На ТВ каждый имеет своё право

Не так давно на нашем рынке случился эпизод, воспринятый многими с непониманием. Шумная премьера "Игры престолов" прошла параллельно в эфире Fox и в онлайн-кинотеатре Amediateka. Обе компании потратили немало сил и средств на то, чтобы оповестить об этом событии как широкую аудиторию, так и профессиональное сообщество. И так как в обеих компаниях делался упор на эксклюзивность популярного контента, многие остались в недоумении: а у кого же все-таки "правильные" права? В связи с этим, "Кабельщик" решил разобраться в разнообразии форм прав на контент, в чем ему помогли лучшие юристы и эксперты рынка.

Главный юрист компании "Амедиа ТВ" Андрей Миронов начал свой расширенный комментарий с главного: "В первую очередь, важно учитывать эксклюзивность и не эксклюзивность прав. Эксклюзивные права предоставляются одному лицензиату на какой-то определенной территории. И дальше только этот лицензиат может на этой территории распространять оговоренный контент. При неисключительной лицензии на той же территории России лицензиатов может быть более одного."

Затем нужно понимать, что есть тип прав именно для линейного телевидения: эфирное распространение, кабельное, цифровое и т.п. Обычно, за каждое такое полномочие правообладатель (по-научному - лицензиар) назначает те или иные расценки. Из совокупности прав формируется пакет "традиционных" прав на распространение контента в составе телеканала. Именно этими пакетами пользуются производители каналов для формирования программной сетки.

Стоимость, которую устанавливает правообладатель, зависит от непосредственного экономического состояния того рынка, для которого формируется конкретная цена. Также при разработке ценового предложения учитывается предоставляемый контентный объем, то есть при продаже одного сезона программы или нескольких сезонов, а также при продаже большой библиотеки программ, цена одной серии может существенно снизится. В любом случае, как и при включении канала в пакет оператора, конечная стоимость контентных прав – предмет переговоров, а по достижению согласия – конфиденциальная информация. Разумеется, самыми дорогими правами являются эксклюзивные. Кстати, дороже всего, как ни парадоксально, выйти из лицензионной сделки. В каком-то смысле, для лицензиата условия приобретения прав на контент являются кабальными.

Кстати, о правах на музыку

В музыкальном контенте ситуация с правами  имеет свою специфику. Рынок сложился так, если говорить о российских музыкантах, что для них важнее промоушн через вещательные каналы, нежели заработок на продаже телевизионных прав. Они либо отдают свои клипы и концертные съемки условно бесплатно (скажем, малоизвестные группы и исполнители) либо продают его за приемлимый прайс (это касается и признанных звезд). Российские музыканты зарабатывают в основном с концертов и корпоративов. Чем чаще артист появляется в эфире радиостанций и телеканалов (не только музыкальных), тем выше его популярность и потенциальный гонорар.
А вот что касается ситуации с западными артистами, то здесь лицензиарами, как правило, выступают крупные лейблы. Они оговаривают стоимость определенного количества часов  бэк каталога музыкального контента и продают на него годовую неисключительную лицензию. При этом права на музыкальные новинки в течение договорного периода оговариваются отдельно. Есть лицензия, распространяющаяся только на трансляцию в кабельных сетях и IPTV. Но если контент продается для сервисов VOD, особенно с возможностью записи, то права стоят  дороже. Случается, впрочем, что и лейбл заинтересован в продвижении того или иного музыкального контента и готов к диалогу по конкретному артисту в частном порядке.  

 

Что касается прав на видеозапись и отложенный просмотр (телевидение catch up) – все они образуют отдельные категории прав. Эти права к тому же, как правило, имеют ряд дополнительных ограничений. К примеру, контент для отложенного просмотра, чаще всего, не может хранится более 72 часов. Впрочем, это всего лишь "средняя практика по больнице", договор правообладателя с распространителем контента и последнего с оператором может предусматривать самые различные формы и сроки использования контента.

И совершенно отдельная история с OTT-правами. Это новая категория прав и сейчас только формируется единый стандарт для индустрии, а до последнего времени у разных правообладателей этот тип прав формулировался и описывался в договорах по-разному. Эти права, как правило, определялись, как право на запись, хранение, загрузку контента и распространение контентного сервиса. То есть они продавались пакетом для создания какой-либо OTT-платформы. Передача прав лицензиаром на распространение контента на любой территории любым способом – это очень большая редкость. Иногда, всех прав попросту нет у лицензиара. Классический пример – "Мосфильм", обладающий правами на распространение библиотеки советского кино на линейном ТВ, но не имеющий аналогичных прав для OTT. Просто потому, что в период производства контента таких прав не существовало. И сейчас в действительности невозможно установить какого-то одного владельца дополнительных прав. В сущности, для открытия этих прав надо договариваться с наследниками режиссеров, авторов сценария и композиторов. Так как по новому закону в России авторские права охраняются в течение 70 лет с момента смерти автора. То есть к моменту публикации этой статьи в общественное достояние могли перейти только те отечественные фильмы, у которых последний автор скончался не позднее 1946 года.

Еще два слова о спортивных правах

Александр Силин, эксперт рынка
В спортивном контенте существуют те же виды прав, что в остальных областях, каких-то уникальных правовых механизмов здесь нет. Также, как у с кино и сериалами есть премьерный показ. Другое дело, что не премьерный показ в большинстве случаев очень сильно падает в цене или вообще больше никого не интересует. Если фильм двухлетней давности – это практически новый фильм, и он отлично продается, то матч двухмесячной давности могут приобрести только если это был какой-то выдающийся турнир. И то, стоимость такого матча будет невысока.
Это формирует еще одну особенность спортивного контента. Стоимость прямых трансляций весьма высока, а показываются они в сущности однократно (если не считать поясных повторов в ходе крупных турниров). Фильм или сериал стоят дорого, но и отрабатывать свои затраты могут десятилетиями. В спортивных трансляциях это не так.
Вообще стоимость прав в спорте обуславливается уникальностью и востребованностью. Матч "Реал Мадрид" – "Барселона" также уникален, как матч двух клубов российской второй лиги, но первый турнир куда более востребован. Соответственно стоимость у них существенно разнится. При этом, стоимость прав зависит от востребованности на конкретной территории, а также уровня престижа турнира в представлении правообладателя. 
Была, например, такая история. В те времена, когда в Грузии за контент практически никто не платил, одна местная компания, по слухам, платила за трансляции матчей Лиги Чемпионов 5 000 долларов США. Разумеется, такую цену ФИФА никогда и никому бы не предоставила. Но такое возможно, если какой-то агент, выкупивший права оптом, решил получить с в целом пиратского рынка хоть какой-то профит. В России, к примеру, есть компания "Телеспорт", которая выкупает эксклюзивные права на ключевые спортивные мероприятия. А потом телеканалы перекупают у нее эти права. 

 

Мы спросили у руководителя юридической службы "Виасат Холдинг" Игоря Базилевского, как можно установить истинного правообладателя того или иного контента. "Поскольку большинство платных каналов не производят контент, а закупают его, то на сложившемся давно рынке есть заметные игроки, либо представляющие интересы правообладателей, либо сами являющиеся лицензиаром", - в частности рассказал "Кабельщику" юрист. То есть как правило, договора заключаются не напрямую со студиями. Хотя, как всегда, есть исключения и такие каналы, которые работают только непосредственно с производителем. При этом, права, передаваемые дистрибьютеру, могут быть исключительными и не исключительными.

В этой связи можно вспомнить совсем свежую историю с решением суда по делу ВГТРК против ПКВС. Арбитражный суд Москвы запретил компании "Первый канал. Всемирная сеть" транслировать сериал "Тайны следствия" на территории России. Сериал показывали на канале "Дом кино", принадлежащему ПКВС, с 2016 года, по договору с дистрибутором "Серебряный экран". Но в том же году ВГТРК получила исключительные права на этот сериал по договору с тем же дистрибутором, и не передавала Первому каналу право на трансляцию. Такие истории конечно нельзя назвать нормой, но это и не что-то из ряда вон выходящее: случается, что дистрибутор передает эксклюзивные вроде бы права двум и даже большему числу лицензиатов. 

При выявлении случаев неправомерного использования контента, российское законодательство позволяет бить нарушителя рублем на сумму штрафа от 10 000 до 5 000 000, либо на двукратную стоимость тех прав, которые нарушитель легально не приобрел. Есть еще 146 статья УК, согласно которой незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, наказываются "штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок". Правда, юристы с которыми беседовал "Кабельщик", не припоминают случая применения уголовной статьи на нашем рынке. Что касается частичных нарушений (частота показов выше оговоренной, например), то как правило это решается на уровне санкций, прописанных в лицензионном договоре.

Итак, вооруженные расширенными юридическими комментариями, мы можем вернуться к ситуации с сериалом "Игра престолов". И убедиться в том, что ничего странного и уж тем более юридически непрозрачного в ней нет. Согласно официальному комментарию канала Fox, он приобрел "исключительные права на вещание сериала "Игра престолов" на территории России для подписчиков платного телевидения, в рамках тех услуг, которые предоставляет канал Fox операторам gлатного ТВ".  По этому соглашению с HBO канал Fox имеет преимущество в 3 месяца перед эфирными и премиальными платными каналами. А компания "Амедиа ТВ", в свою очередь, приобрела так называемые права премьерный показ в VOD-сервисе и дальнейшую демонстрацию сериала в "Амедиатеке".

Каждый получил своё право.


Техновинки. Весна 2020. Часть 1

Даже несмотря на коронавирусный хаос, мы в "Кабельщике" не могли оставить наших читателей без традиционного обзора технических новинок. В первой части расскажем о новинках от Qtech, Okko, Hyuindai TVIP и других.

J'son & Partners: Рынок легальных видеосервисов России в 2019 году

Обзор российского рынка легальных онлайн-видеосервисов за 2019 год и прогноз его развития до 2023 года по версии консалтингового агентства J'son & Partners представляет директор департамента ТВ и контента этого агентства Дмитрий Колесов.