Чем придется заплатить за возрождение электронной промышленности

В России сложилась непростая ситуация с производством оборудования. Понятно, что в первую очередь нас привлекает импортозамещение продуктов с высокой степенью добавленной стоимости, то есть высокоинтеллектуальных. В таких секторах, как, скажем, электроника, стоимость работ по физическому производству составляет лишь малую часть от стоимости готового продукта. Если продукт условно стоит 100 долларов, то изготовление "железа" составляет из них только 10–20 долларов, а оставшиеся – это средства, потраченные на изобретение, разработку, отладку, авторские права, то есть тот самый интеллектуальный труд, который мы хотели бы "импортозаместить".

Нужно понимать, что разработка таких продуктов требует огромных вложений, причем размер их практически не зависит от последующих объемов выпуска. А когда продукт уже вышел на рынок, у производителя появляется естественное желание вернуть затраченные средства, желательно с прибылью. Правила одинаковы и для самолета Superjet, и для отечественных микропроцессоров МЦСТ (о чьей цене принято сильно иронизировать). Проблема тут в тиражах: стоимость разработки процессора МЦСТ сравнима со стоимостью разработки Intel. И когда мы их выпускаем тысячу, то вынуждены стоимость разработки делить лишь на тысячу. Увеличение тиража до ста тысяч или миллиона естественным образом существенно снизило бы цену изделия, и она стала бы сравнимой с Intel. Возьмите пример сотовых телефонов: если Китай может выпускать и продавать телефоны миллионами, то и стоимость разработки делится на миллионы. И получается дешевый аппарат с широким функционалом.

Предположим, мы захотели выпустить отечественную копию немецкого модуля Chameleon. Я инженер-разработчик и представляю, как это делается. И если мне дадут три миллиона евро, я вам гарантирую, что за два года выпущу образец, который будет превосходить Chameleon по всем параметрам. При разработке будут использоваться более новая элементная база и наработанный опыт, что позволит при меньших затратах получить лучший результат.

Казалось бы, все прекрасно! Но есть загвоздка: нас сегодня никто не пустит на зарубежные рынки, мы будем вынуждены продавать только внутри России. А сколько единиц я продам в России, три тысячи? Разделив три миллиона, потраченные на разработку, на три тысячи единиц, я получу тысячу евро. А если добавить стоимость непосредственно "железа" (примерно 100 евро) и накладные расходы, то цена единицы составит под 2000 евро. А зарубежный производитель будет продавать на порядок больше изделий, поскольку ему открыты европейский, американский, азиатский рынки, даже австралийский. И в итоге стоимость единицы продукции будет гарантированно ниже, даже с учетом более высоких затрат на разработку и изготовление.

Таким образом, проблема импортозамещения оборудования с высокой добавленной стоимостью упирается в малые размеры внутреннего рынка и закрытый доступ на рынки внешние. Что и ведет к хроническому застою и деградации внутреннего высокотехнологичного производства. На сегодняшний день у нас практически полностью умерла электронная промышленность. Когда я начинал работать, у нас хотя бы было микроэлектронное производство. Сегодня при всем желании я не могу собрать ни одного электронного устройства полностью из отечественных компонентов. При том, что стоимость разработки у нас и на Западе, из-за глобализации, не особо разнится. Объем работ одинаковый, и удешевить процесс можно лишь за счет снижения зарплат. Что быстро приведет к тому, что разработчики "утекут" в другие страны, что мы и наблюдаем. Высококвалифицированные работники едут в Европу, в первую очередь в Германию. Впрочем, из Германии сотрудников переманивают в хорошо платящие США. 

Я считаю, что при открытых границах задача импортозамещения не имеет решения. Нужно каким-либо образом изолировать на время свой рынок, пока не раскрутится производство. Например, поднять таможенные пошлины на высокоинтеллектуальные устройства. Это предложение не будет популярно у населения, но появится экономический стимул для развития внутреннего производства. По моим наблюдениям, Трамп сегодня в США довольно успешно принимает именно подобные меры. Наверное, разумно было бы заплатить временным закрытием границы за возрождение национальной электронной промышленности. 

Конечно, подобные меры обязательно должны сочетаться с поддержкой собственных производителей. Если просто взвинтить пошлины, то цены поднимутся, а скачка производства не будет. Необходимы реальные преференции отечественному производству. Да и само закрытие границ требует высокой ответственности властей, чтобы это не превратилось из технической меры в идеологическую. Есть и аргументы против такого решения – открытый рынок позволяет делать конкурентоспособное оборудование, а отсутствие конкуренции ведет к снижению качества.

Я не сторонник железных занавесов, но, к сожалению, если мы хотим иметь собственную промышленность с высокой добавленной стоимостью, нужно создавать таможенные барьеры для импортных товаров и механизмы поддержки собственных производителей. Правда, я опасаюсь, что власть может услышать лишь первую половину предложения. Результат будет только если снизить административную нагрузку на инновационный бизнес, обеспечить его дотациями, преференциями и снижением налогов. Лишь сочетание этих мер сможет привести к нужному результату. Между тем в России есть уникальные разработки, и их нужно активно продвигать.

Я на протяжении многих лет наблюдаю за китайскими производителями: 20 лет назад они отставали от всего мира, а потом стали копировать чужие компоненты, те же автомобили, электронику. Доходило до смешного: я мог купить дешевые китайские микросхемы и, зная, откуда их скопировали, использовать описания оригиналов. Но сегодня уже настал момент, когда появились китайские микросхемы, у которых нет европейских аналогов, то есть производство вышло на следующий уровень. 

Собственно, нам надо идти по этому же пути: сначала поучиться у других, а затем найти свои ниши на рынке и начать выпускать компоненты, которые интересны всему миру, и у нас есть что предложить. Мы получим широкий круг потребителей и высокие тиражи продукции, а с ними и высокую окупаемость при конкурентной цене компонентов. И в конце концов мы "подсадим весь мир на иглу" уже наших высокоинтеллектуальных компонентов. Мир взаимозависим. Сегодня легко вводить санкции в отношении России, ведь от этой изоляции западный мир ничего не теряет. Но если мы сделаем мир зависимым и от наших комплектующих с высокой добавленной стоимостью, то и санкционные меры в отношении нашей страны нашим "партнерам" принимать будет намного тяжелее.