Цифры о цифре

Эпиграф от редакции: 
Колонка была опубликована в печатном выпуске "Кабельщика", подготовленного редакцией специально для CSTB. Журнал был сдан в печать в середине февраля – до драматических событий, разделивших наш мир на ДО и ПОСЛЕ. Поэтому некоторые события и обстоятельства, о которых пишут наши авторы, выглядят несколько иначе, чем они выглядели бы, если бы статьи писались сейчас. Но, тем не менее, мы считаем своим долгом опубликовать эти замечательные тексты и онлайн – пусть даже с такой поправкой.

 

Страшно представить, но в декабре исполнится уже целых десять лет с того момента, как Роскомнадзор провел конкурс на право вещания во втором цифровом мультиплексе.

Тогда уже вовсю строился по стране первый цифровой эфирный мультиплекс (в ту пору состоявший из восьми обязательных каналов), но никто не мог и предположить, что выбранные по конкурсу в декабре 2012 года десять телеканалов вскоре станут в буквальном смысле избранными, а российский медиаландшафт спустя несколько лет изменится до неузнаваемости и сами телеканалы перестанут делить на государственные и частные.

Лично для меня это событие стало той самой точкой невозврата, которая сломала все наработанные за предыдущие 20 лет нового российского коммерческого ТВ бизнес-схемы: от слияний и поглощений до сетевого партнерства. Группы региональных активов крупных медиахолдингов, выражавшиеся в лицензиях и передатчиках в "панельных" городах, стали никому не нужны, а эфирно-кабельные войны сытых 2000-х бумерангом вернулись к самим кабельщикам от каналов, вошедших в "высшую лигу".

Что ж, самое время попытаться систематизировать все случившиеся в разрезе новейшей истории российских телеканалов.

Как Наталья Синдеева чуть не стала "19-й", а Николай Картозия выиграл место для "Пятницы" с третьего раза

Знакомый многим медийщикам "пятачок у лифтов" на седьмом этаже Роскомнадзора 14 декабря 2012 года, что называется, не мог вместить всех желающих. Такого скопления топ-менеджеров на один квадратный метр с той поры, пожалуй, не наблюдалось ни на одном отраслевом мероприятии. На ногах – Максимовская и Картозия, Троицкий и Кричевский, Синдеева и Уткин, Петренко и Орджоникидзе. В зале, в качестве председательствующего – Жаров. 

Первое место – РЕН, второе – ТВЦ (как потом окажется, ненадолго), следом – два канала "СТС-Медиа", а вот далее – сенсация за сенсацией. 5-е и 6-е места – два спортивных канала (от ВГТРК и "НТВ-Плюс"). Остается всего четыре вакантных места, в которые всяко надо вместить и что-то из каналов "Проф-Медиа", и ТНТ до сих пор не победил, а ведь есть еще "Мир" и "Раша Тудей", да и Медведев накануне упоминал про важность музыкального канала в коммерческом мультиплексе. 7-я позиция – "Звезда" ("Ожидаемо: это единственный конкурс, на который она заявилась"; напряжение в кулуарах нарастает), 18-й – "Мир" ("Там же RT был тоже с единственной заявкой... а сам снялся с участия", "Но когда же уже ТНТ?"), 19-й – ТНТ ("Наконец-то", "За вас отдали семь голосов, а за “Дождь” – шесть"), 20-й – МУЗ (все: "Шок!"). По итогам: мимо цифровой десятки – ТВ-3 ("Концепция мистического канала показалась ФКК слишком нишевой"), "Пятница" ("Ну мы же не можем выбрать канал, который только должен прийти на смену MTV-Россия, вот запуститесь – тогда и посмотрим: видите, “Ю” вообще на конкурс не пошел"), "Перец" от Троицкого, (ребрендировавшего чуть ранее канал из ДТВ), "2×2", ну и явные аутсайдеры, на которых никто и не ставил.

В первых "довыборах" будут участвовать лишь несколько проигравших, но победит "Спас". Чуть позже "Проф-Медиа" восстановит свои позиции, последовательно заведя вместо двух быстро сдувшихся спортивных кнопок все еще называемого коммерческим второго мультиплекса сначала ТВ-3, а затем и "Пятницу".

В декабре 2012-го стоимость "входного билета" для вещания в цифре на всю Россию была весьма невысока: 722 тыс. рублей обеспечительного взноса для участия в конкурсе, 36 млн единоразовой платы – в случае победы, а также обязанность заключить 10-летний контракт с РТРС, с оплатой вещания всех передатчиков, по мере их ввода в эксплуатацию. Предполагалось, что в наступающем 2013-м эта сумма составит 300 млн рублей в год для каждого вещателя, в 2014-м – уже 600 млн, а к моменту полного перехода страны на цифру (тогда все думали, что это настанет уже в 2015-м) – почти миллиард.

При этом каждый из победителей в своем бизнес-плане, предоставлявшемся на рассмотрение Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию, убедительно аргументировал "подъемность" таких годовых бюджетов. Ну а дальше случилось то, что случилось

5040

Осенью 2021-го в сети появился сайт 5040.tv – диджитал-летопись РТРС о хронике создания сети цифрового эфирного телевещания в России.

Из собранных на сайте материалов можно узнать множество уникальных фактов. Например, о том, что в Якутии строители монтировали 55-метровую телебашню при температуре –55°C или что строители 75-метровой телебашни на Новой Земле периодически не могли выехать за пределы поселка Белушья Губа из-за белых медведей, которые свободно гуляли по архипелагу.

Впрочем, среди "бантиков" можно увидеть и другие цифры, от которых действительно захватывает дух. 

С 3 декабря 2009 года (с момента подписания постановления № 985) и до конца 2018 года РТРС в среднем ежедневно вводил в эксплуатацию три цифровых передатчика, или в среднем каждые 8 часов на протяжении девяти лет запускался новый передатчик. Объем проектно-сметной документации на создание цифровой телесети составил более 200 тыс. томов. Это 1,5 км полок в архиве РТРС (если поставить на бок – три Останкинские башни), около 4 тыс. коробок общим весом порядка 120 т. 3696 передающих станций цифровой телесети были построены "с нуля", а суммарная высота антенно-мачтовых сооружений 5040 объектов цифрового вещания (отсюда и взялось название сайта) – около 260 км.

2019-й: время "Выкл."

В 2019 году произошло то, что рано или поздно должно было произойти: торжественный переход на цифру и отключение аналога. Конечно, никто из профессионалов и экспертов отрасли и не сомневался, что переход будет откладываться, но и сами сценария отключения менялись несколько раз: от малых городов – к крупным, от крупных – к малым, посубъектно, принудительно, добровольно...

Надо отдать должное тем конкретным людям, которые в результате приняли волевое решение об окончательном и бесповоротном включении всех ранее построенных, но законсервированных объектов вещания второго мультиплекса в малых городах по стране: для того, чтобы обеспечить эффективную монетизацию своей работы по рекламной модели (включая региональные рекламные врезки), коммерческим вещателям было достаточно транслировать свой сигнал на чуть более чем 300 передатчиках в крупных городах, а вовсе не на 5040, на которые они ранее подписались.

В прямом эфире региональных филиалов ВГТРК местные первые лица совместно с высокими московскими гостями весь год включали цифру (а по факту, в большинстве случаев – выключали аналог), но и в этих случаях в эфире долгое время оставались (да и сейчас кое-где остаются) как федералы вне мультиплексов, так и целый ряд региональных партнеров ТНТ–РЕН–СТС, ну и, разумеется, "губернаторские" телеканалы. Особо показательны в этом смысле были действия предыдущей команды "Газпром-медиа", которая на высвободившихся аналоговых частотах своих каналов, вошедших в состав обоих мультиплексов, смогла создать несколько новых сеток: ТНТ-4, "Супер" (ныне – "Суббота") и даже "Матч. Страна".

Но еще до глобальной "отключки" в отрасли случилось много интересного и судьбоносного.

"Этапы большого пути"

Март 2012-го: принимается волевое решение ("пока не поздно") строить сеть эфирного цифрового вещания в формате DVB-T2 – а то, что уже построено в DVB-T, плавно переводить в новый формат, отключая старый. Это позволяет "вместить" в один мультиплекс уже десять каналов SD-качества вместо прежних восьми, а также упрощает возможность их регионализации.

В том же году подписывается указ президента об общественном телевидении в России. Оно становится 9-й кнопкой первого мультиплекса. Впервые новый канал выйдет в эфир в мае 2013 года, а в кулуарах отрасли обсуждается, что на его финансирование направляются деньги, ранее предназначавшиеся для "Звезды".

2013 год: очередная обновленная версия указа президента "Об общероссийских обязательных общедоступных телеканалах и радиоканалах" окончательно хоронит надежды как филиалов ВГТРК, так и других (по большей части государственных) вещателей на включение в состав первого мультиплекса полноценного регионального телеканала. Вакантную 10-ю позицию занимает "ТВ Центр".

Главный закон 2014 года – так называемый 19.1: по номеру вновь добавленной статьи в многострадальный закон "О средствах массовой информации". Теперь иностранным компаниям и гражданам запрещено владеть СМИ и вещателем напрямую, а в общей структуре капитала материнских компаний – в размере не более 20%. Реализация положений закона будет долгой и поэтапной, что родит множество историй перехода владения СМИ: от драматических (типа ухода вещателя с международного рынка акций) до курьезных (когда 100% зарубежная франшиза просто переписывается на регионального директора по странам СНГ).

В том же 2014 году принимается еще один знаковый закон: о запрете рекламы на платных телеканалах. Его нормы распространяются на все кнопки, не входящие в состав первого мультиплекса или не имеющие эфирных частот. Закон должен вступить в силу уже 1 января 2015-го, но, предваряя это событие, Роскомнадзор 31 декабря "распечатывает" давным-давно разрабатывавшийся под сочинскую Олимпиаду "экспериментальный" (он же – дополнительный) московский мультиплекс, и более 40 тематических каналов, в основном входящих в сферу интересов крупнейших холдингов, вновь восстановлены в своих правах. 

Авторы законопроекта декларировали, что он позволит уравнять экономические условия работы платных (для абонентов) и бесплатных телеканалов. Но в конце того же 2014 года Общероссийский народный фронт просит президента поддержать независимые кабельные (региональные) телеканалы, которые лишатся соответствующих доходов – и уже в феврале 2015-го закон "смягчают". Теперь рекламу все-таки можно размещать, и не имея эфирной частоты, но только в том случае, если в сетке вещания транслируется не менее чем 75% отечественного контента. И все-таки несколько телеканалов в начале 2015 года объявляют о закрытии по этой причине ("Комсомольская правда", "ВКТ").

Одновременно летом 2015-го материализуется в виде нового закона и другая давно ходившая по рынку тема must carry. Ни для кого не секрет, что в стране уже давно существует заветный список городов, где проникновение кабеля близко к 100% и эфирная трансляция канала без обязательного захода в местные кабельные сети (как правило, это монополисты, привыкшие диктовать федералам свои правила игры) бессмысленна. Проблема решается более чем кардинально: теперь каналы как первого, так и второго мультиплекса имеют статус обязательных общедоступных, а для операторов отдельно прописывается запрет на возможность модификации этих сигналов своими наложениями или рекламными вставками. Кроме того, зафиксирована обязанность присоединяться для получения "правильной" версии сигналов ООТ к государственному оператору связи РТРС (либо, при документально подтвержденном отсутствии технической возможности, – утверждать эту версию с самим вещателем), а также жестко фиксируют последовательность расположения и порядок нумерации в сети первых 20 кнопок.

Интересно, что в первоначальной версии законопроекта речь шла аж о 23 обязательных кнопках (дополнительно к первому и второму эфирным мультиплексам предполагалось ввести в обременение кабельщикам трансляцию одного регионального и двух муниципальных телеканалов), но ко второму чтению в Госдуме этот абзац из текста был исключен (как было пояснено, в связи с принятием поправок в закон о рекламе про национальный контент) – и Национальной ассоциации телерадиовещателей совместно с ОНФ пришлось "отбивать" эту тему, последовательно достигнув результата для 21-й и 22-й кнопок в 2016-м и 2019-м году, соответственно. Что же до 23-й кнопки, последний раз ее тема всплывала в 2019 году, в числе поручений президента по итогам заседания Совета по развитию физической культуры и спорта: тогда Дмитрию Медведеву было поручено в срок до 15 мая 2020 года доложить о целесообразности включения телеканала "Матч! Страна" в число обязательных общедоступных и закрепления за ним 23-й позиции. Впрочем, вряд ли в 2022-м году это расстроит кого-то из несостоявшихся муниципалов: как свидетельствует список потенциальных претендентов на 22-ю кнопку, во многих городах выбирать уже просто не из кого.

Наконец, в том же 2015-м случается последняя крупная перегруппировка федеральных телеканалов: во втором мультиплексе прекращается вещание спортивного канала "НТВ Плюс", на базе которого, с использованием техники, оставшейся от Олимпиады, а также на частотах и лицензии также некогда спортивного канала от ВГТРК (на момент отключения называвшегося "Россия-2"), запускается новый телеканал "Матч ТВ".

В 2016-м принимается закон о едином телеизмерителе. Чуть позже им предсказуемо становится Mediascope. В том же году объявлено о создании Национального рекламного альянса – фактически, сегодняшнего монополиста на рынке телерекламы.

В 2017-м региональным телеканалам смягчаются ограничения по максимальному объему рекламы, с увеличением времени на "бегущую строку".

В 2018 году законодатели возвращают всем телевещателям прежний максимально допустимый объем рекламы в часе (12 минут), который ранее сами же и сократили до 9 минут.

В 2019-м Правительство РФ впервые утверждает правила предоставления субсидий из федерального бюджета вещателям второго мультиплекса на оплату услуг РТРС по трансляции программ в населенных пунктах с численностью населения менее 100 тыс. человек.

В 2020-м кабельщики получают еще одно обременение от государства – обязанность устанавливать по требованию Роскомнадзора на своих головных станциях оборудование для мониторинга транслируемых в их сети каналов.

21+9

В феврале–марте 2017 года Роскомнадзор проводит 5-недельный марафон по выбору большей части "обязательных общедоступных телеканалов субъектов Российской Федерации". Фавориты по большей части понятны и известны, но случаются и неожиданности. Ожидается, что выбранные телеканалы 21-й кнопки должны появиться у всех кабельных операторов соответствующего региона уже в середине весны.

Для некоторых таких вещателей (никогда не работавших в эфире, а только в кабельных сетях) полной неожиданностью становится тот факт, что в кабеле они и останутся: обязанность бесплатного эфирного распространения законом не предусмотрена, все места в первом мультиплексе заняты, а на спутниковый борт можно попасть только на общих основаниях. 

Тем не менее для тех 21 кнопок, которые исторически находились в сложных отношениях с местными кабельщиками, это становится буквально спасением: теперь они могут не только существенно сэкономить на затратах по распространению канала, но и получить единую кнопку во всех сетях региона. 

"Разговор с позиции силы" меняет местами операторов КТВ и вещателя: теперь условия диктуют им, а не они. Впрочем, появляется соблазн отыграться на немногочисленных оставшихся региональных телеканалах, не наделенных каким-либо особым статусом. Что в общем-то и происходит: то тут, то там по стране начинают появляться публикации о выключениях из частотного плана, переносах каналов на 500-е позиции или в разы взвинченных ценниках.

Очевидно, что для крупных государственных региональных вещателей, наделенных статусом 21-й кнопки, лишь фиксации позиции в кабеле недостаточно, и уже в 2019 году появляется и чрезвычайно быстро реализуется неожиданное решение: проект региональных вставок 21-х кнопок в эфире 9-й кнопки – канала ОТР. Надо сказать, что вынужденное соседство на первых порах не вызывает энтузиазма ни у одной у сторон: на общественном телевидении запрещена реклама, невозможно сделать вещание на национальных языках, для региональных врезок выделяется не самое рейтинговое время. С другой стороны, ОТР жертвует значительным объемом (до 5 часов в сутки) своего эфира и кроме того полностью за свой счет обеспечивает технологическую реализацию проекта.

Тем не менее, спустя какое-то время сотрудничеством довольны уже почти все: ОТР получает партнеров (с опцией корпунктов) и увеличение интереса к каналу путем регионализации, местный канал – дополнительную эфирную среду вещания и техохват, близкий к 100% (включая малые населенные пункты, где традиционно нет кабеля, но есть нужный электорат), областная власть – 29-часовой объем вещания в сутки своего собственного канала, а профильное министерство купирует остроту проблемы отсутствия общедоступного регионального вещания в мультиплексах.

22=24

Интересная история выходит и с вновь выбираемыми Роскомнадзором 22-ми кнопками. Как правило, Федеральная конкурсная комиссия по телерадиовещанию отдает победу каналам с информационной составляющей. И разумеется, самым распространенным неймингом регионального канала, указывающим на его "информационность", является присутствие в названии числа 24. 

Разумеется, пионером на федеральном уровне является "Россия-24" (бывший канал "Вести"). Среди 21-х кнопок тоже есть немало "суточных", не имеющих никакого отношения к проектам ВГТРК. Но именно среди выбираемых муниципальных обязательных общедоступных телеканалов случился прямо-таки бум "двадцатьчетверок", инициированный, как это ни парадоксально, все тем же государственным медиахолдингом, решившим вопреки отраслевым возражениям наравне со всеми поиграть в эту историю.

В результате на сегодняшний момент мы имеем как "Восток 24", "Запад 24", "Башкортостан 24" или "Кавказ 24" от ВГТРК, так и "Телекон 24", "Такт 24" или даже "Сочи 24" и "Белгород 24" от разнообразных по форме собственности и учредительству местных вещателей.

Цифровой порядок

И последние станут первыми

Немногие помнят, что на заре становления ПКВС каждый из вновь создававшихся каналов "Цифрового семейства Первого" имел порядковый номер. Собственно, и находившийся какое-то время в зоне прямого влияния Константина Львовича "Пятый канал" был стройным продолжением этой "порядковой" концепции.

Сильным ответным шагом извечных конкурентов "Первого" – холдинга ВГТРК – в свое время был перевод всех каналов под бренд и лого главного канала: так, вместо "второго канала РТР" в головах у зрителей зафиксировалась "Россия 1" (потому что ведь существовала и "Россия 2").

Можно сказать, что указ президента относительно изначального состава первого мультиплекса лишь фиксировал сложившееся положение дел: согласитесь, не мог канал НТВ получить никакой другой порядковый номер, кроме четвертого. Как, впрочем, и упомянутый выше "Пятый" – пятый.

Труднее все сложилось со вторым мультиплексом. Выигранные порядковые номера менять нельзя. А получены они были по конкурсу достаточно случайно: если упоминавшаяся выше "Звезда" изначально хотела быть седьмой (точнее, семнадцатой), то "Спас" расположился между РЕН ТВ и СТС по стечению обстоятельств. И если МТРК "МИР" во всей своей айдентике до сих пор активно использует 18-ю кнопку, то вряд ли это сколь либо важно для 19-й – ТНТ или 13-й – СТС: ни тот, ни другой номер точно не про маркетинг. 

Но только цифры Mediascope неумолимы: чем "выше" был поставлен канал, тем большую аудиторию он получает. Понятно, что для новичков эфира многое можно списать на резко увеличившийся техохват, но успехи "Пятого" и РЕН, "Домашнего" и "Пятницы" – при снижении интереса к другим легендарным каналам – дают основания полагать, что привычка последовательно щелкать кнопками на пульте весьма сильна у наших согражданах. Впрочем, для мультиплексовых каналов это не более чем тенденция, а вот потери рейтинговых показателей среди каналов "больших" холдингов, так и не сумевших получить место в эфирной цифре (а значит, и фиксированный порядковый номер в кабеле), куда более значительны.

К слову, и среди постепенно уходящих в историю региональных телеканалов как нельзя много "аналоговых цифровых". "Седьмой" и "Одиннадцатый", "Шестой" и "Четвертый", "Двенадцатый" и "Тридцать девятый", "Третий" и "Сорок первый" – все это физические номера аналоговых метровых и дециметровых эфирных частот, на которых когда-то начиналось региональное ТВ.

И как вас теперь называть? 

Парадокс, но к 2022 году изменившийся рынок телеканалов не дает возможности хоть какой-то их классификации без примечаний и исключений.

Все бывшие метровые телеканалы сейчас вещают в цифре в дециметровом диапазоне – но эти технические подробности теперь совершенно никому не важны.

Ряд каналов в составе государственного мультиплекса – частные, ряд каналов в составе коммерческого второго мультиплекса – с государственной формой собственности.

Региональный канал вещает через спутники и ОТТ на всю страну.

Платный канал транслируется в открытом эфире.

Среди 29 измеряемых Mediascope национальных телеканалов есть "Мульт" и "Дом кино", но нет мультиплексного "Спаса" (среди остальных в списке – все еще именуемые эфирными "Че", "Дисней", "2×2", "Суббота", "СТС Love", "Евроновости", "Ю"; при этом ни один из не рискнет сейчас назвать себя аналоговым).

Наверное, самой точной (но и самой широкой) классификацией станет их отнесение к холдингу А или холдингу Б: тем более что их число, по сути, сократилось до четырех.

Телевидение – больше не транспорт, но и у транспорта "новой волны" пока не очень получается играть в свое собственное большое телевидение.

Эфирные телеканалы по-прежнему создают события – но, как правило, за пределами своего же обычного линейного вещания.

Зритель по-прежнему ждет премьеры, но не время их начала, а сетки вещания почти у всех федеральных каналов теперь программируются на "марафонах" и повторах хитов.

Netflix обязали транслировать телеканал "Звезда".

Любое уважающее себя ведомство считает необходимым создать свой собственный телеканал.

Тематические каналы бьются в кабеле за открытую цифру.

Еще семь лет назад президент обязал обеспечить к 2021 году поэтапный переход эфирных мультиплексов на стандарт телевидения высокой четкости (HDTV) – и один такой мультиплекс (в новой кодировке H.265, несовместимой с большинством нынешних телевизоров) даже транслируется с Останкинской телебашни. По предварительным оценкам, параллельное эфирное вещание в SD и HD обойдется каждому нынешнему участнику мультиплекса дополнительно в 1 млрд рублей в год. 

С другой стороны, уже почти ясно, что конверсия под нужды 5G "верхнего" эфирного ДМВ-диапазона, выделенного для телевещания (так называемый второй цифровой дивиденд), неизбежна. И также почти ясно, что платить за это вещателям игроки "большой четверки" телекомоператоров (как это предполагалось в проекте обновленной, но так и не принятой концепции развития телерадиовещания на ближайшие пять лет) не будут.

Телевидению в России станет жить еще труднее. Рекламы на всех не хватит, поэтому деньги вновь будут искать либо в государственном кармане, либо в кармане рядового зрителя, который постепенно привыкает платить за контент. Значит, будут новые законы.

Но есть и хорошая новость: телевидения в нашей с вами жизни точно меньше не станет – даже если вы выбросите все свои телеприемники.