Интервью с Тимуром Аляутдиновым, ч.1
фото предоставлено пресс-службой Билайн

Цифровое ТВ – стимул к развитию интернета

Почему наступает HDTV, считает ли «Билайн» своим конкурентом «Триколор-ТВ» и кого компания готова поглотить. Об этом — в первой части интервью Тимура Аляутдинова, Руководителя департамента маркетинга проводного интернета и ТВ услуг ОАО «ВымпелКом».

Какие планы стояли перед вашей компанией в сегменте цифрового телевидения в 2011 году, и удалось ли их выполнить?

Планы были достаточно агрессивные: утроить абонентскую базу пользователей домашнего цифрового телевидения «Билайн». И они были перевыполнены. Вконце 2010 года наша абонентская база насчитывала примерно100 тысяч человек, а в конце 2011-го года мы вышли на полмиллиона.

Ваша стратегия распространения цифрового ТВ основана на продаже этой дополнительной услуги вашим же интернет-пользователям? Ведь последних ощутимо больше.

Действительно, раньше основная часть пользователей, подключавших ТВ «Билайн», уже была подключена к нашему же интернету. На тот момент мы понимали, что можем дополнительно предложить абонентам Интернета телевидение. Когда человек хочет приобрести пакет каналов платного ТВ, он в первую очередь узнает: а не предоставляет ли эти услуги его провайдер? Поменять фиксированного провайдера, если его интернет стабилен и качество достаточно хорошее — это не так же просто, как поменять, например, сотового оператора. То есть абонент смотрит на предложения собственного поставщика услуг, а только потом на функции, цену и т. д.

Однако последние данные показывают, что сейчас телевидение становится драйвером привлечения новых абонентов, в том числе интернет-пользователей. Более того, в определенный момент наша услуга позволила нам привлекать абонентов других сетей, особенно тех, которые не предоставляют достаточно качественный интернет-доступ или не предлагают ТВ вообще. Сейчас больше половины новых контрактов, которые мы заключаем с абонентами, включают пакет платного телевидения.

Но наличие интернета само по себе еще не означает, что возникнет массовый интерес и к ТВ. Вероятно, были и внешние факторы?

Конечно. Здесь сыграли свою роль и массовые рекламные кампании на эфирном ТВ, которые начали рассказывать людям о грядущем переходе на цифровое вещание. Примерно в то же время достаточно серьезно снизились цены на телевизоры с большой диагональю экрана. HD-телевизор с диагональю 40-42 дюйма стал стоить меньше тысячи долларов. Потребители начали массово заменять телевизоры. По статистике, это обычно происходит в среднем раз в 5-6 лет, и должно было случиться раньше, но негативную роль сыграл кризис 2008 года. Потребитель, приходя покупать телевизор, смотрел в магазине на красивую «цифровую» картинку, часто в HD-качестве. Он покупал, приходил домой, включал аналоговое ТВ и видел, что качество изображения не то. Благодаря рекламным кампаниям такие понятия, как цифровое телевидение, цифровой сигнал, цифровой канал, стали откладываться в головах, потребители пришли к тому, что нужно попробовать «цифру».

Какую ценовую стратегию вы выбрали?

Мы увидели, что на рынке есть две ниши. Во-первых, низкая ценовая категория — lowARPU (Average revenue per user, средняя выручка на одного пользователя, — прим. ред.), в которой работают операторы кабельного телевидения, предлагающие аналоговые каналы. Отчасти там же предлагали и «цифру». И highARPU. Здесь господствовал «НТВ-ПЛЮС», который присутствует на этом рынке более 15 лет. В середине не было никого, во всяком случае, из игроков федерального уровня.

Было понятно, что в сегменте «низкого ARPU» мы работать не сможем, поскольку развитие услуги IPTV требовало серьезных вложений в технологии и других инвестиций, которые не оправдывались. Работать в нише «высокого ARPU» было достаточно тяжело, потому что, во-первых, у нас не было эксклюзивного контента, которым обладал и обладает «НТВ-ПЛЮС», а во-вторых, не было сопоставимого опыта его производства. Мы выбрали сегмент «среднегоARPU», и, как оказалось, смогли очень хорошо развиться на этом рынке. Безусловно, при этом наша контент-составляющая должна была быть более привлекательной, чем у операторов низкого ценового сегмента. Стоит отметить, что поначалу основным драйвером развития платного ТВ в России было увеличение числа каналов (исключая «НТВ-ПЛЮС», они сделали ставку на эксклюзивный контент). В принципе, потребителю на первом этапе было не так важно, что на этих каналах показывают. Срабатывал эффект новизны. Затем существенную роль стало играть качество картинки. Мы эту тенденцию тоже учитываем: сейчас «Билайн» ТВ предлагает самое большое количествоHD-каналов — 23. Количество пользователей, которые стали подключать HD-пакеты, растет. Причем нельзя сказать, что есть какие-то предпочтения, например, спорт или кино. Дело в качестве изображения.

Какие компании считаете своими прямыми конкурентами, с которыми, как говорится, «соприкасаетесь локтями»?

Это, прежде всего, операторы, которые предоставляют услуги и широкополосного доступа, и цифрового телевидения. Сейчас наш домашний интернет присутствует в 100 городах с населением от 100 тысяч, но основная база — это крупные города-миллионники. Кстати, сейчас, наверное, уже не осталось операторов, которые продают кабельное ТВ отдельно, эта услуга идет в связке с ШПД.

До этого Вы говорили, что в развитии платного ТВ компания сделала ставку на собственных интернет-пользователей. Тем не менее, собираетесь ли вы наращивать базу абонентов, скупая уже существующих операторов в регионах?

Мы рассматриваем каждый город как отдельный рынок. Оцениваем уровень конкуренции, административные барьеры, спрос. Если мы понимаем, что можем самостоятельно начать бизнес в городе, мы это делаем. Если понимаем, что проще купить местную компанию, то рассматриваем различные возможности и варианты.

Вы можете описать некий профиль локального оператора, который считаете приемлемым для поглощения?

Безусловно, любой крупный игрок будет покупать одного из лидеров рынка, который занимает первое место или второе со значительным отрывом, чтобы сразу обладать достаточно большой долей в регионе. Во-вторых, привлекателен тот оператор, у которого хорошо развита и построена инфраструктура. И, конечно, важны экономические показатели. Кроме того, мы как универсальный оператор смотрим на то, что возможная покупка может привнести в другие направления нашего бизнеса.

Хотел бы уточнить еще один показатель, который, может быть, сориентирует читателей. Какое количество абонентов должно быть у этого оператора?

На этот вопрос нет универсального ответа. Например, крупного игрока с базой от 100 тысяч могут продавать за бешеные деньги, и к нему никогда не подступиться. А может быть по-другому: кто-то предлагает свой бизнес в маленьком городе, единственного оператора с базой 10 тысяч абонентов, и за приемлемую цену. Каждая покупка — это отдельный бизнес-кейс. Не стоит забывать, что в сумме локальным игрокам принадлежит около 40% рынка, а нам — 7-8%.

Каковы ваши стратегические планы на наступивший год?

Мы ожидаем, что домашним цифровым телевидением «Билайн» будет пользоваться каждое второе домохозяйство, подключенное к нашему интернету. Если сравнивать с мировыми тенденциями, то это сверхагрессивная цель, за рубежом редко у какого оператора проникновение услуг цифрового ТВ в собственной сети ШПД достигает 25%. И это в том числе из-за высокого ARPU. Но мы себе поставили такую цель. Могу сказать, что в некоторых городах мы ее уже достигли.

Видимо, в не очень больших?

С точки зрения географии это большие города, но с точки зрения нашего присутствия — нет. Но важнее другое. Если сначала эта цифра вообще казалась фантастической, то сейчас, когда мы достигли ее в каких-то городах, это означает, что нет ничего невозможного. Значит, можно прийти к этому показателю и в миллионниках.