Цифровая «Телевизионная деревня»

Юрий Малик,
директор группы компаний «Астероид»,
Ростов-на-Дону

Откликаясь на предложение описать пережитую ситуацию, вынужден начать издалека. Когда в 1989 г., воспользовавшись возможностями, предоставленными перестройкой, мы создавали свое предприятие, нас интересовало только спутниковое телевидение. Мы сами разрабатывали и делали все – и малошумящие усилители, и конверторы, и приемники, и антенны, и даже двигатели для вращения этих антенн. Устанавливая свои приемные системы в самых различных районах страны – от Каспийского и Черноморского побережий до Липецкой области, мы, естественно, детально знакомились и с состоянием эфирного телевизионного вещания. А оно было таково, что практически при каждой установке антенны к нам обращались с просьбой передать эту чудесную картинку на всю деревню, кишлак, поселок и даже город. Наличие такого спроса и осознание нереальности перспектив успешной конкуренции с азиатскими производителями все дешевеющей и упрощающейся приемной аппаратуры спутникового телевидения обусловили нашу переориентацию на разработку и выпуск маломощных телевизионных передатчиков. Почему маломощных? В то время организация спутниковой трансляции основных российских телевизионных программ дополнительно стимулировала быстрое развитие коммерческого эфирного телевидения, но это развитие ограничивалось крупными, а затем и средними городами, представляющими интерес для рынка рекламы. Не было и недостатка в предложениях от многочисленных производителей мощной аппаратуры.

«Деревня» же никого не интересовала – несмотря на острую потребность и не менее острую нехватку телевидения. Однако создание простых, недорогих, надежных и эффективных маломощных телевизионных передатчиков не вызвало массового на них спроса. Уже тогда процедура получения разрешения на приобретение, установку и эксплуатацию телевизионного передатчика мощностью 1 Вт, ничем не отличаясь от соответствующей процедуры для любого более мощного передатчика, продолжалась не менее трех лет и требовала от ходатаев немалого энтузиазма. В этих условиях в 1998 г. и появился проект «Телевизионная деревня». Суть его в том, что некая организация берет на себя оформление всех разрешительных документов, приобретает, монтирует и централизованно обслуживает достаточно большое количество маломощных ретрансляторов спутниковых телевизионных программ, предоставляя платную услугу эфирного телевизионного вещания. Вещание производится в открытом режиме, а заказчиками являются телевизионные каналы, местные или региональные бюджеты, крупные предприятия и т.д. С самого начала проект поддержали и Администрация Ростовской области, и многие ведущие специалисты в области телевизионного вещания, которых в то время было достаточно много в руководстве Главсвязьнадзора и Министерства связи. Позже, в 2000 г., он был удостоен диплома НАТ как «Телевизионный проект года», а в 2001 г. вошел в финал конкурса ТЭФФИ в номинации «Телевизионное событие года». Тем не менее именно в силу ничем не оправданных по сложности и длительности разрешительных процедур он так и остался своего рода «байкальским омулем», поскольку успешно реализован только на территории Ростовской области, где обеспечивает телевизионное вещание более чем для 2-миллионной аудитории. (Как раз сейчас, когда я набираю этот текст на своем ноутбуке, программа «Время» транслирует высказывание В. В. Путина об административных барьерах.

Не могу согласиться только с терминологией. «Барьеры» – это из области легкой атлетики и конного спорта. Падают или рассыпаются при легком прикосновении. По крайней мере, в нашей отрасли это «надолбы» или «ежи», в лучшем случае). Важно отметить, что нигде мы не являлись ни конкурентами, ни альтернативой РТРС, и все наши ретрансляторы лишь дополняли существующую сеть ретрансляторов РТРС. Если, как мы надеемся, в текущем году удастся завершить многолетний «марафон с препятствиями» по оформлению лицензий и разрешений на использование частот по всем нашим заявкам, то совокупными усилиями РТРС, прочих коммерческих вещателей и нашей сети для 98% населения области будет обеспечен уверенный прием не менее 5 телевизионных программ. Это значительно превосходит средний уровень, достигнутый в стране.

В чем основные достоинства проекта «Телевизионная деревня»? Прежде всего, это эффективность использования мощности и частотного ресурса, быстрая окупаемость, которая может сократиться до года при радикальном упрощении и с ответственно удешевлении разрешительной процедуры. Ведь мощность наших передатчиков (1 Вт) сопоставима с мощностью современного сотового телефона, а радиус действия всего 4-10 км. Но все-таки главное – это его коммерческая привлекательность. Вся сеть в Ростовской области построена исключительно за счет частных инвестиций. Их объем (около 200 миллионов рублей) в разы превышает объем государственных вложений в основные средства Ростовского филиала РТРС за тот же период. Предполагалось, что проект просуществует лет 10-20 до появления новых технологий, способных более эффективно и в большем объеме сократить отставание в информационном обеспечении нашей деревни. Тогда считали, что это будет непосредственное спутниковое вещание, затем добавился широкополосный доступ. В любом случае мы, полагаю, продемонстрировали возможность быстрого преодоления пресловутой «последней мили» исключительно силами небольших коммерческих структур и рассчитывали, что такой подход может быть востребован и в будущем. Поэтому появление программы всеобщего и полного перехода на эфирное цифровое телевизионное вещание, причем исключительно силами РТРС, восприняли с удивлением, но без особой ревности, поскольку не видим в ней ни реальных перспектив, ни коммерческого интереса.

Что же такое РТРС и ее предшественники, если смотреть издалека? Полвека назад это была мощнейшая структура, опирающаяся на многочисленные НИИ и заводы, укомплектованная высокооплачиваемыми специалистами. Она успешно решала важнейшую государственную задачу в рамках единственно возможной в то время стратегии – строительства как можно более высоких вышек, оснащенных как можно более мощными передатчиками и расположенных вдоль чрезвычайно дорогих – как в строительстве, так и в эксплуатации – радиорелейных линий передачи телевизионного сигнала из Москвы или областных центров. Но даже тогда основную задачу полностью решить не удалось. Камнем преткновения стала как раз «последняя миля» перед многочисленными небольшими населенными пунктами, удаленными от передающих центров. С тех пор около 2 миллионов наших сограждан так и фигурируют из введения во введение к различным концепциям и программам как не имеющие возможности приема ни одной телевизионной программы. Покрыв телевизионным сигналом 96% территории страны без особой привязки к проживающему там населению, сеть вступила в многолетний период амортизации, прерываемый коренными реорганизациями. Как во время этих реорганизаций, так и между ними провозглашались различные глобальные цели, ни одна из которых так и не была реализована в полном объеме и в заданные сроки. Особенно задача привлечения частных инвестиций – ни рубля! Хорошо еще, если не было обратного движения средств. Даже на спутниковую доставку программ на ретрансляторы сеть перешла последней – этот процесс занял у нее годы (в отличие от месяцев или даже недель у других операторов). В итоге, в эру всеобщей «цифровизации» РТРС, если верить ее официальной статистике, вступает около 20 тысяч сотрудников, распределенных по 8000 объектов. Даже для нормальной охраны такого количества объектов требуется значительно больше людей. За последние 10 лет освоено 7 миллиардов рублей инвестиций.

И вот теперь эта организация, без отрыва от основного производства – аналогового вещания – берется освоить уже 270 миллиардов всего за 5 лет и обеспечить всех жителей страны эфирным цифровым вещанием двух мультиплексов. А параллельно не прочь монополизировать и аналоговое вещание всех основных каналов, прихватив активы остальных операторов. Русский фольклор дает нам пример такого процесса. Это каша из топора.

Что же получит телезритель? Мягко говоря, ничего нового. Нужно купить цифровую приставку, которая стоит столько же, сколько спутниковый приемник. Но сигнал со спутника доступен практически в любом месте, а эфирный цифровой сигнал еще попробуй прими – то соседний дом мешает, то листва, то осадки. Зоны охвата существующих передающих центров существенно уменьшатся, строительство дополнительных ретрансляторов займет много времени, а до ликвидации неизбежных «белых пятен» руки могут и не дойти. И вообще, наличие посредника, принимающего сигнал со спутника и ретранслирующего его на существующее примитивное приемное оборудование абонентов оправдано на некоторый переходный период, но абсо-лютно излишне, когда основная часть населения будет готова понести дополнительные затраты на цифровые приемники. При этом нужно понимать, что речь идет о приемниках для каждого телевизора, а не об одном приемнике на семью, поскольку в противном случае нас ждет возврат во времена, когда вся семья собиралась у одного телевизора и смотрела одну программу. Кстати, о программах. Сегодня все программы с высоким рейтингом можно уместить в один мультиплекс и еще место останется. Шансы последующих мультиплексов на коммерческий успех минимальны.

Уже сегодня реализация цифрового проекта отстает от ранее намеченных сроков ровно на 5 лет. За это время бурно развивались кабельное телевидение, технологии широкополосного доступа в Интернет, непосредственное спутниковое вещание, мобильный Интернет. Появились телевидение высокой четкости и 3D-телевидение. Постоянно совершенствуются стандарты цифрового кодирования и передачи цифровых данных. Срок жизни новых технологий сокращается, как и сокращается доля эфирного телевидения. Если в этих условиях государство готово вкладывать огромные средства в черепаху, которая никогда не догонит Архимеда, но неизбежно разрастется так, что и затраты на ее прокорм возрастут на порядки, то не проще ли на заявленную сумму купить 90 миллионов спутниковых приемных комплектов и разом и надолго решить проблему?

Отдельного рассмотрения требует и вопрос регионального и местного телевидения. Особенно местного, роль которого должна возрастать по мере развития системы местного самоуправления. Легко видеть, что в рамках реализуемой концепции цифровизации места для региональных и местных программ нет в принципе, если под региональной программой не понимать региональную врезку в программу «Вести», хотя и ее будет сделать совсем непросто. В рамках же проекта «Телевизионная деревня» всегда можно предоставить технические возможности и для местного вещания, и для адресной трансляции сообщений МЧС, и для передачи специальных сигналов, повышающих точность определения координат с помощью системы ГЛОНАС .

Я твердо убежден, что принятая в нынешнем виде концепция развития эфирного цифрового телевизионного вещания является своего рода «реинкарнацией» приснопамятной программы создания системы ЕС ЭВМ в советское время. Эфирная цифровая трансляция телевизионных программ оправдана только в тех регионах, где в силу географических причин невозможен прием сигналов непосредственного спутникового телевидения на недорогие приемные антенны малого диаметра, а также в больших городах с острым дефицитом полос частот – и то лишь в качестве временного дополнения кабельных сетей. При этом я отнюдь не ратую за повсеместное внедрение проекта «Телевизионная деревня», понимая, что его время скоро закончится. Но любая смерть должна быть естественной, а не принудительной. В любом случае действующие участники рынка и те, которые могли бы на нем появиться, способны внести значительно больший вклад в перевод отрасли на современные цифровые технологии и в ликвидацию проблемы «информационного неравенства», чем искусственно воссозданный монополист.

Было бы крайне полезно, если бы государство сконцентрировало свои усилия и средства на выработке простых и разумных правил игры для всех без исключения участников телекоммуникационной отрасли. На адресную финансовую поддержку отдельных групп населения или отдельных регионов, а не отдельных операторов. Если бы взяло курс на реальную демонополизацию отрасли и уделяло бы больше внимания развитию собственных науки и промышленности. В противном случае все наши глобальные проекты будут лишь создавать идеальные условия для массового сбыта залежалой продукции зарубежных производителей и тем самым для финансирования их дальнейших перспективных разработок.

P.S. На протяжении 12 лет многочисленные явные и скрытые противники нашего проекта используют практически один и тот же аргумент в различных вариациях: «Люди жили столько лет без телевидения и не умирали. Ты им поставишь свои передатчики, приучишь к хорошему, потом разоришься – или мы тебя выключим, а они начнут писать и жаловаться во все инстанции».