Спрашивали – отвечаем! Часть I

Идея устроить сессию вопросов и ответов в печатном номере Кабельщика для CSTB 2018 пришла в голову не редакции, а одному из ее вдохновителей и авторов – Роману Климасу, большой материал которого о цифровизации опубликован в этом же номере. Мы предложили кабельным операторам задать любые-прелюбые вопросы любым-прелюбым участникам рынка, при этом клятвенно обещали вопросы не рецензировать и имена-явки вопрошающих не раскрывать. Что, собственно, и сделали. Полученные вопросы, включая самые едкие и ядреные, переадресовали участникам рынка – вещателям, чиновникам, экспертам, которым мы доверяем. И, надо сказать, мы оценили мужество всех, кто принял участие. Напомним, что парочку вопросов-ответов мы опубликовали еще в ноябре прошлого года: для затравки, да и просто не утерпели - такой интересный материал получался. Но основная масса ответов (вместе с вопросами, разумеется) разбросаны по выставочному номеру, там и сям. Вдобавок мы решили тоже опубликовать этот своего рода FAQ на сайте – для тех, кто по каким-либо причинам не доберется до выставки и не сможет получить номер журнала в руки. 

Единственное, что удручает, - то, что некоторые вопросы так и остались без ответа. Например: почему "Первый канал. Всемирная сеть" (ПКВС) и другие крупные каналы упорно не закупают права на ОТТ? Или: правда ли, что у канала "Матч!" осталось денег на один год? Никто из кабельных компаний, к которым мы обращались и которых купили крупные телекомы, не захотел отвечать на вопросы о своей судьбе и своем будущем. К счастью, таких "безответных" вопросов оказалось совсем мало.

В общем, с удовольствием представляем вам результаты этой работы.

И обещаем на этом не останавливаться – нам понравилось!

 
Вопрос:
 
Зачем на телеканалах так много постановочных политических шоу?..
 
Станислав Прибылов, эксперт:
 
Может показаться удивительным, но политизированность ТВ – это не только отечественный тренд.
 
Традиционное телевидение во всем мире (не только в России) переживает "закат". Не то чтобы оно скоро совсем исчезнет, но определенно переформатируется. А пока, теряя рейтинги и влияние, традиционные "электронные" СМИ хватаются за последнюю соломинку – политику, потому что считается: политический интерес у разных видов взрослой телеаудитории повышает телесмотрение.
 
 
Неважно, с удовольствием аудитория потребляет политику или с отвращением. Она цитирует, обсуждает, реагирует, а следовательно, смотрит. Сами политические шоу могут быть реальными и интересными, а могут быть глупыми и постановочными, но в них всегда, как в зеркале, отражается ответ на вопрос: чем еще выгодно отвлечь большинство аудитории от настоящих проблем?
 
Я знаю многих людей, у которых эти шоу вызывают дежа вю в виде лектора из красного уголка советского жэка или политработника в забытой Богом советской войсковой части, но зрители с таким критическим восприятием не превалируют в российской телеаудитории.
 
Если вы не смотрите эти политические шоу или они вам не нравятся, вы просто в меньшинстве. В этом случае вам необходимо набраться терпения. Когда-нибудь вы снова увидите увлекательные и правдивые репортажи в информационных выпусках, но это будет уже совсем другое телевидение.
 
Вопрос-реплика:
 
Не хватает на экране простых человеческих ценностей, много постановочных шоу про "грязное белье" типа "СПИД-инфо" в 1990-е. Хорошо, хоть зэковская романтика тех лет ушла с экранов.
 
Анна Кременецкая, "Мастер решений":
 
Мы не откроем новый закон сейчас, заявив, что телеканалы стремятся зарабатывать как можно более высокие рейтинги. А этого можно достичь двумя путями. Первый путь - очень медленный и дорогостоящий: экспериментировать и постепенно приучать аудиторию, внедряя программы, все более и более отличающиеся от стандартных: высоконравственные, познавательного и этического характера. Второй путь - быстрый и простой: запускать в эфир то, что так или иначе с легкостью собирает внимание аудитории, и приносить высокие рейтинги телеканалам: подглядывание, "грязное белье", скандалы. И, конечно, многие каналы предпочитают более легкий путь получения нужных показателей. Вопрос, какой ценой эти показатели даются. Ответ – ценой деградации общества.
 
Телекомпания "Мастер решений" старается минимизировать подобные программы в своих пакетах, ставя акценты на семейных, исторических и культурных ценностях. Именно эти ценности дарят людям возможность задуматься о природе вещей, рассказывают, обучают.
 
Вопрос:
 
Когда РТРС доберется до малых городов? Речь о втором мультиплексе.
 
Игорь Степанов, руководитель пресс-службы РТРС:
 
Второй мультиплекс уже пришел в малые города. Построены и готовы к трансляции второго мультиплекса больше 4 тысяч пунктов вещания с охватом более 90% населения России. В течение следующего года создание сети будет завершено полностью.
 
Вопрос:
 
Правда ли, что все телеканалы станут стремиться перейти на спутник РТРС, потому что он будет бесплатно их там размещать?
 
Игорь Степанов, руководитель пресс-службы РТРС:
 
Шутка детектед.
 
Вопрос:
 
Почему спутниковые платформы не вещают 21 обязательный канал в открытом виде?
 
Олеся Кузнецова, главный юрисконсульт спутниковой компании "Орион":
 
Согласно действующему законодательству, все операторы – и кабельные, и спутниковые – обязаны транслировать телеканалы двух первых мультиплексов без взимания с абонентов абонентской платы. Законодательство не регламентирует вопрос кодирования сигнала обязательных общедоступных телеканалов. Необходимо принять во внимание, что оператором связи, обеспечивающим доставку сигнала данных телеканалов, является РТРС, у которого кабельные и спутниковые операторы обязаны при наличии технической возможности принимать сигнал напрямую, путем присоединения своих сетей к сети РТРС. Вещание телеканалов спутниковыми платформами в открытом виде может стать предпосылкой нарушения Закона о связи. Кроме того, кодирование сигнала телеканалов позволяет защищать законные интересы правообладателей контента.
 
Вопрос:
 
Почему телеканалы не борются с пиратством?
 
 
 
Алексей Кроль, генеральный директор Viasat:
 
Борются, и еще как! У "Кабельщика" не хватит бумажного места для других вопросов, если мы начнем развернуто и детально отвечать на этот вопрос, но если интересующийся действительно хочет получить отчет о проделанной работе или рассказать о ком-то, кто пока у нас не в планах по нашему незнанию, можно устроить совместный обед с нашими юристами (даже за наш счет). А вот если интересующийся задумывается о пополнении "темной стороны", то искренне советуем подумать над этим еще раз, а потом позвонить нам и заключить договор. Телефон +7 495 225 7301.
 
Артем Кувшинов, директор телеканалов "Медиа Альянс":
 
Мы уделяем большое внимание борьбе с пиратством, регулярно мониторим ресурсы, которые предлагают нелегальный доступ к нашему контенту. При этом мы ведем работу и по закрытию стриммингов наших каналов, и по удалению отдельно взятых программ, которые идут или ранее шли на каналах портфолио "Медиа Альянс". Это касается как премьер, так и контента из нашей библиотеки. С января по ноябрь 2017 года был заблокирован доступ к контенту по более чем 70 тысячам ссылок, закрыто больше 3,5 тысячи нелегальных стримминг-каналов. Помимо таких масштабных активностей мы проводим и точечные ежемесячные кампании по защите ключевых премьер.
 
Мы считаем, что удаление пиратского контента – лишь часть работы, которую необходимо делать. Не менее важно обеспечить легальные альтернативные варианты доступа к качественному контенту – как в классическом формате (кабель, спутник), так и через онлайн-, VoD-сервисы. Поэтому команда "Медиа Альянс" параллельно работает и над тем, чтобы предложить рынку новый продукт.
 
Саурабх Шом, глава российского офиса телеканала Zee TV:
 
В каждой компании есть собственная политика по отношению к пиратству. Международные холдинги, которые развивают digital-направление и монетизируют контент, пытаются его защищать, так как в других странах этот вопрос регулируется на уровне государства. Каналы, как правило, защищают наиболее рентабельный контент, который пользуется спросом у широкой аудитории, а кино и сериалы как раз из этого числа.
 
Вопрос пиратства – больная тема для киносериальных каналов. В 2016 году мы выиграли два суда и заблокировали несколько сайтов, незаконно вещающих телеканал Zee TV и наши сериалы, в частности. Мы целый год потратили, чтобы защитить свои права лишь на нескольких площадках, а таких сотни! И кабельные каналы здесь под двойным прицелом: надо и незаконные онлайн-трансляции канала отслеживать, и защищать контент, правообладателем которого ты являешься. Удовольствие это не из дешевых. Возможно, поэтому ряд компаний не ставят перед собой подобных задач. А каналы узкой тематической специализации и вовсе не видят в этом необходимости. На мой взгляд, бороться с пиратами каналы должны не в одиночку, а вместе с государством и операторами! Это должна быть совместная работа. И подобная поддержка стала бы мощной мотивацией для каналов больше инвестировать в качественный, дорогой контент.
 
Русский рынок схож с индийским: там также не любят платить за услуги и ищут бесплатные варианты. Но население Индии в разы больше, чем в России, и это значительно сказывается на доходах. Говоря о пиратстве, не могу не сказать, что это актуально не только для digital. Мы сталкиваемся с аналогичной проблемой и среди операторов спутникового ТВ. Недобросовестные операторы покупают приемники, ловят сигнал и незаконно транслируют каналы на различных территориях России, СНГ, Европы. И если в Индии уже нашли решение этой проблемы при помощи технологии "finger printing", то в России до этого еще не дошли.
 
Вопрос:
 
Осознают ли операторы, что у нас опускается "железный занавес", который сейчас готовят ФСБ и МИД РФ? И что они в связи с этим намерены делать?
 
Александр Васильев, "Ланта", Тамбов:
 
Для начала хочу напомнить, что интернет (точнее, еще ARPANET) был придуман по заказу министерства обороны США на случай ядерной войны с СССР. В интернет генетически еще в 1969 году были заложены механизмы, обеспечивающие выживание, даже когда какие-то отдельные его части подвергались разрушению. С течением времени интернет пережил ряд очень важных мутаций, которые еще больше укрепили его иммунитет и живучесть.
 
В настоящий момент весь государственный контроль интернета строится на том, что отдельные сегменты глобальной сети, находящиеся под управлением частных или государственных операторов связи, имеют возможность анализировать проходящий через них трафик пользователей и на основании того, что там внутри находят операторы, в добровольно-принудительном порядке могут блокировать либо модифицировать передаваемые по сети данные.
 
Так, одна из свежих мутаций, которая прямо сейчас на наших глазах происходит, – это массовый переход интернета на протокол HTTPS. Во многом данному процессу поспособствовала калифорнийская компания Let's Encrypt, предложившая всем желающим в автоматическом режиме получить для своих сайтов криптографические сертификаты X.509 для протокола TLS, используемого в HTTPS протоколе. Этим они сняли сразу два барьера на пути к массовому внедрению HTTPS на свои сайты: сложность получения и настройки самого сертификата для сайта, а также относительно высокую стоимость и необходимость его ежегодного обновления и оплаты.
 
Дабы не быть голословным, вот наглядная картинка, которая показывает динамику числа страниц, загруженных по протоколу HTTPS (на основании данных, собранных с браузеров FireFox)
 
 
Иными словами, именно для такой доли сайтов уже сейчас реестр запрещенных сайтов, а также СОРМ и "пакет Яровой" теряют свой практический смысл, так как возможности анализа трафика пользователей серьезно ограничиваются: максимум, что можно извлечь в ходе анализа HTTPS трафика, – это IP-адрес и доменное имя (через механизм SNI), по которому можно лишь увидеть, какой домен посещал пользователь, а вот, например, какую страницу сайта он открывал и какие действия на сайте выполнял, установить уже не получится.
 
Что касается мессенджеров, которые работают по своим проприетарным протоколам, тут, как правило, все давно уже зашифровано с применением end-to-end шифрования (это сильно расстраивает спецслужбы, и сделать они тут ничего не могут).
 
End-to-end шифрование – это такое шифрование, когда два собеседника при диалоге друг с другом создают приватные ключи, не передающиеся по сети, а на их основе каждый из собеседников создает свой публичный ключ, и стороны обмениваются ими. Публичные ключи обладают важным свойством: с их помощью можно только шифровать сообщение – имея открытый ключ и зашифрованное сообщение, расшифровать его за разумное время не получится. Таким образом, у каждого собеседника есть алгоритм и свой публичный ключ, каким надо шифровать сообщения для второго участника беседы. (В связи с этим забавно читать в законах требования к владельцам мессенджеров предоставлять государству ключи шифрования.)
 
И даже если пойти по пути запрещения каких-то отдельных мессенджеров, отказывающихся ослаблять защиту и сотрудничать со спецслужбами, это тоже не даст результата, так как end-to-end шифрование можно применять поверх любого прослушиваемого канала связи, просто установив достаточно простое ПО с открытым исходным кодом для самостоятельного шифрования своих сообщений и расшифровки принимаемых.
 
Есть и более сильные варианты анонимного интернета – Tor и i2p, но они еще не получили широкого распространения. На мой взгляд, просто потому, что пока блокировки в интернете мало кому мешают и носят больше декоративный характер, так как, когда надо, все эти блокировки элементарно обходят даже домохозяйки.
 
То, как видят пользователи сети все эти механизмы блокировки запрещенных сайтов:
 
 
Это если с точки зрения пользователя интернета смотреть на вещи, а если как оператор посмотреть, то от "железного занавеса" единственной проблемой для оператора будут огромные расходы на его реализацию.
 
Что же касается потребительских качеств продаваемой услуги, то от "железного занавеса" мало что страдает: уже сейчас импортозамещение в интернете очень неплохо развито, и практически для всего популярного зарубежного есть более или менее подходящий внутренний аналог.
 
Александр Капкин, директор по развитию "АВК-Веллком":
 
Что такое "железный занавес"? "Железный занавес" – это, если вспомнить советскую эпоху, информационный и пограничный барьер. Проецируя на нашу действительность, те меры и законы, которые сегодня приняты и принимаются, ни в коей мере не могут являться "железным занавесом". Я объясню, почему.
 
Не стоит отрицать, что есть определенные ограничения по доступу к сайтам. Но что это за сайты? Это, прежде всего, сайты, связанные с терроризмом и организованной преступностью, с экстремизмом и пропагандой нацизма. Я считаю, что правильно запретили доступ к этим ресурсам. Взрослому человеку такая информация не нужна, а дети с их неокрепшим умом не должны видеть или читать эту информацию, так как последствия могут быть очень печальными.
 
Ограничений же по доступу к новостным, информационным и развлекательным ресурсам, не противоречащим действующему законодательству РФ, мы не видим никаких. Сейчас в России вещает более 500 телеканалов, как отечественных, так и зарубежных. Смотри, что хочешь. Это не в СССР, когда было два канала. Социальные сети – доступ открыт. Источников информации множество!
 
Возвращаясь к "железному занавесу". Пограничный барьер. Сейчас кто угодно и куда угодно едет, летит, плывет. Все границы открыты, если, конечно, вас нет в "списке должников" или вы не находитесь под следствием. Меры тоже, думаю, правильные. Честного и порядочного человека они не касаются.
 
Мое мнение, что все меры и законы, которые приняты и принимаются, направлены на обеспечение безопасности наших граждан. Компания "АВК-Веллком" выполнила требования по СОРМ-1 и СОРМ-2, очень серьезно мы работаем по программе "Безопасный регион", за что получили премию губернатора Подмосковья Андрея Воробьева. Было бы неплохо, если бы тот же СОРМ финансировался за счет бюджетных средств, но что делать, нужно выполнять те указания, какие есть. Это безопасность наших граждан!
 
Вопрос:
 
Влияют ли разногласия, дискуссии по рабочим вопросам между партнерами на межличностные отношения? Или все-таки больше таких, кто умеет разделять работу и личные отношения?
 
Дмитрий Батьков, Shopping Live:
 
Межличностные отношения в ведении любого бизнеса играют важную, если не решающую роль. От качества коммуникации между специалистами зависят условия контрактов, долгосрочность партнерских отношений и рабочий процесс в целом. Во многих случаях одним из основных критериев выбора партнера являются именно качество коммуникации, отзывчивость и компетентность партнера.
 
Нередко в отношениях с контрагентом возникают спорные ситуации, когда обеим сторонам необходимо совместно прийти к компромиссу. Отрадно, что в последние годы среди специалистов и представителей партнеров наблюдается тенденция разделения межличностных отношений и отношений между компаниями. Попав однажды на рынок телевидения и массовых коммуникаций и найдя там себя, специалисты начинают понимать, что можно сегодня работать на стороне, предположим, оператора и отстаивать его интересы, а завтра волею судьбы присягнуть на верность одной из телекомпаний. Впрочем, гораздо чаще происходят переходы сотрудников или от оператора к оператору или от телекомпании к телекомпании. Понимая эти обстоятельства, представители компаний стараются избегать столкновений межличностных отношений с интересами компаний, на которые они работают.
 
Например, когда существует спорная ситуация между двумя партнерами, специалисты, старающиеся с обеих сторон этот спор разрешить, знают, что, несмотря на то, что они должны отстаивать интересы своего работодателя, необходимо сохранять взаимопонимание и уважать позицию друг друга. Зачастую через какое-то время после решения спора эти специалисты встречаются на профильных мероприятиях и общаются тепло и доброжелательно, с юмором вспоминая минувшие события.
 
Но, поскольку речь идет о тенденции, разумеется, на рынке можно встретить менеджеров, которые относятся к своему работодателю с воспаленным патриотизмом. В таких случаях в переговорном процессе открыто читаются нотки воинственности и недовольства конкретного человека действиями специалиста на другой стороне. Такой субъективный подход плохо сказывается на результативности и на качестве достигнутых договоренностей.
 
Еще реже, но все-таки встречается заведомо пренебрежительное отношение в процессе переговоров, когда вместо того, чтобы понять позицию контрагента, представитель одной стороны просто слепо гнет свою линию, выставляя условия, не подлежащие обсуждению. В таких случаях приходится искать подход к конкретному человеку, чтобы игру в одни ворота превратить в более или менее двустороннюю работу.
 
Телеканалы, использующие преимущественно личные отношения в развитии своего бизнеса, там, где такая коммуникация возможна, на наш взгляд, бывают более искренними в переговорах. Дело в том, что, когда ты работаешь с человеком лицом к лицу и персонализируешь партнерские отношения, потерять это лицо однажды значит заклеймить себя и на долгое время обзавестись незавидной репутацией. В свою очередь, специалист, который обезличивает свое "я" в работе с контрагентом, скрывая индивидуальность за формализмом и тем самым не получая узнаваемость, может быть менее искренним в работе. Перейдя в другую компанию, такой сотрудник гораздо проще начнет работу с чистого листа и будет восприниматься ее представителями как новый человек. И все-таки очевидно, что первый вариант наиболее предпочтителен, перспективен и результативен.
 
Вопрос:
 
Покупки операторов: почему операторы продаются и почему не продаются? Что ждет купленного оператора, какие будут изменения? Какие критерии покупки и продажи?
 
Александр Кашевский, заместитель генерального директора компании "Подряд", Владивосток:
 
Основная причина продаж – невозможность конкурировать с качеством и скоростями в интернет-сервисах, если в регионе есть крупный оператор.
 
Для маленького оператора все дороже – трафик от магистралов, контент от вещателей. В результате – потеря абонентов, работа ради работы, работа в убыток. Маленький оператор боится дойти в этой цепочке до конца и, чувствуя приближение крупного федерала, старается продать активы на пике их стоимости. Главный момент – как определить этот пик. Получается, что те, кто продался, уже решили для себя, где был пик, а непродавшиеся все еще к нему стремятся.
 
Складывается ощущение, что государство за последнее время сделало все, чтобы мелкие провайдеры исчезли. Может, и не специально, но факт.
 
Конечно же, "Подряду" предложения о продаже поступали. Наверное, пока сдерживающим фактором является особая ответственность перед абонентами. Верность заявленным стандартам качества, оперативность решения абонентских вопросов, гибкая тарифная политика – это не просто слова, это столпы, на которых стоит компания сегодня, это ценности, которые важны для абонентов.
 
Вопрос:
 
Правда ли, что, если телеканал пригласил кабельного оператора на выездную презентацию, а тот потом не взял канал к себе в сети, есть смысл нанять телохранителя? Иначе неизбежна расчлененка с вывозом в багажнике в ближайший лес...
 
 
 
Николай Орлов, генеральный директор компании "Первый ТВЧ":
 
Нужен ли телохранитель, в наше неспокойное время каждый решает для себя сам. Но взаимоотношения с "Первым ТВЧ", безусловно, не влияют на безопасность наших партнеров и клиентов. Мероприятия, которые мы проводим, как правило, ориентированы на лояльность и укрепление отношений. И это еще один повод встретиться и лично обсудить рабочие вопросы, учитывая, что большинство партнеров находятся в разных регионах России.
 
Вопрос:
 
Правда ли, что "Триколор" и "Первый ТВЧ" больше не друзья и прекращение дистрибуции телеканалов "Наш кинороман" и "Наш детектив" – это лишь начало?
 
Николай Орлов, генеральный директор компании "Первый ТВЧ":
 
Отношения "Первого ТВЧ" и "Триколор ТВ" можно охарактеризовать как партнерские. Термин "дружеские" к нашим отношениям неприменим. "Триколор ТВ" – наш стратегический партнер. Мы на постоянной основе дистрибутируем два их телеканала – "Кинопоказ" и "Ночной клуб". Что касается других телеканалов "Триколора ТВ", по ним было несколько отдельно согласованных сделок, но их массовой дистрибуции не было никогда.
 
Пресс-служба компании "Триколор ТВ":
 
Компания "Первый ТВЧ" является нашим партнером и на протяжении многих лет дистрибутирует ряд телеканалов собственного производства "Триколора ТВ". Планов по прекращению сотрудничества у нас нет.
 
Вопрос:
 
Когда "ЭР-Телеком" пойдет в малые города?
 
Андрей Чазов, директор по маркетингу АО "ЭР-Телеком Холдинг" (ТМ "Дом.ru"):
 
Компания расширяет региональное присутствие за счет сделок M&A. Например, приобретение ООО "Сатурн-Интернет" позволило расширить географию в Пермском крае: с декабря 2017 года интернет и цифровое ТВ от "Дом.ru" могут подключить жители Березников. В Иркутской области услуги компании стали доступны в Тулуне и Свирске. Поскольку наша стратегия предусматривает увеличение бизнеса в том числе за счет M&A, присутствие в малых городах также будет расти.
 

На этой оптимистичной ноте мы завершаем первую часть нашего "опросника", а то ни у одного читателя не хватит терпения добраться до конца такого объемного текста. Вторая часть – в следующем материале.