"Вопрос-ответ с Роскомнадзором" в рамках Конгресса НАТ

24 ноября 2020 года в рамках XXIV Международного конгресса Национальной ассоциации телерадиовещателей состоялось пленарное заседание "Законодательство и поддержка государства". В мероприятии приняли участие начальник Управления разрешительной работы, контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций Роскомнадзора Татьяна Денискина и заместитель начальника Управления разрешительной работы, контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций Роскомнадзора Максим Виноградов. Эксперты отвечали на вопросы телевизионщиков и операторов, которые отобрал модератор беседы — генеральный директор НАТ Александр Широких. С любезного разрешения организаторов, мы подготовили и публикуем полную расшифровку этого разговора.

Александр Широких: Мы продолжаем XXIV Международный конгресс НАТ. Вас приветствует Александр Широких, я генеральный директор Национальной ассоциации телерадиовещателей, организатор этого мероприятия.

Я рад приветствовать наших сегодняшних спикеров, ко-спикеров и самых главных гостей — представителей Роскомнадзора Татьяну Валерьевну Денискину, начальника Управления разрешительной работы, контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций Роскомнадзора. Я это выговорил. Татьяна Валерьевна, здравствуйте.

Татьяна Денискина: Добрый день.

А. Широких: Добрый. И Максима Викторовича Виноградова, заместителя начальника Управления разрешительной работы, контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций Роскомнадзора, а также по совместительству ответственного секретаря Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию. Люди, которые принимали участие в розыгрыше "22-й кнопки", имели счастье с ним общаться, а те, кто еще не участвовал — самое время присоединиться к этому диалогу и задать все интересующие вас вопросы. Максим Викторович, здравствуйте.

Максим Виноградов: Здравствуйте.

А. Широких: Я предлагаю начать. На эту роскомнадзорную секцию, как я вижу, собрались в основном представители региональных каналов вне зависимости от того, разыгрывалась ли кнопка в их регионе. Так или иначе, вопросы, касающиеся контрольно-надзорной деятельности, которыми ведает Татьяна Валерьевна, не зависят от кнопок, они касаются всех вещателей. Если от вас нет какого-то вступительного монолога, предлагаю начать.

Во-первых, мы желаем вам здоровья. Я не уточняю, почему вы на больничном, но я желаю вам обоим максимально быстро стать здоровыми. И я обращаюсь к залу: поднимайте руки, кто хочет задать вопрос Татьяне Валерьевне, которая отвечает за контрольно-надзорную деятельность, проверки, моратории, проверки несмотря на моратории, возрастные маркировки и прочее. Вопросы Максиму Викторовичу можете задавать касательно "22-й кнопки", прошедших конкурсов, будущих, подготовки документации, можно ли делать ролик больше двух минут и чем это грозит, и так далее. Даже можете спросить, когда будут разыгрывать кнопку в вашем городе, и, может быть, он по секрету раскроет какие-то свои карты из плана-графика 2021 года.

Я готов отдать микрофон и обратиться в зал. Коллег прошу организовать камеру на зал, чтобы было видно, кто задает вопрос. Просьба представляться.

Александр Власюк, телекомпания ТВН, г. Магнитогорск: Обращаюсь к Максиму Викторовичу, и начну с просьбы: в нашей области начинает разыгрываться "22-я кнопка", первый конкурс в Челябинске 23 декабря. Вчера я был в региональном надзоре, и вопросов много. Нельзя ли организовать какие-то совещания на базе региональных надзоров с участием нас, кандидатов, чтобы мы могли снять какие-то вопросы и имели представление о графике, о том, какие документы готовить, и так далее. Я вчера был не очень удовлетворен общением, несмотря на то, что по Челябинску идет подготовительная работа, я по себе не понял ничего. Это первое, просьба такая. И вопрос, уж извините, я все время его задаю, по поводу изменения концепции лицензии на наземное эфирное вещание. Можно ли убрать сетевого партнера и зайти своим 24-часовым каналом? Спасибо.

М. Виноградов: Рад сегодня быть с вами, хоть и дистанционно, очень интересный такой формат. Отдельное уважение людям, которые принимают участие в мероприятии очно, ну, и заочно тоже — это бывает не так просто, как кажется. По поводу вопроса про Федеральную конкурсную комиссию и "22-ю кнопку": про график ничего сказать не могу, кроме того, что есть. Решения о будущих конкурсах принимаются в момент проведения текущих. То есть сейчас, в ноябре, будет принято очередное решение, которое будет касаться января. Но общий принцип, как мы и заявляли, примерно сохраняется: мы стараемся идти от более крупных городов к менее крупным, от миллионников и дальше. Что касается семинаров в территориальных управлениях: обращаю ваше внимание, что управление в Челябинске только учится этой работе, они проходят этот путь, изучают, как все будет работать: как они будут анализировать документы, смотреть запись, получать от нас обратную связь на их позицию и так далее. То есть, когда они конкурс проведут, когда будет конкретное решение, у них будет больше ответов на ваши вопросы.

Подскажу лайфхак: можно обратиться не только в территориальное управление, а в управление по округу. Оно к вам ближе, у них много территорий в округе, они больше принимают участие в конкурсах, и, соответственно, имеют больше опыта.

Если есть какие-то конкретные вопросы о том, как готовить документы к конкурсу, их можно сейчас задать мне, либо позвонить по телефону, указанному в конкурсной комиссии, и мы готовы консультировать, отвечать на ваши вопросы.

В принципе, схема очень похожа на конкурс на "21-ю кнопку" и в целом на все конкурсы, которые у нас до этого были.

По поводу перехода на собственное вещание: это сложный вопрос. Кроме тех комментариев, которые мы уже давали, больше сказать пока ничего не можем.

А. Широких: Спасибо, Максим Викторович. Следующий вопрос.

Андрей Бельянинов, "ФорМедиа", г. Нижний Новгород: Добрый день, коллеги. Вопрос по регламенту голосования комиссии: как известно, в октябре вышли поправки. Я сейчас скажу, как я это понимаю, а вы меня поправьте, если я ошибаюсь. Итак, насколько я понимаю, нынешний регламент дает право провести жесткое голосование, когда один член комиссии голосует за одного претендента, либо так называемое мягкое голосование, при котором нельзя голосовать "против" или воздерживаться, и каждый член комиссии может голосовать за несколько претендентов. Это так? На каком этапе и кто принимает решение, каким образом голосует комиссия на конкретном заседании?

М. Виноградов: В ваших словах есть некоторая путаница. История с жестким и мягким голосованием никак не связана с последующими изменениями. Эта норма была заложена еще в предыдущее положение о ФКК и в предыдущие документы, по которым комиссия работает. Те изменения, которые прошли в октябре, касались возможного дистанционного проведения заседания, то есть в режиме видеоконференции или вообще полностью заочно. С учетом нынешней эпидемиологической ситуации мы подстраховались и внесли такие изменения, которые позволяют нам собираться заочно либо в виде ВКС. Но пока заседания проходят очно.

Что касается рейтингового голосования и жесткого голосования. Решение о том, какой будет вид голосования, принимает председатель комиссии и комиссия. Председатель выносит этот вопрос на голосование перед каждым заседанием, и по результатам голосования принимается решение. А когда какое решение принимается — чаще всего это связано с количеством участников. Если участник один, то единственный возможный вариант — жесткое голосование, а если несколько участников, то голосование рейтинговое.

А. Широких: Спасибо, Максим Викторович.

Мария Сергеенко, телеканал "Городской", г. Брянск: Вопрос такой: я работала на государственном телеканале, который боролся за "21-ю кнопку", и когда я готовила документы для "Брянской губернии", в положении была оговорка, что канал может принимать участие в конкурсе, имея не менее года опыта вещания. Сейчас, оформляя документы к конкурсу на "22-ю кнопку", я думала, что априори это условие обязательно. Ведь как может канал, который не вещает, принимать участие в конкурсе. А оказалось, что может. Будут ли внесены какие-то изменения, которые допустят до конкурса тех, кто реально существует, вещает, имеет рейтинги, имеет вес и борется, либо в конкурсе будут участвовать предприятия, которые могут быть организованы властями на скорую руку?

М. Виноградов: Начну с конца. Во-первых, история создания законодательства и подзаконных актов — это такое коллективное творчество, и в нем принимали участие очень многие участники процесса: и непосредственно вещатели, и отраслевая организация, и министерство. И вот то, что получилось, — это результат коллективного творчества. По поводу нормы про один год вещания — не могу сказать, что об этом специально забыли, но такой нормы действительно нет. Единственное требование к вещателю — это наличие лицензии на вещание. То есть фактически можно получить кабельную лицензию, заключить договор хотя бы с одним оператором связи и уже принимать участие в конкурсе. Ну и, само собой, нужно, чтобы был эфир, который можно было бы записать. Что касается изменения этого положения, я не уверен, что игра стоит свеч. Ведь члены комиссии — это тоже участники отрасли, и они понимают, как все работает. И при принятии решения они учитывают и этот фактор тоже. Понятно, что он не является определяющим, но он имеет значение.

А. Широких: Спасибо, Максим Викторович. От себя добавлю, Мария, что это действительно было коллективное творчество, "нормативка" писалась вместе с отраслью. Алина Сулейманова из Уфы, присутствующая здесь, эти слова подтвердит. Документы писали все вместе, согласовывались они в министерстве в присутствии кабельщиков, и это были очень непростые переговоры. И норма про год вещания была умышленно не вписана, а не была случайно забыта, потому что мы боялись, что таким образом ограничим кого-то, кто заслуживает эту кнопку.

Алина Сулейманова, г. Уфа: Здравствуйте, коллеги. Я бы хотела проанонсировать нашу завтрашнюю площадку по "22-й кнопке", которая состоится в 11-00 по московскому времени в этом же зале. Александр Александрович там будет модератором, мы будем рассказывать, как выиграть, как проиграть, тем более, опыта у нас и там, и здесь достаточно. Приглашаю всех поприсутствовать, и особенно хочу пригласить представителей Роскомнадзора. Мы с вами проделали действительно очень большую работу, и в случае победы, и в случае нашего проигрыша, поэтому давайте вместе расскажем об этом.

А. Широких: Да, завтра в этом же зале с 10-00 до 14-00 здесь у нас региональное телевидение.

Павел Девайкин, "Сибинформбюро", г. Тюмень: Здравствуйте. Мы участвуем в конкурсе на "22-ю кнопку" в конце декабря. Мы получаем благодаря НАТ много обратной связи от участников конкурса, от коллег, информацию о том, как все проходило, их взгляд на конкурс. Но хочется спросить у вас как у членов ФКК, что обсуждается комиссией в процессе выбора, на что обращают внимание, что нравится, что не нравится, чтобы нам понять вашу позицию. Можете ли вы дать какую-то обратную связь, это было бы интересно.

И второй вопрос, очень короткий: когда разыгрывалась "21-я кнопка", были некие письма, их можно было назвать ходатайства, от муниципальных властей, от регионов. Есть ли сейчас в этом необходимость?

А. Широких: Напомню, Максим Викторович не член ФКК, а ответственный секретарь.

М. Виноградов: Да, конечно, имеют значение письма, которые направляются от региональных органов власти, как от законодательного собрания, так и от губернатора или полпредства. Но не забывайте, что эти люди также принимают участие в голосовании, и они свою позицию могут озвучить и устно. Но тут очень важный момент: не должно быть расхождений, когда в письме написано одно, а на словах заявляется другое. Это вызывает некоторые сложности на заседаниях ФКК.

По поводу самих заседаний: пока мы исходим из того, что заседания будут очными, и поэтому прошу обратить внимание на меры безопасности, которые мы стараемся соблюдать, чтобы обезопасить и участников, и членов региональных и федеральных комиссий. Для этого лучше прийти заранее, а не в последний момент, когда на входе скапливается много людей. Это первый технический момент.

Второе: нужно приходить в масках и перчатках. Мы предусмотрели для участников ФКК размещение до конкурса в ситуационном центре Роскомнадзора. Это большое помещение, где можно рассредоточиться и соблюдать социальную дистанцию. Мы надеемся на вашу сознательность. В зале находится специальный человек, который вовремя уведомляет о том, что начинают рассматривать конкретный город, и можно подниматься на седьмой этаж в зал ФКК. Там также большой холл, где можно разместиться с соблюдением социальной дистанции. Убедительная просьба — пока ваш город не объявлен, не нужно подниматься наверх, чтобы избежать скопления людей — это опасно и для вас, участников, и для сотрудников, работающих на этом этаже.

Что касается самого заседания, пока оно проходит очно. Нужно быть готовым что-то рассказать о себе, то, что было бы интересно услышать членам комиссии плюсом к тому ролику, который вы сделали. По опыту скажу, что председатель всегда предлагает сначала посмотреть видео, ведь оно позволяет увидеть, услышать и понять, на что люди способны. А если они ролик сделали не очень хорошо, тогда возникает вопрос: как же они эфир делают? Ролики бывают очень разные, от творческих до более информационных, с социологией и так далее.

Кстати, о цифрах не стоит забывать. Вы должны не только рассказать, что вы собой представляете, какая у вас история, но и рассказать о вашей аудитории, о том, где вы вещаете, какие у вас передачи. То есть, ролик — это такая многомерная история, об этом можно долго рассказывать.

А. Широких: Максим Викторович, вот мы на втором конкурсе столкнулись с тем, что ролики были у многих более четырех минут. Скажите, это приемлемо, или можно трактовать как неуважение к комиссии?

М. Виноградов: Могу сказать, что это вызывает все больше и больше раздражения. Почему? Потому что первые два конкурса были без радио, а сейчас к телевидению добавляется радио, и конкурс будет продолжаться более трех часов. И чем дольше ролик, тем сложнее будет членам комиссии все это выслушать и посмотреть. Поэтому убедительная просьба — соблюдать регламент, иначе я боюсь, что может случиться такая же история, как с некоторыми участниками, когда они долго-долго говорили, а потом сказали: "Знаете, а у нас еще и ролик есть!". А им ответили: "Мы уже все поняли, ролик смотреть не будем".

А. Широких: Коллеги, прошу задавать вопросы и по контрольно-надзорной деятельности, если можно, Татьяне Валерьевне, чтобы она не засыпала.

Елена Лебедева, ННТВ, г. Нижний Новгород: Спасибо огромное. У меня вопрос по поводу "21-й кнопки", если позволите. Дело в том, что мы сейчас активно объединяемся с телекомпанией "Волга", и там уже поменялся учредитель. В 2019 году выходили с проектом постановления о том, что при смене учредителя обязательно проводится новый конкурс на "21-ю кнопку". Какие предпосылки к этому есть сейчас? Чего нам опасаться?

М. Виноградов: Хочу отметить, что как в "21-й кнопке", так и в "22-й" выбирается телеканал, а не вещатель, поэтому я не уверен, что тут необходимо какое-то новое решение ФКК. А у вас вещатель меняется?

Е. Лебедева: Нет. Поменялся только учредитель у "Волги".

М. Виноградов: Тогда, с точки зрения лицензии, ничего не меняется, вы можете уведомить об этом Роскомнадзор и на этом закончить. Мы об этом уже знаем.

Сергей Барыльник, технический директор "Репортер-73", г. Ульяновск: Недавно прошла проверка нашего телеканала, и Роскомнадзор не засчитал демонстрацию выходных данных. Так получилось, что выходные данные на секунду перешли в другие сутки: в течение суток должно было выйти четыре ролика, и один из них на секунду перешел в другие сутки. Знаю, что технологически Роскомнадзор проводит мониторинг эфира через "Ростелеком". Я как технический директор понимаю, что возникают задержки передачи сигнала. Кто в такой ситуации прав? Ролик длился десять секунд, а я знаю, что достаточно восьми секунд демонстрации выходных данных.

Т. Денискина: Ну, про восемь секунд — это вы спутали с длительностью демонстрации знака телевизионной продукции. Выходные данные — на ваше усмотрение, главное, чтобы они были понятны, читабельны и по ним можно было опознать именно ваш канал, это первое. Второе — вы на одну секунду опоздали с началом показа выходных данных, или оно вылезло за пределы суток?

С. Барыльник: Вылезло за пределы суток. Но если посмотреть по данным других кабельных операторов, кто распространяет наш канал, а мы ведем обратный мониторинг, делаем техническую запись, то мы уложились в этот промежуток.

Т. Денискина: Поняла. Ну, я считаю, здесь абсурдная ситуация. Я так понимаю, вас вызвали на составление протокола по 1322, так?

С. Барыльник: Да-да.

Т. Денискина: Вам уже составили протокол?

С. Барыльник: Да.

Т. Денискина: А когда будет рассмотрение протокола?

С. Барыльник: Насколько я знаю, рассмотрение протокола уже прошло, на прошлой неделе, мне кажется.

Т. Денискина: Во-первых, любое постановление по административному делу можно обжаловать. Если вы считаете, что при составлении протокола не были учтены все условия, вас не устраивают причины совершения этого административного правонарушения. То есть если по факту вы не согласны с тем, что нарушение есть, как в данном случае. Я не видела эти материалы, и не хотела бы говорить, что сотрудники поступили неверно. Исходя из того, что вы озвучили, могу сказать, что ситуация какая-то абсурдная, нужно посмотреть материалы. Любые действия наших сотрудников вы можете обжаловать как в судебном порядке, так и вышестоящему должностному лицу. И если рассмотрение было на прошлой неделе, срок обжалования не вышел, поэтому подайте, пожалуйста, на адрес Вадима Алексеевича Субботина жалобу на дело об административном правонарушении и приложите подтверждающие ваши доводы документы. Если же материалы еще не были рассмотрены, и решение по делу еще не вынесено, тогда можно протестовать в рамках самого процесса. Можно донести до руководителя территориального управления, у вас там Багненко, информацию, что бывают различные ситуации, в том числе и технические проблемы. И в данном случае ситуация просто абсурдная, если все обстоит именно так, как вы рассказали: выходные данные четыре раза были показаны, и последний ролик начал выходить до окончания суток.

Михаил Микшис, Sochi24.tv, г. Сочи: Мой вопрос также касается выходных данных. Мы получили протокол за то, что выходные данные занимают меньше, чем пять процентов от площади экрана. Хотя есть два разъяснения Роскомнадзора о том, что знак может быть не меньше, чем логотип компании. Мы сделали пять процентов, а это очень большой знак. Сейчас на двух наших телеканалах вот такой большой знак. Такой знак есть только на телеканале "Муз-ТВ", больше таких знаков нет ни у кого. Мы задаем вопрос нашему краснодарскому Роскомнадзору: "А как же другие телеканалы? Там везде маленькие знаки, и они выходят, висят восемь секунд. Почему именно к нам придрались и потребовали, чтобы было пять процентов от площади экрана?". Это реально много, и это раздражает телезрителя. И две ваши предыдущие рекомендации абсолютно правильные, логичные для телевизионного сообщества. Должен ли руководствоваться Роскомнадзор вашими собственными рекомендациями? Ну, я понимаю, может быть, нужно было кого-то для плана наказать? Протокол составляется, отправляется в суд, и мы платим двадцать пять тысяч рублей. Сейчас для нас, небольших телерадиокомпаний, это тоже деньги.

И второй вопрос: у нас был случай, когда вместо этого опознавательного знака по техническим причинам на несколько секунд вышел QR-код, который частично перекрыл значок, и мы опять получаем протокол. Мы объяснили, что это был технический сбой — может, компьютер не так сработал, может быть, скачок напряжения — нет, получите протокол, еще двадцать пять тысяч. Ну, очень жестко. Вот и Владимир Владимирович Путин говорит, что не нужно кошмарить бизнес. Мы платим все штрафы, но это, на мой взгляд, несправедливо. Я понимаю, если бы мы показали порнографический фильм, или какую-то национальную рознь, не так обидно было бы, но перекрытый QR-кодом на несколько секунд значок! Нам написали, что мы травмируем детишек — мы не травмируем! И по поводу значка в пять процентов — ну, примите один раз правильное решение для всех! Вот "Муз-ТВ" сделал знак в пять процентов от экрана — так он просто страшный. У нас значок более симпатичный, хоть и большой. Если все телеканалы будут делать пять процентов, это будет раздражать телезрителей.

Т. Денискина: Уважаемые коллеги, мы должны понимать, что выходные данные — это выходные данные, а размещение знака информационного продукта — это немножко другая история.

Мы с вами договорились, что для телеканалов выходные данные могут не содержать знак информационной продукции. Помните, года три назад, мы говорили, что у канала может быть абсолютно разный контент и перечислять все виды информационной продукции, которые он распространяет в течение суток, в выходных данных не нужно. Поэтому остановились на том, что каждая программа, каждый анонс должны содержать знак информационной продукции.

Относительно этих пяти процентов — действительно, у нас в федеральном законе №436 есть статья, говорящая о том, что при объявлении о распространении информационной продукции знак информационной продукции должен быть не менее пяти процентов от общей площади экрана. Я настаиваю на том, что мои предыдущие разъяснения были правильными и стоит придерживаться только их. Там, где мы говорим, что знак информационной продукции при телевещании не должен быть меньше логотипа, пять процентов от площади экрана — мы прекрасно понимаем, что это очень большой размер, и мы также заботимся о картинке, о том, как воспринимает ее телезритель. Поэтому я думаю, что в данном случае наше территориальное управление перегнуло палку, применило требование, которое применяется чаще всего для демонстрации фильмов в кинотеатрах либо по поводу размещения этого знака на афишах и анонсах в печатной продукции.

Повторяю, применительно к телеканалам мы используем одну формулу: площадь знака информационной продукции должна быть не менее площади знака логотипа канала. Это практика, это выстраданная система, и у нас к ней претензий нет.

Почему телеканал "Муз-ТВ" поставил такой большой знак? На самом деле, это не единственный музыкальный канал, у которого знак в пять процентов экрана. В свое время были претензии к BridgeTV, ко всему семейству, к МTV ко всему семейству, к VH1. Все они ставили такой большой знак, потому что и логотипы у них достаточно большие. И тут привязка была не к пяти процентам, а к логотипам иностранных музыкальных каналов, которые у нас получили регистрацию и распространяются. Они делают знак информационной продукции с выцветающей подложкой: как бы 16+ мы видим, а то, что подложено, большой квадрат, он выцветает. Это решение редакции этих каналов, запретить это мы им не можем, и они самостоятельно оценивают, как это влияет на потребление их продукции.

И по поводу обжалования действий: я еще раз говорю, что есть вышестоящий орган — центральный аппарат Роскомнадзора. Не забывайте пользоваться этой возможностью. У вас есть минимум десять дней с момента вынесения постановления на обжалование этих действий. Но, учитывая, что мы сейчас говорим не про выходные данные, а про знак информационной продукции, это все-таки судебное решение, и его можно обжаловать, в том числе и в части наложения QR-кода. Я так поняла, что там имела место формулировка, что знак информационной продукции был перекрыт, и, соответственно, его невозможно было отобразить, не понятно, что за знак информационной продукции для потребителя. Формулировка могла быть только такой. То есть, единицу видно, а что там дальше, двойка, шестерка или восьмерка, не видно. Соответственно, потребитель не может понять, для какого возраста программа. Конечно, хотелось бы посмотреть конкретные материалы и разобраться, что там было в действительности.

Помните, мы начинали наши разговоры на семинарах с программных концепций. И мы договорились, если программная концепция "гуляет" на один-два процента, и это единственное нарушение, то такие нарушения мы не выявляем. Такой подход мы сохранили на данный момент. Вы видели, что весь текущий год мы временно прекратили проведение различных плановых мероприятий: апрель, май, июнь прошли без плановых мероприятий. В мае, июне мы не выдавали предписаний, понимая, что, во-первых, трудно доставить этот документ, соответственно, нужно соблюдать профилактические меры, а во-вторых, вам будет сложно выполнить эти предписания в условиях самоизоляции. Во втором полугодии мы уже перешли к обычному режиму выдачи предписаний, но с учетом приказа №281 Минцифры, который сокращает лицензионные требования.

А. Широких: Спасибо. У меня есть предварительно записанные вопросы. Вопрос Максиму Викторовичу:

Когда в Ямало-Ненецком округе будет первый конкурс на "22-ю кнопку"? И вообще, готовы ли вы поделиться планом-графиком, хотя бы предварительным?

М. Виноградов: Нет.

А. Широких: А когда будет объявлен январь, какой там порядок?

М. Виноградов: Ближайший конкурс завтра, 25 октября.

Мария Сергеенко, телеканал "Городской", г. Брянск: Для меня отчасти открытием является, что не было проверок. Итак, за что мы заплатили штрафы в этом году, в мае и июне? В мае за то, что раскрыли персональные данные девочки семи лет, истощенный ребенок. "Первый канал" назвал ее по имени — Ирина Ишанова, "Россия 1" назвал ее Ирина Ишанова, мы опубликовали это на сайте, и нас "штрафанули" на тридцать тысяч за раскрытие персональных данных. Мы приводили доводы Роскомнадзору, и его представитель был на суде, что эта информация прозвучала на всю страну. Но нам ответили, что мы озвучили имя ребенка, а значит, виноваты.

И второе. Фильм "Дориан Грэй", который вышел в нашем эфире в мае, имеет маркировку Министерства культуры 16+. Мы её показали, когда надо, а в фильме оказалась постельная сцена. Мы смотрели всем каналом и её не разглядели до конца, но двадцать тысяч штрафа заплатили. То, что можно было оспорить, мы пытались оспорить, но как-то безрезультатно. Так что пятьдесят тысяч мы государству заплатили.

А. Широких: Татьяна Валерьевна акцентировала, что был мораторий на плановые проверки, а если кто-то писал на вас жалобу, то проверка должна была произойти.

Т. Денискина: Все правильно, есть плановые мероприятия, в том числе и в отношении телеканалов. Это могут быть систематические наблюдения, и есть внеплановые. Так вот, плановые все были отменены до 30 июня. А вы говорите как раз о ситуации, которая возникла в связи с обращениями граждан, организаций, других средств массовой информации, а так же если в отношении телеканала проводился мониторинг, в ходе которого были выявлены нарушения. Соответственно, все нарушения, которые вы озвучили, имеют место быть. Мы всегда рассматриваем конкретное решение, конкретную привязку. И если данный материал рассматривался в судебном заседании, там уже решение принимает судья, а сотрудник Роскомнадзора не может встать и сказать: "Я тут подумал, уважаемый гражданин судья, и забираю свои материалы и ухожу". Там он уже отстаивает свою точку зрения, подтвержденную материалами, уже поданными в судебное заседание. И решение о привлечении к административному штрафу было принято судебным органом, а не сотрудником Роскомнадзора.

Михаил Микшис, Sochi24.tv, г. Сочи: Скажите, пожалуйста, а есть у Роскомнадзора какое-то альтернативное наказание, чтобы не направлять материалы в суд? Вот компания заплатила пятьдесят тысяч, мы заплатили пятьдесят тысяч, а это месячная заработная плата хорошего журналиста. Можно же в случаях незначительных нарушений ограничиться предупреждением? Может быть, вы проведете обучение для местных Роскомнадзоров и объясните им, что не нужно так жестко кошмарить телеканалы? И принимаете ли вы во внимание технический сбой? Ведь технические сбои часто бывают и на федеральных каналах, и мы это видим, смеемся, и это нормально. Бывают такие сбои и на региональном телевидении, предусмотрено ли какое-то снисхождение для таких случаев?

Т. Денискина: По поводу непринятия административных мер и непередачи материалов в суд: у сотрудника Роскомнадзора, как и у любого другого сотрудника федерального органа, есть сверху надзорный орган, и это орган прокуратуры. Так вот, они проверяют принятие мер по всем выявленным нарушениям, в том числе и со стороны Роскомнадзора.

Второе: если есть состав административного правонарушения и составлен протокол об административном правонарушении, дальнейшие действия регулируются административно-процессуальным кодексом. То есть мы с вами работаем в установленном порядке, который определил законодатель, и в данном случае самодеятельности ни со стороны центрального аппарата, ни со стороны сотрудников территориального управления не может быть.

Далее, есть статья, специально введенная в процессе административной реформы в Кодекс об административных правонарушениях, о том, что лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, при наличии сведений о том, что это нарушение было сделано впервые, привлекаемое лицо является субъектом малого предпринимательства, при наличии в санкции административных штрафов, этот штраф может быть заменен предупреждением. Такая статья есть, и ею могут пользуются сотрудники Роскомнадзора по тем статьям, которые мы с вами рассматриваем, административные дела — это всем известные выходные данные и отсутствие рекламы о вреде табака, это наши постановления. Точно также эту статью могут применять судьи. Соответственно, вы можете акцентировать внимание судьи, что ваша вещательная организация является субъектом малого предпринимательства, что правонарушение именно такого характера совершено впервые, и в таком случае административный штраф может быть заменен. И чаще всего, если на этом акцентируется внимание в судебном заседании, судьи прислушиваются, учитывают это и заменяют административный штраф на предупреждение. Причем если действительно нарушение совершено впервые и оно малозначительное, может быть принято решение об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью. То есть, будет вынесено просто устное замечание. Но не передавать материалы в суд мы не можем, поскольку это будет нарушением действующего законодательства уже с нашей стороны.

А. Широких: Спасибо, Татьяна Валерьевна.

Приказ 281 разрешает не вещать ночью. Это не является нарушением, но в то же время это будет нарушением программной концепции вещания, особенно при вещании сетевым партнером. Как быть?

Т. Денискина: Вещатели почему-то начали использовать 281 приказ для того, чтобы не вещать не в рамках от нуля до шести утра, а в гораздо большем временном периоде, и пытаются апеллировать к этому приказу. Поэтому обращаю ваше внимание: с ноля до шести можно отключать вещание. Если у вас выявлен факт отсутствия вещания с ноля до шести, территориальное управление смотрит, что же в этот период должно было распространяться. Есть отдельные недобросовестные вещатели, которые рассказывают, что новости региональных компаний выпускаются в эфир в час ночи, в два часа ночи, а мы отключились и не вещаем, поэтому в эфире распространяем только сетевого партнера. Но мы с вами прекрасно знаем, что договоры на вещание сетевые партнеры делают типовые, и что местные новости нужны людям именно тогда, когда они просыпаются и должны их получить, свежие и актуальные. Поэтому, если выявляется нарушение программной концепции и включение у вас в течение всех суток, в данном случае вывод о соблюдении или несоблюдении программной концепции не делается. В акте указывается, что в связи с тем, что предусмотрены окна включения регионального вещателя в период с нуля до шести, но, исходя из 281 приказа, этого вещания нет, соответственно, сделать вывод о соблюдении или несоблюдении программной концепции не представляется возможным. Если же ваши включения были традиционно и в предыдущие годы, начиная с семи утра и до двенадцати ночи, вы свой объем выбираете, то здесь никаких проблем с программной концепцией и с ее анализом нет.

Были такие товарищи, которые организовывали собственное вещание, при этом отключая вещание сетевого партнера с ноля часов. Такие факты также были, и в данном случае мы их оценить не можем.

А. Широких: Хочу задать вопрос: у кабельных операторов есть какая-то дата после прошедших конкурсов по "22-й кнопке", с которой они должны переставить канал или включить в кабельные сети, если его там раньше не было? От чего отсчитывать, есть какая-то дата? Помню, по "21-й кнопке" было некое 14 марта, по-моему.

М. Виноградов: В ситуации с "21-й кнопкой" было ограниченное количество каналов, которые можно было выбрать, и мы для себя приняли решение, что когда бы конкурс не прошел, у всех телеканалов статус начинает действовать с какой-то определенной даты, точно не помню, возможно, именно с 14 марта. В ситуации с "22-й кнопкой" мы к единой дате привязываться не стали. Сейчас точно не помню, когда даты обговаривались, но в целом после подписания протокола проходит пятнадцать дней, и мы перед территориальными управлениями ставим задачу сделать рассылку операторам связи, чтобы они начали это новое право применять.

А. Широких: Вопрос от кабельного сообщества.

Яна Бельская, "Кабельщик": Сейчас фактически работает схема по обходу закона "О рекламе": эфирный вещатель переуступает дочерним или родственным компаниям вещательные лицензии региональных филиалов, чтобы те могли продавать рекламу, которую не могут продавать после принятия соответствующего закона о запрете рекламы на платных каналах. Считает ли Роскомнадзор это нормальным и не видит ли необходимости изменить закон, чтобы не было таких хитрых схем?

Т. Денискина: Ну, это не вопрос Роскомнадзора. Все, что касается требований по рекламе, в частности, о запрете размещения рекламы на платных каналах, относится к компетенции Федеральной антимонопольной службы. И именно туда нужно адресовать этот вопрос. Мы в данной ситуации ничем помочь не можем.

А. Широких: Анонимный вопрос, но спешу заверить, не из Уфы:

Как телекомпания может потерять "22-ю кнопку"? При каких нарушениях её будут лишать? При каких обстоятельствах могут быть пересмотрены результаты процедуры отбора?

М. Виноградов: Читайте постановление, там все написано.

А. Широких: Максим Викторович, не нужно говорить загадками. Есть такая процедура лишения, такая же, как и по "21-й кнопке"?

М. Виноградов: Практически то же самое. Ну, компания может сама отказаться от этого статуса, или же статус отбирается, если компания начнет нарушать те условия, на основании которых её избрали победителем конкурса: процентное соотношение, территорию вещания и так далее.

А. Широких: А напомните, конкурс для Кургана по "21-й кнопке" завтра или в декабре?

М. Виноградов: В декабре.

А. Широких: Коллеги, спасибо, наша секция закончена. Я искренне благодарю Татьяну Валерьевну Денискину и Максима Викторовича Виноградова, которые любезно согласились побеседовать с нами из дома. Извините, что не все вопросы удалось задать. Видимо, пришло время собирать очередной НАТ Live в таком тройственном формате.

Всего хорошего, не болейте.

Напомним, 27 мая состоялся эфир открытой сессии вопросов и ответов представителей Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, организованный Национальной ассоциацией телерадиовещателей в рамках большого "антикарантинного" проекта НАТ Live.