В борьбе с пиратством маленький проигрыш может вести к большой победе

Завершившийся всего пару недель назад форум Multiservice подкинул массу интересной информации об отрасли и поводов для размышлений. В том числе об интереснейших кейсах из жизни операторов, вещателей и других участников отрасли. Одним из таких ярких эпизодов стал доклад гендиректора "Сигнал Медиа" Михаила Ковальчука об опыте борьбы с пиратствующей кабельной компанией, а точнее о тонкостях сбора доказательной базы, с чем в подобных случаях обычно возникают проблемы: правоохранительные органы и суды отказываются принимать видеофиксации, зачастую произведенные даже по всем правилам. С нашей (и не только нашей") точки зрения, доклад был настолько ярким и поучительным, что мы решили его аккуратно расшифровать и опубликовать, чтобы ознакомиться с ним могли и те наши читатели, кто не добрался до Muse.

Что же именно произошло? 

В марте, в самый разгар пандемии мы получили претензию: Джони Хендрикс (Johny Hendricks) не зарабатывает деньги с трансляции телеканала "Интер-Плюс" на территории Российской Федерации. Его права пыталось защитить Российское авторское общество (РАО).

После претензии началось судебное разбирательство, в рамках которого представили доказательства: пять DVD дисков и один акт, а еще – тридцатистраничное описание деятельности и соблюдения международных стандартов со стороны РАО. На DVD дисках была наклейка, а в акте указали, что сеть проверила компания "Нова Телеком", которая обнаружила телеканал "Интер-Плюс", средство массовой информации и юридическое лицо, на которое оформили лицензию.

Удивительно, что права на трансляцию "Интер-Плюс " были неэксклюзивные – трансляцию мог вести и другой оператор. 

В рамках трансляции телеканала "Интер-Плюс " был нарушен еще один закон – выходных данных СМИ не обнаружили, сама трансляция была ретрансляцией. Невозможно было с уверенностью определить, что трансляцию велась именно от конкретного юридического лица ООО "Сигнал Медиа", так как в эфире телеканала не было ни одного сообщения о том, что это средство массовой информации. Однако это было написано от руки, отпечатано на DVD дисках и в акте. 

Заплатить сумму канал не мог – сборы были минимальными. Именно поэтому мы выстроили свою линию защиты от РАО на недостаточности доказательной базы – пять DVD дисков с надписями "Нова Телеком", "Сигнал" и реквизиты лицензии "Интер-Плюс", нелицензионный договор, и отсутствие маркировки в эфире не позволяли с уверенностью сказать, что трансляцию вел именно ООО "Сигнал Медиа". 

В первой инстанции наши доводы не приняли, и мы проиграли РАО. Не мы первые, не мы последние.

Позднее возникла уникальная идея. В ходе разговора с юристами телеканала была выстроена новая линия защиты – в случае проигрыша канал просто закроется, СМИ аннулируют, потому что денег на выплату нет. Мы решили поступить следующим образом: так как договор был нелицензионный, упоминаний компании в эфире не было, а единственные доказательства – злосчастные диски с наклейками и акт с утверждением того, что это именно ООО "Сигнал Медиа", необходимо доказать обратное – что мы не имеем к этому никакого отношения. Если выиграем – отлично! Если проиграем – дойдем до Верховного суда, где получим обоснование того, что акт РЧЦ является актом фиксации трансляции конкретного канала в конкретной сети.

Самая большая проблема при закрытой сети – это зафиксировать факт незаконного использования объекта интеллектуальной собственности.

История получается выигрышная со всех сторон – с одной стороны, мы побеждаем РАО, а если не побеждаем, то доходим до Верховного суда, подаем на апелляцию или кассацию. Мы поступили согласно вышеназванной стратегии – оперировали тем, что акта РЧЦ и дисков недостаточно, чтобы доказать, что это именно ООО "Сигнал Медиа". 

В итоге мы проиграли вторую инстанцию, но это лишь приблизило нас к победе. 

Кто хоть раз сталкивался с судами по интеллектуальным правам, знает, что после первой инстанции и апелляции идет третья инстанция – Суд по интеллектуальным правам. Мы идем в суд, понимая, что там работают профессионалы, и еще подробнее расписываем, что у нас не эксклюзивный договор и ничто не подтверждает, что это именно мы. На что Суд по интеллектуальным правам выносит решение в пользу РАО. Тут мы обрадовались еще больше - осталась только одна инстанция – Верховный суд Российской Федерации, куда мы и направили кассацию, в которой написали все то же самое, только на большем количестве страниц.

Кассационный суд ответил нам, что в рамках разбирательств по интеллектуальным правам высшей инстанцией является Суд по интеллектуальным правам. И решением этого суда в отношении телеканала "Интер-Плюс" вынесено определение, что факт фиксации трансляции определен актом. Радиочастотный центр верно все померил, и именно акт и наклейки на диске являются подтверждением этого решения, что подтверждает факт трансляции канала в конкретной сети. "Интер-Плюс" к тому моменту уже закрылся, так как не смог выплатить сумму. 

Как бы мы ни "любили" РАО, оно нам даже помогло, и я думаю, что в будущем мы будем это использовать в спорных ситуациях. В ближайшее время мы проведем какой-нибудь эксперимент, сделаем точно так же, как РАО, и попробуем сослаться на решение Суда по интеллектуальным правам в высшей инстанции в спорах по интеллектуальным правам.

Спасибо!