Своевременность доступа

Большие возможности приводят к большим последствиям, — считает вице-президент по сервисным решениям Irdeto Рони О’Коннор. Особенно это касается увеличения пропускной способности и появления мультиэкранных технологий, которые, по его мнению, пусть и не нарочно, но способствуют распространению пиратства. На эту тему господин О’Коннор написал замечательный блог. «Кабельщик» его перевёл и снабдил комментариями российских экспертов.
 
Пиратство, технологии и доступность
 
На почве того, что в последние годы шёл экстенсивный рост пропускной способности и широкое распространение мультимедийных устройств, возросло и потребление видео в интернете. Хотя, казалось бы, ещё пару лет назад по причине малого количества устройств, поддерживающих видео, и низкой пропускной способности у нас были проблемы с тем, чтобы посмотреть видео в хорошем качестве в интернете. 
 
Сегодня же ситуация в корне изменилась. Не последнюю роль в этом сыграл потребительский запрос на разнообразие контента и на его широкую доступность. 
Хотя, это привело и к другим последствиям. Так, в недавнем докладе Ofcom, описывающем состояние пиратства в Великобритании на конец января 2013 года, было сказано, что число пользователей, использующих пиратские ресурсы для просмотра контента, заметно возросло. 
 
В частности, отчёт показал, что около трети потребителей, которые смотрят контент онлайн или загружают его, делают это нелегально как минимум раз в квартал. Достаточно настораживающий тренд для правообладателей и дистрибуторов контента во всём мире, но что это означает для владельцев контента и для потребителей?
 
Технологии и стратегии
 
Это открывает реальную потребность в информировании потребителей о том, каким образом они получают доступ к контенту онлайн — обо всей цепочке, начиная от создателей контента, заканчивая зрителем. Данный шаг может помочь изменить текущее состояние с пиратством — когда нарушители получают деньги за распространение нелегального контента и вовлекают в процесс его получения всё больше людей.
 
Пока же в среде потребителей наблюдается сумбур. Часть из них сознательно идёт на использование пиратского контента, потому как разочарована в возможностях доступа к легальному ресурсу, другая часть и не догадывается, что портал, на котором она смотрит видео — незаконный, особенно если на нём присутствует реклама легальных производителей.
 
Что касается владельцев контента, то они должны понимать, что нелегальная загрузка и видеопотребление являются симптомом реального рыночного спроса, который не удовлетворяется легальными путями. К примеру, стратегия показа ожидаемого всеми контента на разных рынках в разное время — такой подход выглядит явно устаревшим в мире, где пользователи хотят иметь доступ к контенту сиюминутно.
 
Если говорить о возможных вариантах решения проблемы, то тут вещателям необходимо задуматься над внедрением новых технологий, которые бы сделали более затруднительным возможность кражи контента. Также не лишним было бы адаптировать свои стратегии под потребности пользователей, чтобы они могли получать контент, который хотят и в том формате, который их удовлетворяет на текущий момент.
 
Технологии защиты контента, такие как системы условного доступа, предлагают хороший уровень защиты контента от пиратства в вещательных сетях — это до сих пор доминирующая технология, использующаяся при доставке премиального контента потребителям в большинстве стран мира. Однако, она не спасает от другой угрозы со стороны пиратов — перераспределения контента через интернет. И это большая проблема для многих правообладателей, особенно ввиду роста проникновения ШПД-интернета и мультимедийных устройств.
 
Для эффективной защиты контента и бизнеса от новых нападок пиратов, владельцам контента необходимо скоординировать свою анти-пиратскую стратегию с дистрибуторской — начиная от интернет-мониторинга и проставления водяных знаков на контенте, заканчивая использованием различных экспертиз и сетей, которые бы помогли выследить и остановить пиратов.
 
Правообладателям есть за что бороться. К примеру, за абонентов такого премиального контента как прямые спортивные трансляции. Нелегально, через пиратские стриминг-сервисы их смотрят более миллиона зрителей, причем практически секунда в секунду с реальным временем прямой трансляции. 
 
Скорость и эффективность анти-пиратских действий — это ключ к защите бизнес-модели владельцев контента и дистрибуторов.
 
Контент для нового пользовательского ландшафта
 
В связи с тем, что интернет и социальные сети давно размыли понятие «физические границы», индустрии пора адаптироваться к новой реальности. Её стратегии должны включать в себя как принятие мер по активной и эффективной защите конента от угроз со стороны пиратов, так и разработку легальных альтернатив по доставке премиального контента пользователям через любую сеть и на любое устройство. Вообще, критично иметь маркетинговую стратегию, согласованную с анти-пиратской активностью, чтобы вновь привлечь к себе внимание свернувших на «пиратскую дорожку» пользователей и превратить их обратно в своих клиентов.
 
От редакции «Кабельщика»
 
Итак, получается, что ШПД, мультиэкранное смотрение и устаревшие бизнес-стратегии — это вполне себе причины, побуждающие пользователей обращаться к пиратским сервисам. Можно ли переломить эту ситуацию и повернуть процесс вспять? И так ли это нужно самим правообладателям, которые (если судить по ситуации с пиратством в России), похоже, не слишком спешат вступать в борьбу с нелегальным распространением своего контента. Последний вопрос нас особо заинтересовал, и мы обратились с ним к экспертам рынка.
 
В первую очередь мы решили разузнать по поводу бизнес-стратегий зарубежных вещателей — действительно ли она подразумевает задержку в выходе контента на российский рынок? С чем связана эта задержка, и через какой период времени наши зрители могут получить премьерный контент? По мнению игроков рынка, период задержки в выходе контента зависит от вида этого контента. Если речь идёт о фильме, то он может появиться спустя 6 месяцев после кинотеатрального релиза, а сериалы практически сразу после их премьеры в стране-производителе (как только будет готов русский дубляж).
 
«Тут вопрос не в сроках выпуска контента на канал, а в его стоимости. Чем свежее контент, и чем раньше мы его хотим поставить в эфир, тем дороже права. При наличии экономического смысла, мы имеем возможность существенно сократить окно, вплоть до выпуска одновременно (либо с незначительным отставанием) с показом в США. К сожалению, пока это для нашего рынка большая роскошь», — рассказал один из наших экспертов.
 
На его взгляд, российские операторы не готовы платить за премьерный показ дополнительные деньги. А раскрутка нового, никому не известного сериала, требует очень крупных затрат. В этом плане платным каналам проще «садиться на хвост» крупным эфирным каналам и покупать права после них. Это будет эффективно и сэкономит маркетинговые деньги.
 
Что касается отношения правообладателей к данной бизнес-стратегии и к её влиянию на уровень пиратства, то, конечно, вещатели осознают, что чем раньше они запустят легальный показ, тем меньше оставят пиратам пространства для действий. Но менять эту стратегию они пока не намерены.
 
«Сложная система последовательных открываний временных окон, в виде „Кинотеатр — DVD — VOD/PPV — free TV — pay TV“ придумана для максимального извлечения прибыли.
 
В последнее время в этой цепочке уже появилась новинка в виде легального платного скачивания премьерного контента, и она по времени иногда идет даже раньше DVD. Кроме этого, в последние 3-4 года четко видна тенденция сокращения „окон“. Все это направлено против пиратов. Но, выпуская премьеру сразу после кинотеатра, правообладатели будут терять существенно большие деньги, чем у них „отжимают“ пираты. Студии-мейджоры смотрят на прибыль в первую очередь глобально, а потом уже по отдельным странам. Да, из-за пиратов в таких странах как Россия и Украина, они теряют деньги, но в других странах благодаря вышеупомянутой схеме извлечения прибыли из медиапродукта, с лихвой перекрывают эти убытки. Мы, находясь в России, зачастую слишком драматизируем проблему пиратства, предполагая, что во всем мире ситуация такая же. А у нас, как всегда, все не так, как у других!», — отмечают эксперты.