Пока город спит, приходит "мафия"...

Генеральный продюсер телеканала "ТВК" г.Красноярска Вадим Востров разместил эту колонку на своей странице в Facebook. Мы не смогли остаться в стороне и публикуем текст по договорённости с ним. 

Все мы знаем, в какой ситуации сейчас находится бизнес, да и все наше общество в связи со второй волной ковида. Действительно тяжело: и психологически, а многим и материально. Система здравоохранения работает на пределе – и это самое мягкое определение из возможных. 

Казалось бы, что должна делать в таких условиях власть и подчиненные ей контролирующие органы? Ну, как минимум, не мешать и не издеваться над гражданами и предпринимателями. Как говорится, и без вас тошно. На словах вроде бы так и происходит, изображается некоторая забота и озабоченность, демонстрируется работа во всех направлениях. Например, хорошая же была идея – запретить на время пандемии все плановые проверки бизнеса. И ведь официально запретили. 

А теперь о том, что происходит в жизни. Приходит к нам на ТВК проверка МЧС по пожарной безопасности. Ну, мы удивились. Ведь действует запрет на проверки до конца года, и, кроме того, наша отрасль находится в списке наиболее пострадавших. А нам на это говорят – конечно, плановые проверки запретили, но дело вот в чем: на вас тут поступила жалоба гражданки, которая утверждает, что деятельность вашей организации угрожает ее жизни и здоровью, а такие проверки не запрещены, а очень даже разрешены, и мы сейчас согласуем ее с прокуратурой и придем.

Прокуратура с легкостью согласовывает (непонятно, на основании чего, но об этом позже), приходят пожарные, с пристрастием проверяют, буквально выискивают, до чего можно докопаться, делают предписание из 13 пунктов и выписывают штраф в 150 тысяч рублей. Любой, кто знаком со СНиПами и нормами, которыми руководствуются пожарные, прекрасно понимает, что соблюсти их все можно только за взятку. Пожарные понимают это еще лучше. Но это не наш вариант, поэтому все действия МЧС мы начинаем обжаловать в судебном порядке. И здесь начинается самое интересное. В суде мы наконец-то видим жалобу, на основании которой к нам пришли (до этого нам ее не показывали, потому что типа запрещено).

"Являясь жильцом дома по адресу Копылова, 50",  – пишет некая гражданка по фамилии Шпиц, – "выражаю свою глубокую озабоченность нарушениями, которые творятся в нежилых помещениях нашего дома, которые занимает телекомпания ТВК" (здесь сразу вспоминается Швондер с его крылатым "Мы, управление нашего дома, пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома" – ну вы помните: "Мы к вам, профессор, и вот по какому делу"). Далее Шпиц пишет о неких жильцах, которые жалуются на постоянные головные боли из- за телевизионных облучателей (которых не существует в природе), про какие-то темные коридоры, по которым непонятно как убегать от пламени пожара, "а к ним на передачи постоянно ходят дети!" и, наконец, самое страшное – "чувствуется запах табака, они там еще и курят!!!" – в ужасе и с тремя восклицательными знаками переживает гражданка Шпиц. Короче, заявление – это отдельный жанр, и достойно того, чтобы ознакомиться с этим неадекватным потоком сознания полностью и в оригинале (человек ведь старался).

А теперь – внимание. Мы направляем официальный запрос в адрес председателя Совета дома и управляющую компанию и получаем официальные ответы, что никакая гражданка Шпиц в нашем доме не проживает, а ее домашний адрес в заявлении не указан, а только некая электронная почта. Но зато там указан мобильный телефон, и по этому телефону, согласно рапорту сотрудника МЧС, был якобы получен ответ, что да, на проводе гражданка Шпиц, она не хочет оставлять свой домашний адрес, но подтверждает факты, указанные в заявлении. И вот прокуратура города Красноярска на основании этого заявления и рапорта дает разрешение на полноценную проверку. Ну, отлично, что есть номер телефона – это же упрощает дело! Мы набираем номер, указанный в заявлении, и приятный механический голос сообщает "данный вид связи недоступен для абонента". Тогда мы делаем еще один звонок, в МТС, и узнаем, что данный номер в отрицательном балансе, в данный момент не обслуживается, а сам номер никогда не значился за человеком по фамилии Шпиц.

Теперь наступает время неприятных вопросов и выводов.

Как так получилось, что по полностью сфальсифицированному заявлению несуществующего лица была проведена полноценная проверка и назначены дикие штрафы?

Как часто и с какой целью в период пандемии сотрудники МЧС пользуются заявлениями липовых граждан о якобы угрозе жизнью и здоровью с целью проведения незаконных проверок?

Много ли штрафов назначается по итогам таких проверок или предпринимателям проще и дешевле решить вопрос, как говорится, "на месте"?

И, наконец, почему прокуратура, имея полномочия и обязанность изучать законность назначения таких проверок, не делает этого: по халатности или имеются иные мотивы?

Надеюсь, что у главного инспектора г. Красноярска по пожарному надзору Иванова К.Г. и прокурора города Лейзенберга А. М. есть ответы на эти вопросы, потому что для нас это совсем не конец истории, а только начало, и мы намерены разобраться в произошедшем до конца – пока не получим ответы на все эти вопросы.

А самый интересный вопрос в нашей истории – кто, собственно, автор данного письма? Очень бы хотелось надеяться, что такими мелкими и, прямо скажем, гадкими делами занимается кто-нибудь, не имеющий отношения к контролирующим службам или к органам государственной власти Красноярского края. Но, как вы понимаете, никакой уверенности в этом нет, особенно учитывая тот факт, что по подобной же схеме с проверкой на ТВК собирался зайти Стройнадзор, но ему повезло меньше – не смог найти формального повода и мы их просто не пустили.

Поэтому пока вы переживаете за врачей и их пациентов, переполненные клиники и близкую к коллапсу систему здравоохранения, помните, что вся бюрократическая и государственная машина работает – пишет заявления от имени гражданки Шпиц, чтобы вы вдруг не сгорели, случайно оказавшись внутри ТВК.

P.S. от "Кабельщика": недавно "ТВК" запустил акцию "Довези врача", которая помогает красноярским медикам добираться к тем пациентам, которым нужна помощь из-за коронавируса.