Как мы строили телекабельный кооператив ПЖ-19

Впервые читатели "Кабельщика" узнали о самом неординарном телеком-операторе ПЖ-19 из репортажа бравой команды шестой Телекабельной экспедиции, доехавшей летом 2019 года до Таганрога. Потом мы настойчиво приглашали главного идеолога проекта Михаила Майорова выступить на конференции CSTB-2020 с рассказом об этом уникальном ноу-хау - материалы этого доклада использованы в этой статье. Сегодня, наконец, наши читатели могут познакомиться с Михаилом и его креативной командой ПЖ-19 поближе - что называется, узнать о проекте из первых рук.

 

Мы растем из города Таганрога. И у нас есть собственный опыт ведения хозяйственной деятельности нетрадиционным подходом в форме некоммерческого потребительского общества. Мы активно продвигаем свои идеи, и в Краснодарском крае, например, сеть "Кубань-Телеком" входит в ПЖ-19 как член нашего сообщества…

Что это за сообщество?

Это некоммерческая организация, в которую вступают участники, желающие получить доступ к интернету. Они пишут заявление с просьбой их принять, готовы платить пятьсот или тысячу рублей в месяц, в зависимости от региона, и получают возможность пользоваться интернетом. Возможно, кого-то удивят такие суммы, но мы действительно берем  в Таганроге пятьсот рублей. Так исторически сложилось, и мы пытаемся держать этот ARPU. И кооперативное движение нам в этом очень помогает, ведь у нас меньше издержек и затрат.

Подчеркну, мы некоммерческая организация, то есть мы "переобулись". Все началось с доклада Антона Богатова на конференции КРОС несколько лет назад. Он тогда сделал оригинальный доклад о том, что всем нам нужно, так сказать, менять шёрстку, переодеваться, но по сути оставаться тем, чем мы и были всегда.

Среди идей Антона тогда прозвучала эта – о кооперативе для доступа в интернет, который позволит избежать массы рисков и бумажной волокиты. А ещё это законная "оффшорная зона" про которую в России мало кто знает. Нам эта идея страшно понравилась, и мы решились…

Что делает наше потребительское сообщество?

Собирает взносы, но не оказывает услуги связи, поэтому не подпадает под действие Закона о защите прав потребителей. Не имеет лицензии, не платит 1,2%, не платит налогов, поскольку это некоммерческое предприятие.

В общем, в кооперативе ПЖ-19 все хорошо: в него входят новые люди и компании, получают интернет, и если они довольны своим интернетом, они продолжают вносить взносы и пользоваться им.

Переведя часть бизнеса в эту некоммерческую плоскость, мы смогли получить конкурентное преимущество в виде снижения цены для конечного потребителя.

Как же мы зарабатываем деньги?

Мы строим сети и сдаем их в аренду, оплачивая из этих денег зарплату всего коллектива. У нас есть фирма – юридическое лицо, в которой оформлены все сотрудники, которая строит эту сеть, обладает этой сетью, оказывает услуги кооперативу, сдавая эту сеть в аренду. Вот примерно так все выглядит юридически.

Прибыли у ПЖ-19 нет, как нет и собственников. Кооператив, как некоммерческая организация, прибыль получать не может. Кооператив платит львиную долю своих доходов за аренду сети и за каналы связи, то есть имеет прямые договоры с "IP-Транзитом", с МСК-IХ и другими пиринговыми площадками. А фирма – юридическое лицо получает от аренды сети прибыль, которая в итоге идет на зарплату сотрудникам, ежегодный доход учредителей.

В кооперативе нет штата, мы не стали его создавать, чтобы не платить социальные налоги, НДФЛ и прочее. Мы спокойно платим все это от своей организации.

Почему мы не боимся?

Мы долго шли к этому. Я начал интересоваться этой темой лет пять назад – обратился за консультацией в Центр развития потребительской кооперации в России к Валерию Борисовичу Шишкину. Получил первичный набор документов, затем их переработал, и два года назад мы открыли кооператив.

Сейчас на сегодня у нас 18029 членов-пайщиков, из них 355 юридических лиц.

Страх – обратная сторона оригинальности...

Сначала было очень тяжело. Наша абонентская служба была просто в шоке – что объяснять людям, что говорить, куда их тянут? А сейчас наш юридический отдел спокойно отдает юрлицу комплект документов на вступление в кооператив. (Кстати, если юрлицо по каким-либо причинам не хочет пользоваться услугами кооператива, то у нас есть ИП с лицензией, которое тоже берет сеть в аренду и оказывает коммерческую услугу в полном соответствии с нормами законодательства).

Что изменилось в наших взаимоотношениях с Роскомнадзором?

У нас нет лицензии, поэтому я туда не хожу. Я очень устал от них, правда. Когда они о нас узнали, то, конечно, приходили, ведь восемнадцать тысяч абонентов – это совсем немало. Но мы им честно сказали, что у нас будет кооператив. Они пообещали нас проверить, и, конечно же, проверили: прислали в местную прокуратуру запрос с просьбой проверки корректности ведения документов. Нам позвонили из прокуратуры и попросили принести документы, что мы и сделали.

Вот такой парадокс: хотя, по сути, это оказание услуг связи, но формально мы не оказываем услуг. Мы сообщество пайщиков – одни, которые хотят получить интернет, и другие – операторы связи, желающие предоставить свои сети в аренду или внести их в кооператив как пай.

Слияния, поглощения и развитие

Для нас этот кооператив стал неким способом развития бизнеса. В Таганроге мы построили достаточно много сетей, и думали, как нам развиваться дальше. Денег на покупку других операторов у нас нет – ведь мы были таким же небольшим оператором. Но с появлением ПЖ-19 стало понятно, что нужно просто сделать предложение и предоставить какие-то гарантии другим компаниям или другим коллективам, операторам в других регионах. Чтобы мы могли прийти к ним и сказать: "Ребята, давайте вместе что-то построим".

В этом смысле кооператив достаточно прозрачная схема, потому что оператор может войти в него со своей сетью, внеся ее как пай и заключив договор. А если ему что-то не понравилось в нашей общей финансовой деятельности, он может так же просто выйти из кооператива, опять же, вместе с сетью.

     
"Мегалинк" и ПЖ-19 родственные компании, и это никто не скрывает 

Как это работает?

Допустим, я хочу купить оператора в этом регионе. Оператор начинает набивать цену. С таким оператором я даже торговаться не буду. Он хочет за свою сеть один миллиард долларов – я напишу, что мы берем его сеть за один миллиард долларов. Просто потом, если он захочет выйти, я ему напишу, что сеть вернули за ту же сумму, претензий нет. Этот эффект "слияния и поглощения" других операторов пришлось перевести на рельсы кооперативного движения, привлекая в кооператив других операторов, объединяя сети и продавая сервисы.

Развитие нашего бизнеса заключается в том, чтобы продавать сервисы, продавать то, что мы умеем. Да, мы и сети умеем строить, и оптику прокладывать по столбам и по колодцам, но хочется заниматься домофонами, камерами, установкой "умного дома". Хочется, чтобы клиент был адептом – ну, это как и у всех, наверное.

К сожалению, сознательность клиентов, их отношение практически не изменились по сравнению с тем временем, когда у нас была классическая кабельная сеть. Некоторые спрашивают, мы им объясняем, но, по большому счету, люди приходят просто за интернетом: "У меня есть деньги, я хочу получить услугу". И если я не окажу качественный сервис, он уйдет у другому.

И, по большому счету, не важно, как бы вы не назывались, кооперативом, ООО или ассоциацией-все равно клиент платит за услугу, и если вы не оправдаете тех ожиданий, которые он вкладывает в свои 100 рублей, то вы его потеряете.

избранное

Добрый день, Михаил! Можно ли с вами как-то связаться? интересует несколько вопросов по данной теме. Спасибо!

Антон, мы связались с автором статьи и всего проекта ПЖ-19 Михаилом Майоровым - он обещал ответить.

Спасибо за интерес.
По возможность всем отвечу.
Пишите на mm@pg19.ru
Лично можно пересечься на КРОС, ENOG, MUSE. Да и гостям всегда рады в Таганроге :)

Спасибо!

Мы работаем из дома!

Слово "удалёнка" вошло в нашу жизнь и вряд ли скоро уйдет из нее, особенно после выступления президента. Мы опросили участников рынка - операторов, вещателей и примкнувших - об их впечатлениях, ноу-хау, проблемах и радостях работы из дома. Лонгрид.

Противоречия в нормативных актах, регулирующих телевещание и услуги связи

Действующее законодательство изобилует нестыковками, которые немало усложняют жизнь участникам отрасли. Юрист Алексей Малышев анализирует и систематизирует наиболее значимые из них, хотя и не питает иллюзий по части перспектив изменения ситуации.