Контент федерального назначения

Контент федерального назначения

ФЦП «Развитие телерадиовещания в РФ на 2009-2015 годы» предполагает, что к 2015 году наша страна перейдёт на цифровое эфирное вещание. Чуть ли не каждую неделю РТРС, ответственный за эту программу, рапортует о том, что в очередной области в тестовом режиме запустил ЦЭТВ. И вроде бы всё идёт по плану, но то тут, то там возникают разговоры, что в срок перейти на «цифру» мы не успеем.

Да и это ли главная проблема? Для правительства, которому необходимо выиграть очередную «гонку» и поставить «галочку», что и Россия в соответствие с Женевской конвенцией успела в срок организовать цифровое вещание — возможно. А вот перед игроками телеком-отрасли вырисовывается куда больший спектр вопросов. Часть из них озвучил на прошедшем недавно форуме Digital & Connected TV Владимир Лившиц, руководитель информационно-аналитического центра и советник президента НАТ.
 
«Есть такой термин — „отключение аналогового вещания“. Так вот, это гораздо сложнее, чем просто „переход на цифру“», — считает он. «Несколько месяцев назад губернатор Калининградской области Николай Цуканов обратился в правительство с предложением провести пилотное отключение региона от аналогового вещания, что вызвало у нас массу вопросов», — продолжил Лившиц. В частности, Рабочую группу по вопросам развития телерадиовещания в РФ, которую представляет Владимир Лившиц, интересовало — задействованы ли телерадиовещательные компании в информационных кампаниях, связанных с отключением аналогового эфира, в состоянии ли альтернативные операторы цифрового ТВ выдержать конкуренцию с РТРС и т.п.
 
По словам Лившица, эти вопросы будут подниматься на ближайшем заседании Рабочей группы. Тогда же она обсудит и следующие темы: ход работ по построению сетей I и II мультиплексов, условия распространения каналов II мультиплекса, частоты для III мультиплекса (а это, к слову, серьёзная проблема; по данным НИИР на текущий момент в 20% городов России нет частот даже для II мультиплекса), обеспечение бесперебойной трансляции общероссийских общедоступных телеканалов, порядковые номера позиций эфирных телеканалов в иных средах, схема резервирования, интеграция операторов пилотных зон, развитие государственной сети мощного радиовещания и прочие.
 
Особое внимание группа также намерена уделить вопросу развития телерадиовещания после 2015 года. «Известно, что в НИИР подготовили такой документ, пока он не принят, но активно обсуждается», — рассказал советник президента НАТ. Речь идёт о «Концепции развития цифрового телерадиовещания в РФ в 2015-2020/2025 годах», предполагающей широкое распространение HD-каналов, появление мультиплатформенных сервисов и персонализированного ТВ, постепенный переход на UHD-вещание и внедрение инновационных технологий по распространению и демонстрации контента.
 
Место под солнцем
 
В рамках реализуемой ФЦП говорить о большинстве из этих вещей ещё рано, — считает Владимир Лившиц, но о некоторых из них задуматься уже стоит: «Каковы основные ожидаемые итоги реализации ФЦП? Создание двух мультиплексов и запуск 5 космических аппаратов. А что дальше? А дальше, по идее, должен быть III мультиплекс. Однако, в планах, озвученных РТРС на ближайшие годы, его нет. А ведь мы его ожидаем. Мы готовим наше медиа-сообщество и приступили к такой масштабной акции как сбор предварительных заявок на вступление региональных каналов в I мультиплекс. Но пока она идёт у нас очень тяжело, потому что вещатели ожидают окончательного решения по предложению выдвинуть от каждого субъекта РФ по одному региональному каналу в I мультиплекс». 
 
В связи с событиями последних дней, можно уже смело говорить о бесполезности данного мероприятия, так как ни одному региональному каналу не найдётся место в I мультиплексе. Указом президента РФ вакантную позицию в первом «эшелоне» фактически занял «ТВ Центр», так что локальным каналам остаётся претендовать только на вступление в III мультиплекс. Кстати, включение ТВЦ в список ОООК воспринят операторами без энтузиазма, особенно — спутниковыми. Юлия Шахманова, директор по контенту «Триколор ТВ»: «Чтобы бесплатно показывать еще один канал, нужна, например, дополнительная транспондерная емкость на спутнике, то есть нужно опять искать технические возможности, что-то придумывать, докупать оборудование и т. д.»
 
С III мультиплексом пока тоже нет ясности — во-первых, сколько будет выделено мест для региональных вещателей? Напомним, что в III мультиплексе помимо региональных каналов планируется разместить и HD-канал. Один из основных претендентов на него — Россия HD, косвенно это подтверждает заявление Михаила Ковальчука, генерального директора Сигнал Медиа (дистрибутора каналов ВГТРК) о том, что Россия HD будет федеральным бесплатным каналом. Во-вторых, смогут ли региональные каналы самостоятельно подавать заявки на вступление в мультиплекс, или исключительно объединившись в пулы? За последний сценарий, кстати, сейчас высказывается большинство госструктур — начиная от Роскомнадзора, заканчивая РТРС и Минкомсвязи. А Владимир Путин в упомянутом выше приказе распорядился, чтобы ВГТРК занялся созданием и выпуском регионального общедоступного телеканала в каждом субъекте Российской Федерации, задействуя при этом региональные и муниципальные организации телерадиовещания, а также отдельные редакции. Возможно, это и выход, но учитывая, что на рынке насчитывается порядка 1000 региональных телеканалов — выход далеко не для всех.
 
Что же делать? Уходить в кабель, — считает Игорь Ростов, заместитель генерального директора ТНТ. Он признаёт, что многим федеральным каналам, попавшим в первый или второй мультиплекс, становятся не нужны региональные партнёры, и что тем надо учиться полагаться только на себя. «20 лет назад не было ни контента, ни рынка, ни техники, все было сложно. Сегодня все по-другому. Поэтому региональным партнерам придется выживать самостоятельно», — говорит Ростов и добавляет, что на этом фоне «скоро организуется новое телевидение, которое изначально будет развиваться в кабельных сетях». 
 
С ним солидарен и Михаил Силин, вице-президент АКТР: «Проблема с региональным вещанием в связи с реализацией ФЦП возникла ещё много лет назад, когда стало понятно, что для сетевого регионального вещания места нет. Это случилось потому, что мы все по-прежнему под эфирным телевидением понимаем только „чистый“ эфир — башню, передатчик и антенну, то есть то, чего практически не осталось в связи с приходом кабельных сетей. С тех пор прошло много лет, но до сих пор мы рассматриваем эту проблему в отрыве от возможностей, которые дают региональным вещателям кабельные сети, в отрыве от простого понимания, что скоро в крупных городах (100 000+, 200 000+) чистого эфирного приёма не останется. А решение вопроса может быть достигнуто на основе того, чтобы сделать кабельные сети, кабельную структуру важной составляющей информационного пространства нашей страны, основой распространения контента, и построить концепцию развития ТВ с её учетом».
 
Конечно, и такой вариант подразумевает ряд проблем. Одна из них — отсутствие контента. Безусловно, его можно набрать, но не на круглосуточное вещание. «Локальный рынок с уходом федеральных каналов увеличится. И встанет вопрос — где взять контент? Необходимо его приобретать, чтобы хоть как-то конкурировать с каналами I и II мультиплекса», — комментирует Игорь Ростов. А это дорогостоящее удовольствие, не все смогут себе его позволить. Так что в любом случае, кто-то не выживет. 
 
Для того, чтобы хоть как-то минимизировать потери и не допустить элементарно резкого сокращения рабочих мест, представители отрасли предлагают запустить II и III мультиплекс в одно время. «НАТ настаивает на том, что запуск II и III мультиплекса должен состояться одновременно. Но для этого необходима такая „мелочь“, как частоты. Мы общались на эту тему с РТРС, и те сказали, что где-то они есть, но где-то нет, причём, даже для II мультиплекса. И, потом, надо успеть решить ещё ряд вопросов. Например, какие каналы войдут в III мультиплекс, кто будет его заказчиком, каким образом будут сочетать региональные, муниципальные и федеральные каналы, да ещё и телевидение высокой чёткости?», — поделился своими предложениями и сомнениями Владимир Лившиц.
 
Но даже если Рабочей комиссии не удастся убедить Минкомсвязи и других регуляторов в необходимости единовременного запуска II и III мультиплексов, региональные каналы в большинстве своём не исчезнут, — считают эксперты. Как минимум потому, что они необходимы операторам. «Каждому оператору нужны региональные, муниципальные каналы. У региональных станций не все так плохо в будущем. У оператора они выполняют утилизационную функцию — с ними проще зайти в дома, договориться с властями», — считает Олег Леонов, руководитель департамента продаж и обслуживания ТТК.
 
А что дальше?
 
Разумеется, помимо III мультиплекса, есть ещё множество аспектов, требующих решения в рамках федеральных программ. Владимир Лившиц, например, считает, что необходимо поднять вопросы широкого распространения HD-контента и интерактивных возможностей. «Переход на цифровое ТВ обеспечивает мотивацию создавать каналы высокой и сверхвысокой четкости и интерактивное ТВ. Но дело в том, что ни в I, ни во II мультиплексе нет ни слова о HD-каналах или об интерактиве. Предполагается лишь, что в III мультиплексе будет один или два канала высокой чёткости в зависимости от того, сколько туда наберется региональных и муниципальных каналов», — обозначил очередную проблему представитель НАТ.
 
Тем не менее, на его взгляд, в России имеются все предпосылки для развития этих направлений. У нас есть большое количество телеканалов и контента в формате ТВЧ, наблюдается многообразие способов потребления видео и конвергенция различных СМИ, появляется всё больше гибридных и интерактивных платформ. «Развитие рынка СМИ и медиа в ближайшие 5 лет будет на 67% обеспечиваться цифровыми форматами», — обобщил Лившиц. И поспешил добавить очередное «но», обнаруженное Рабочей группой. «Что мы сейчас цифровизуем, в результате выполнения ФЦП? Это вопрос, на который нет ответа, потому что нет надежного инструмента исследования того — сколько потребителей в каких домохозяйствах, на каких экранах, какими способами принимают контент. Кабельным, спутниковым, IPTV... Вчера нами было сделано предложение по созданию единой методики изучения проникновения и потребления контента», — рассказал спикер.
 
Также группа предложила провести анализ перспектив смежных отраслей. Ну а в качестве более отдалённых задач — помочь НИИР в разработке концепции развития ТВ-вещания на ближайшие десять лет. «Необходим тот документ, которым будут определены состав и сроки проведения мероприятий, направленных на развитие телерадиовещания до 2025 года. Мы сегодня с вами можем участвовать в создании этого документа путём внесения тех предложений, которые должны быть направлены на решение застаревших, много лет нерешаемых вопросов. В частности — в каком направлении пойдёт развитие цифрового вещания, в какие среды, какой баланс будет между эфирным и неэфирным ТВ?
 
Известно, что за последние 10 лет крупнейшие эфирные каналы, лидеры индустрии, утратили 10% своей аудитории. Понятно, в какие среды ушли их зрители, как понятно и то, что эфирное цифровое наземное ТВ останется и закрепит свои позиции. Но, на наш взгляд, только в том случае, если оно будет соответствовать новым средам и системам распространения, то есть не останется таким, каким оно было — однонаправленным, в моно-среде, без интерактива. Если оно начнёт развиваться в этих направлениях, то сможет конкурировать или не конкурировать, а дополнять и взаимодействовать путем конвергенции с другими средами распространения», — подытожил Владимир Лившиц.
 
Однако, далеко не все представители отрасли с воодушевлением восприняли предложения представителя НАТ. Так, по мнению PR директора «Триколор ТВ» Анны Соповой разговоры о современных технологиях в ключе ФЦП излишни. «На наш взгляд, все инновационное — HD, UHD, multiscreen и прочее надо развивать в рамках коммерческого вещания, а не в рамках ФЦП», — пояснила Анна свою точку зрения.
 
Михаил Силин также высказал несогласие с предложениями НАТ и рабочей группы, но, скорее, не в силу их ненужности, а в силу подхода к их составлению. «Мы сейчас с вами живем двумя жизнями, двумя правдами. С одной стороны, мы сейчас обсуждаем, что эфирного приёма становится всё меньше (на текущий момент его 30%, а скоро останется 20%), и в подавляющем большинстве мы принимаем телевидение либо из сетей кабельного ТВ, либо из систем коллективного приёма, либо со спутника. Причём это признают все. С другой стороны, если мы посмотрим на состав Рабочей комиссии, то увидим, что представители кабельной индустрии там отсутствуют, и это объясняет — почему развитие кабельного ТВ и ШПД-сетей происходит в нашей стране практически без какого-либо понимания со стороны Минкомсвязи. Это удивительно, но это факт. Конечно, мы принимаем участие в подготовке каких-то нормативных документов, но, тем не менее, ни в правительственной комиссии, ни в рабочей группе, в которую нас обещали пригласить, представителей кабельной индустрии нет. И поэтому говорить о перспективных технологиях, о телевидении высокой и сверхвысокой чёткости, об интерактивном ТВ, и всех инновационных средствах, платформах и прочем в отрыве от кабельного ТВ, от проводного и беспроводного доступа практически бессмысленно», — прокомментировал Силин.
 
«Еще не понятно — хорошо или плохо, что кабельщиков нет в министерских комиссиях. У нас в ЮНЕСКО говорят, что интернет развивался так хорошо только потому, что в правительстве не понимали что происходит», — иронично заметил в ответ на речь Силина Генрих Юшкявичус, советник генерального директора ЮНЕСКО. Возможно с интернетом такая ситуация и «прокатила», потому что в правительстве действительно не осознавали его потенциальную мощь и возможное влияние на массы, но с телевидением, которое изначально использовали как рупор власти, такое не пройдёт. И если дать государству решать важные для бизнеса вопроса без вмешательства представителей этого самого бизнеса, исход может оказаться плачевным...