Затруднения с очисткой неба лежат в правовой плоскости

Буквально вчера мы рассказали о том, что проект "Чистое небо", стартовавший в Петербурге в 2017 году, реализуется медленнее, чем ожидали власти – из всех магистралей, что планировалось очистить от проводов, очищен лишь один Невский проспект. Проблема в том, что принудительный демонтаж существующих подвесных линий связи из-за отсутствия нормативно-правовых оснований невозможен. И даже планы строительства инфраструктуры коллективного доступа для существующих навесных проводов и разъяснительная работа среди операторов связи почему-то не ускоряют этот процесс.

Мы обратились за разъяснениями ситуации к руководителю питерской Ассоциации телекоммуникационных операторов Алексею Леонтьеву за разъяснениями, и он рассказал о действительных причинах задержки "очистки" питерского неба от ВОЛС.

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

 

Что мы имеем в основе тренда – установку, что нужно привести в порядок исторический центр города, убрать настоящий "трэш" из проводов (он в некоторых местах действительно имеется). С ней, с этой установкой, в целом никто из операторов не спорит, тем более что самый трэш – от уже умерших операторов и забытых ими проводов.

Весь вопрос – как именно реализовать эту программу.

В историческом-то центре и с кабельной канализацией тоже все плохо: тут и ГУПовские провода висят, и оповещение, и видеонаблюдение. Года три назад анонсировали, мол, будет почти как в Москве – мы проложим свои кабели большой емкости и дадим всем, кому надо, волокно (или два!) по минимальной цене. Предполагалось, что выгода плюс уговоры сделают свое дело. С Невским проспектом так и получилось, но за очень долго (почти 3 года) и, видимо, дороговато – уже не раз на встречах нам говорили, что денег на продолжение работ нет.

Год назад администрация Санкт-Петербурга запустила новый сценарий: запретить все воздушки путем внесения уточнения в Правила благоустройства в части содержания фасадов и кровли. Да, нетривиально, и в общие статьи – то есть, во всем городе.

Первая версия проекта была совсем "в лоб" – запретить все без исключений, и это вызвало резонанс, в том числе и среди операторов, а при обсуждениях в СМИ жители тоже заволновались.

Вторая версия – как бы с учетом мнения общества – стала хитрее: вписать в запрет уточнения, что якобы не касается уже размещенных и нужных проводов. Кроме того, было решено назначить главного, а он решит, кого режем, а кого оставляем.

Ловкость всплыла на встречах с чиновниками – что каждый оператор, если его спросят, должен будет доказывать, что вот этот конкретный кабель он повесил давно и со всеми-всеми это размещение согласовал и утвердил. Причем, кто такие эти "все", и кто, кроме управляющих компаний, – до сих пор тайна, но понятно, что в нужный момент это придумают. То есть, пытались как бы показать, что ничьи права не ущемляются (этим запретом), но и дать возможность при желании сделать все "по максимуму".

Однако получается, что запрет всех новых воздушек, даже с общими оговорками, все равно "тянет" на нарушение, как минимум, Закона о защите конкуренции (и УФАС это подтвердило), и поэтому есть риск долгих судов и требований возмещения расходов на перенос.

Поэтому-то сейчас немного притормозили всю программу.

Что касается операторов связи, они уже давно пытаются донести до властей очень простую мысль: давайте не запрещать, а регулировать! Дайте трассы (на карте), где можно вешать, и трассы, где можно переходить улицы, или в кабельной канализации, или вдоль кабелей транспортников (их же никто не запрещает!). Есть компании, которые готовы вложиться в создание переходов, как это сделал город, проложить в кабельной канализации кабели большой емкости и зафиксировать цену на их аренду. С юридической точки зрения, это не изменение правил благоустройства. В конце концов, если получается проапгрейдить генплан для велодорожек, почему б для трасс кабелей связи не сделать то же самое?

Но мое ощущение – прежде всего, от встреч с чиновниками Комитета по информатизации и связи (КИС), – что нашей администрации сама идея диалога и "идти навстречу" вызывает внутреннее отторжение. В реальности, а не на словах. Они абсолютно убеждены, что только они одни могут разобраться, как можно регулировать, а как нельзя – и все остальные априори не понимают ситуацию и априори не правы.

Словом, пока не ясно, изменится ли что-то принципиально в ближайшее время в организации главного заинтересованного ведомства (КИС) и в целом в вопросах градостроительства. У нас традиционно в этом сегменте часто прислушивались к мнению горожан, но времена меняются, может, эти игры и закончатся.

Но то, что операторов могут в любой момент "послать куда подальше "– в этом сомнений нет. Времена, как мы все видим, меняются в сторону сокращения диалога между чиновниками и людьми, бизнесом.