловным лидером на рынке ШПД не только на общероссийском уровне, но и в каждом федеральном округе и в каждом регионе (за исключением вышеупомянутых Москвы, Татарстана и Башкортостана). При этом рыночная доля «Связьинвеста» (по эксплуатируемым каналам) с 2006 г. неизменно растет. Так, в 2009 г. весь рынок прибавил 38,2% абонентов ШПД, а компании «Связьинвеста» в совокупности – 43,6%.

Хотя по доходам сегмент ШПД и передачи данных не является для компаний «Связьинвеста» основным, он рассматривается на ближайшие годы как самый перспективный, а доходы от него растут самыми высокими темпами. Например, в 2009 г. доля этого сегмента в общих доходах МРК выросла на 4 процентных пункта и
достигла 21%. Все это, а также нереально высокие прогнозы Минкомсвязи по росту проникновения ШПД в нашей стране, стимулирует руководство «Связьинвеста» выделять на развитие ШПД и расширение магистральной инфраструктуры большую часть своих инвестиций. Так, в 2010 г. только на развитие ШПД пойдет более 50% от общего их объема, который запланирован на уровне 47 млрд. рублей.

В ближайшие годы компании «Связьинвеста» не собираются отказываться от технологии DSL и наращивания соответствующей портовой емкости. Это очень разумная политика, т.к. цены на российском рынке ШПД для частных пользователей, а также пропускная способность магистральных каналов внутри регионов не стимулируют значительную часть существующих и новых абонентов к подписке на тарифы с заявляемой скоростью свыше 2 Мбит/с. А реальную скорость до 2 Мбит/с (на прием данных из интернета) технология DSL, как правило, обеспечивает даже в сетях с последней медной линией довольно плохого качества.

В то же время в крупных городах цены на более скоростные каналы упали до приемлемого уровня (ниже 600 руб. в месяц), а пропускная способность магистральных каналов продолжает неумолимо расти. Одновременно плохое качество абонентских медных линий часто не позволяет поднять скорость DSL-каналов до 8 Мбит/с, а тем более до 12 Мбит/с, на которой способны работать наиболее распространенные сегодня модемы ADSL2+. Поэтому в крупных городах «Связьинвест» взял курс на приближение волоконно-оптических магистралей к офисам и квартирам клиентов. Использование различных топологий FTTx (вплоть до заведения оптики непосредственно в квартиры) планируется применять в крупных городах не только для новых подключений, но и для замены действующих DSL-каналов. По словам Евгения Юрченко, в компаниях «Связьинвеста» в прошлом году установленная емкость сетей FTTx превысила 1 млн. портов, а в нынешнем году ее планируется увеличить более чем в 2 раза, до 2,7 млн. портов.

С помощью преимущественного инвестирования в ШПД и инфраструктуру, сбалансированного применения технологий DSL и FTTx, а также недопущения альтернативных операторов к использованию своих абонентских линий «Связьинвест» вполне обоснованно рассчитывает сохранить свое лидерство на региональных рынках ШПД, в том числе и в крупных городах, где оно уже не является абсолютно неоспоримым вследствие агрессивной экспансии  альтернативных операторов. По собственным данным госхолдинга, на региональном рынке ШПД и передачи данных его компании лидируют не только по количеству абонентов, но по доходам, которые составляют 48% от всего объема этого рынка. В 2010 г. «Связьинвест» ожидает рост абонентской базы до 7 млн. пользователей.

ГРУЗИЯ: Когда несправедливость становится законом…

Председатель правления Союза кабельного телевидения Грузии Гурам Беруашвили говорит о несправедливой конкуренции, странной позиции властей, пиратстве и о других проблемах отрасли платного телевидения в стране.

Роман Климас: 30 тысяч с̶п̶а̶р̶т̶а̶н̶ц̶е̶в̶ лицензиатов

Случилось знаковое событие – Роскомнадзор выдал 30-тысячную лицензию на вещание. Это совпало с еще одним событием, тоже напрямую касающимся лицензий. А Роман Климас вспомнил, как изменилось лицензионное законодательство за это время.