Накануне 70-летия Победы в Великой Отечественной войне Роскомнадзор решил заявить правовую позицию ведомства в отношении публичной демонстрации нацистской символики, чтобы было понятно - какой позиции регулятор придерживается в этом вопросе и почему.
 
Пресс-служба ведомства напоминает, что  ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" относит к экстремизму пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций.
 
"В цитате из закона не случайно выделен союз "и". Юридическая сила может таиться в одной букве, - акцентирует внимание регулятор. - Ранее Роскомнадзор заказал специальное юридико-лингвистическое исследование. Специалисты кафедры судебных экспертиз Московской государственной юридической академии имени О. Е. Кутафина дали следующее заключение. При подготовке данной нормы федерального закона законодатели использовали для связки понятий "пропаганда" и "публичное демонстрирование" соединительный союз "и". То есть понятия не просто перечисляются, они грамматически соединены между собой. Порядок их употребления таков, что термин "пропаганда" находится в сильной, приоритетной позиции по отношению к термину "публичное демонстрирование". 
 
Лингвистически это означает, утверждают эксперты, что само по себе публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики без целей пропаганды не является проявлением экстремизма.
 
По заключению экспертов, использование нацистской и сходной с ней до смешения атрибутики/символики в исторических, научных и т. п. целях признается допустимым. При этом нацистская символика не может быть использована с целью оскорбления советского народа и памяти о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах, для популяризации идей нацизма, теории расового превосходства, оправдания военных преступлений фашистов. 
 
Ряд определений Конституционного суда РФ, связанных с применением антиэкстремистского законодательства, подтверждает такую позицию.
 
В своих документах Конституционный суд последовательно определяет, что "обязательным признаком указанной разновидности экстремизма является явное или завуалированное противоречие соответствующих действий (документов) конституционным запретам возбуждения ненависти и вражды, разжигания розни и пропаганды социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства". 
 
Наличие этого признака "должно определяться с учетом всех значимых обстоятельств каждого конкретного дела: формы и содержания деятельности или информации, их адресатов и целевой направленности, общественно-политического контекста, наличия реальной угрозы, обусловленной в том числе призывами к противоправным посягательствам на конституционно охраняемые ценности, обоснованием или оправданием их совершения, и т. п.".
 
Резюмируя все вышесказанное, Роскомнадзор заявил, что намерен использовать в своей правоприменительной практике именно указанную трактовку соответствующих норм закона "О противодействии экстремистской деятельности".