ОТТ глазами Аскара Туганбаева. Часть I

Аскар Туганбаев — человек известный в мире телевидения и интернета. Википедия представляет его как медиа-эксперта, интернет-продюсера, предпринимателя, бизнес-ангела и популярного блогера, создателя проектов Rutube.ru и VideoMore.ru, генерального директора Ассоциации "Интернет-видео", а в прошлом — телеведущего и журналиста. С кем же и поговорить о таком мощном тренде, как ОТТ , как не с ним! Поделиться с обозревателем "Кабельщика" Юрием Курочкиным своими оценками ситуации Аскар охотно согласился.
 
Кабельщик: Аскар, давайте начнем с того, что же такое ОТТ?
 
Аскар Туганбаев: Фактически ОТТ — это новый браузер, практически бестекстовый браузер медиа-пространства. Он более массовый, чем обычный Web-браузер, ориентирован на большой экран телевизора и, соответственно, у него другие законы интерфейса, другой объем аудитории и другой способ интерактивного взаимодействия пользователя с видеоконтентом. Мощное подспорье в этом взаимодействии — Second Scrееn. Это еще одна новая технология, позволяющая задействовать мобильное устройство для получения дополнительной информации во время просмотра видео на основном экране, хотя напрямую эти две технологии друг с другом не связаны. В целом, ОТТ — это другой способ потребления контента, чем Web — неторопливый, более визуальный, более связанный с видео. В то же время это специфический способ доставки контента, который накладывает довольно большие ограничения на саму инфраструктуру: эту технологию должен поддерживать и оператор сети, и телевизор абонента (или другие оконечные устройства). К тому же ОТТ имеет большое политическое значение, ведь основная и самая интересная особенность этой технологии состоит в том, что это способ прямого трансграничного доступа к аудитории. Если телевещание как таковое ограничено у нас целым рядом законодательных актов, а также инфраструктурно — сетью распространения РТРС и ФГУП "Космическая связь", то ОТТ, если ее никак не контролировать и не регулировать, позволяет иностранным игрокам свободно выходить на наш рынок. С этим связаны как политические (что для нас не столь важно), так и контентные риски. Сейчас наши авторы, производящие видеоконтент, довольно хорошо защищены на российском рынке: доля отечественной продукции на онлайн видеопорталах составляет у нас 45%, а в Европе в среднем 5-10%, потому что там довлеют американские мейджоры и крупные международные игроки. Если ОТТ будет развиваться анархично и будет отдана на откуп производителям оборудования, то мы скоро тоже приблизимся к этой цифре и наших авторов просто вытеснят с рынка богатые зарубежные компании.
 
К.: Картина впечатляющая. Теперь, может быть, стоит сказать несколько слов об истории ОТТ как технологии?
 
А.Туганбаев: Еще в советские времена выпускались компьютеры, которые вместо монитора подключались к телевизорам, — БК, "Микроша" и т.д. Выхода в интернет они, конечно не имели, но выявили много проблем, связанных с получением текстовой информации через телевизор: к примеру, читать текст на стандартном телевизоре было очень тяжело. А в 90-е годы, когда компьютеры еще были очень дорогими, появились энтузиасты, которые предложили: "Давайте сделаем приставку к телевизору, чтобы у нас и в телевизоре был интернет". Появилось Web TV, но на аналоговом телеэкране читать текст было почти невозможно, можно было в основном лишь играть в игры, и революции не произошло — все эти проекты забылись. Сегодняшние технологии Smart TV и ОТТ — это дальние потомки того Web TV, которое было в 90-е годы. Материнская плата переместилась теперь внутрь телевизора, но в принципе это то же самое. Сейчас создатели телевизоров соревнуются, встраивая в них все более разнообразную начинку и используя собственные операционные системы, несовместимые друг с другом и с применяемыми в компьютерах. Разработчикам приложений для Smart TV приходится делать для каждого вендора свою версию, к тому же конкурирующие платформы каждый год обновляются, и приложения приходится переписывать. Все это тормозит рынок, мешает развитию, но как только появится некий единый стандарт (если он появится), в развитии технологии произойдет взрывной рост. 
 
С другой стороны, параллельно развивается идея мобильного телефона в качестве приставки к телевизору. Ряд производителей уже выпускают крэдлы (cradle) — маленькие подставки, куда вставляется ваш телефон и фактически превращается в телевизионную приставку, сет-топ-бокс. И тогда уже не возникает никаких проблем с программным обеспечением, оно платформенное — либо от Google, либо от Apple. Недорогая приставка Apple TV позволяет воспроизводить на большом телеэкране видео, интернет и вообще любые приложения с любого Apple-устройства. И это тоже некий вариант ОТТ, с особым способом доставки контента — через мобильные сети или какой-то сторонний Wi-Fi. А в классическом понимании ОТТ — это доставка видеосигнала по широкополосным телевизионным сетям...
 
К.: Почему именно по телевизионным?
 
А.Туганбаев: Технология ОТТ пришла из Америки, а там — самые крупные кабельные сети (им уступает даже эфирное телевидение), и там же начались попытки расширить функционал кабельного оператора. Сначала появилась идея Triple Play: предоставлять по одному кабелю телевидение, интернет и голосовые коммуникации. Потом пошли еще дальше. Собственно, ОТТ — это новый кабельный сервис, который коренным образом отличается от других отсутствием гарантированного качества QoS (Quality of Service). Если для доставки стандартного телесигнала MPEG-2 нужно от 2,5 до 4,5 Мбит/с, а для более качественного HD 6–10 Мбит/с, то ОТТ передается поверх основного телевизионного сигнала и использует остающуюся часть полосы. И если основной сигнал потребляет слишком много полосы, в канале ОТТ изображение может рассыпаться на квадраты или автоматически перестраиваться на более низкое качество, и поэтому телевизионщики часто относятся к ОТТ пренебрежительно. Однако в этой "остаточной" полосе спрятаны большие деньги, и вопрос в том, кто сумеет их извлечь, кто будет получать процент от транзакций, которые будут осуществляться в этом оставшемся для ОТТ пространстве. 
 
Поясню подробнее: обычные телевизионные пакеты каналов, а также VoD-сервисы, довольно сильно лимитированы по ARPU, т.е. по количеству денег, которые можно получать в расчете на абонента. Это подписка плюс плата за просмотр каких-то единиц контента, если абонент покупает платный контент. И житель пригорода и миллионер платят одинаково, и возможности просмотра ТВ у них примерно одинаково лимитированы, поскольку в сутках всего 24 часа. Даже при большой абонентской базе на этом много не заработаешь. Другое дело, если человек будет через ОТТ покупать товары и участвовать в интерактивных сервисах: делать ставки на спортивных соревнованиях, играть в онлайн игры и т.д. Кто же будет получать от этого доход? Производители телевизоров, такие как Samsung или LG, тоже на него претендуют: создают свои магазины приложений и хотят зарабатывать не только на продаже своих телевизоров, но и на транзакциях. Связисты, которые прокладывают канал связи, тоже хотят получить свою часть, операторы сетей, предоставляющих "последнюю милю" для доступа к телевизору, — тоже. Не говоря уже о производителях контента, медийщиках... 
 
К.: В таких случаях часто спрашивают: "А связистам-то за что? Они и так получают за аренду волоконных линий".
 
А.Туганбаев: А связисты, выступая на конференциях, говорят медийщикам: "Да вы вообще плесень на наших проводах!".
 
Кстати, если внимательно почитать стратегию "Ростелекома", опубликованную в декабре 2013 года (она доступна на сайте "Ростелекома"), то хорошо видно, что у них останавливается рост ARPU по услугам связи и теперь они намерены развиваться в сторону VoD, ОТТ и других платных сервисов поверх коммуникационных задач. Поэтому они создают свой поисково-информационный портал sputnik.ru, поэтому наняли специалистов по Big Data (большие данные, — примечание автора). 
 
У связистов есть огромное преимущество — они видят картину в целом, видят большую аудиторию и умеют идентифицировать поведение пользователя не только перед телевизионным экраном, но и в интернете. Если через одну и ту же розетку пользователь зашел со своего компьютера в интернет, посетил какое-то количество сайтов, покликал какие-то баннеры, заказал товары, а потом сел к телевизору, то связист—оператор продолжает знать про него все, в отличие от того же телевизионного кабельного оператора, для которого это просто "еще одни глаза, которые смотрят Discovery", и все. А связисты, в том числе при помощи технологии DPI (Deep Packet Inspection — глубокое исследование пакетов), видят весь трафик, расшифровывают его и понимают, кто сейчас смотрит телевизор.
 
К.: Для "большого брата" это очень ценно.
 
А.Туганбаев: Безусловно. Но тут у "большого брата" возникают свои сложности, когда дело касается торрентов, TOR-сервисов, VPN и т.д., не зря же в прошлом году появилась инициатива ФСБ о запрете неконтролируемых потоков в рунете — ее депутат Вадим Деньгин продвигает. А недавно появилось объявление МВД о тендере на разработку технологии вскрытия сведений о пользователях TORа. Но Big Data интересны не только "большому брату" — это некое наше общее ближайшее будущее, как говорят — Data is the new oil, т.е. "Данные — это новая нефть". Знаете ли вы, что крупнейшие в мире порносайты основные деньги зарабатывают не на платном контенте, а именно на продаже Big Data? И, например, у крупнейшего порносайта в Америке один из главных клиентов — это министерство здравоохранения США. Получая данные о сексуальных предпочтениях граждан США, оно корректирует свои государственные программы по развитию безопасного секса, противодействию заболеваниям, раннему подростковому созреванию и т.д. Они получают огромные массивы данных и платят за них порносайтам десятки миллионов долларов. И государство, и многие частные компании очень хотят мониторить предпочтения тех или иных групп населения: кто какие напитки потребляет, кто какие сигареты курит, на каких машинах ездит... Досматривают ли люди телевизионную рекламу, как на нее реагируют... Это огромное поле деятельности, и ОТТ-сервисы могут стать важным источником получения таких данных.
 
 
Продолжение следует

Хайпы Международного конгресса НАТ

Только завершившийся Конгресс НАТ уже успел разойтись на цитаты, термин "мутная цифровизация" ушел в народ, наконец, окончательно легитимизировав тихое роптание отрасли по поводу ФЦП. Разбираем основные темы и новости, прозвучавшие на конгрессе.