"Региональные медиа — выживание или развитие". Часть I. "21-я кнопка" и ОТР

25 ноября прошла конференция "Региональные медиа — выживание или развитие", организатор которой — Национальная ассоциация телерадиовещателей (НАТ).

В секции "Региональные врезки в канал ОТР" приняли участие программный директор телекомпании "Губерния" (Хабаровск) Татьяна Гайдукова, генеральный директор телекомпании "Липецкое время" Наталья Демьянова, генеральный директор НВК "Саха" (Якутск) Олег Марков, генеральный директор "ОТВ" (Екатеринбург) Антон Стуликов.

"Кабельщик" публикует полную расшифровку прошедшей дискуссии. За подготовку текста наша редакция благодарит Александра Ашбеля, руководителя отдела интернет-продвижения в телекомпании "ОТВ" (Екатеринбург).

Широких А.: Мы в Москве, сейчас 25 ноября, 10:00, и мы прямо по часам начинаем второй день Международного конгресса НАТ. Мы начинаем конференцию, которая называется "Региональные медиа — выживание или развитие". Я рад приветствовать тех, кто добрался до нас очно. Спасибо огромное, я рад видеть знакомые лица, многие из которых — большинство из других городов — это директора региональных каналов.

С 10:00 до 11:00 мы будем обсуждать текущие актуальные проблемы так называемых каналов "21-й кнопки", в том числе истории с врезками ОТР. С 11:00 до 12:00 мы будем обсуждать все истории, связанные с "22-й кнопкой", и тут вас ждет многое: начиная от практических советов, как подготовиться и, может быть, даже выиграть этот конкурс, заканчивая, надеюсь, лайвом из ФКК, потому что сегодня, вот прямо сейчас, две минуты назад, параллельно с нами начинается заседание ФКК по выбору "22-й кнопки" в новых городах. В 12:00 мы поговорим о мобильных приложениях для телеканалов. Попробуем узнать, нужны ли эти приложения, или это уже какой-то прошлый век, и если нужны, то в каком виде, что с этим приложением делать и как заставить людей его скачивать, пользоваться и так далее. В 12:45 достаточно известный человек по имени Роман Пивоваров расскажет, как вернуть рекламодателей. В 13:30 мы поговорим об измерениях в реальном времени. В первую очередь, конечно, я имею в виду технологию Mediahills, которой многие из вас пользуются и которая позволяет, по сути, в режиме реального времени наблюдать за притоком и оттоком аудитории от своих программ. И в 14:00 к нам придёт генеральный директор компании "ГПМ-радио", который расскажет, что он думает о том, переживет ли региональное радио текущий кризис.

Я рад приветствовать своих сегодняшних спикеров, ко-спикеров по первой сессии. Антон Николаевич Стуликов — генеральный директор "Областного телевидения", город Екатеринбург. Прошу любить и жаловать, Хотя, конечно, он нам всем известен. Татьяна Гайдукова — программный директор телеканала "Губерния" из города Хабаровск. Татьяна, здравствуйте. Спасибо, что вы с нами. И Олег Колесов — главный редактор НВК "Саха", город Якутск. Здравствуйте, Олег. Новые лица — это всегда очень приятно и здорово. У нас ещё будет один ко-спикер, которого я представлю тогда чуть позже, как только он появится.

В ближайший час мы будем обсуждать проблему "21-х кнопок" и конкретно историю с ОТР. Давайте, наверно, начнем с ОТР. Татьяна Гайдукова представляет канал, который был запущен, по-моему, 29 ноября прошлого года. То есть скоро, буквально на днях, мы будем отмечать годовщину этого проекта. Но, справедливости ради, надо сказать, что далеко не все каналы в эту историю попали с самого начала. С самого начала в ней было каналов, по-моему, около 60. По последним данным, которые озвучила Белла Черкесова, наш новый замминистра, этих каналов 69. Она озвучила цифру на заседании Совета Федерации 19 ноября. Мы знаем, что "21-х кнопок" у нас больше, чем 69. Таня, расскажите, как вы в эту историю влезли, как впрыгнули в этот уходящий вагон? Чего это стоило? Были ли какие-то усилия с вашей стороны? Спасибо.

Гайдукова Т.: Здравствуйте, коллеги. Мы самые новые партнёры "Общественного телевидения России". Год назад этого не случилось, но мы очень рады, что получилось сейчас. Удалось нам попасть во врезку "Общественного телевидения России" после того, как временно исполняющий обязанности губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярёв обратился в правительство РФ и в адрес руководства "Общественного телевидения России" и в ответ получил принципиальное "Да". Мы, так же, как канал, обратились в ОТР, согласовали примерную дату запуска. Переговорили о количестве часов и ждали подписания договора.

Вообще хочу сказать, что мы запускались в таком режиме цейтнота. 28 октября, это был четверг, мы получили подписанный договор. До того, как как был подписан официальный договор, РТРС ничего не делала, да и остальные тоже. 28-го в четверг мы подписали договор, 29-го числа уведомили РТРС о том, что договор подписан. Они в этот же день получили информацию от головного офиса РТРС в Москве, что нужно перенастроить оборудование. И 2 ноября, в понедельник, мы уже вышли в эфир "Общественного телевидения России". За неделю до этого мы давали тестовый сигнал. Отлаживали свои внутренние процессы, потому что очень непросто убрать со всех программ рекламу. Эта тема, я думаю, больная для всех "21-х кнопок".

Что касается объема вещания, то по будням мы вещаем на ОТР 5 часов, в выходные — по 1 часу: в субботу с 18:00 до 19:00, в воскресенье с 08:00 до 09:00. В праздничные дни мы вещаем с 18:00 до 19:00. Это не связано с тем, что у нас мало контента. Нет, его достаточно. По будням мы производим 6,5 часов оригинального контента и могли бы использовать что-то и в выходные дни. Это больше связано с графиком нашей работы. Допустим, у нас есть программа "Место происшествия". Она идёт успешно на канале "Губерния", но на канал ОТР мы решили её не ставить. Или программа "Утро с Губернией". У нас прямой эфир идёт два часа на канале "Губерния" с 7:00 до 9:00. И на ОТР в 08:15 идёт уже повтор первого часа. То есть в 08:00 закончился первый час прямого эфира на "Губернии", и через 15 минут он выходит на ОТР.

Мы показываем на ОТР все флагманские проекты. Это программа "Говорит губерния", в основном. Также программа "Утро губернии", программа "Новости". Так получилось, что наш запуск был очень быстрый, и в прошлом году мы не запускали предварительного промо. Поэтому 2 ноября мы вышли в эфир и одновременно запустили промо. Промо в основном было в социальных сетях, на портале. Конечно, были сюжеты в "Утре", были сюжеты в новостях, гости и на канале "Губерния", но в основном промо было рассчитано именно на социальные сети, на онлайн, и оно было сделано через ведущих программ, которые идут на "Общественном телевидении России".

Что касается вещей, которые мы хотели бы изменить. Ну, всегда хочется чего-то большего. Хочется окно в прайме, например. Это не претензия какая-то к ОТР, просто такое пожелание, хочется большего.

Больным вопросом остается реклама. Мы не ставим своей задачей зарабатывать на ОТР. Но мы вынуждены перерабатывать собственные ведущие программы на основном канале. Это достаточно трудозатратно. Хочу сказать, что, запуская проект врезок, мы не брали людей в штат и никак не апгрейдились технически. То есть мы всё сделали имеющимися ресурсами. Ну и такая мелочь, что сетка за две недели, очень много изменений, по крайней мере у нас, мелких. Может быть, мы ещё не встали на поток, поэтому у нас такие сложности. А вообще хочу сказать большое спасибо за то, что это случилось, спасибо "Общественному телевидению России" и РТРС, всем кабельным операторам. Несмотря на то, что запуск происходил очень быстро, всё получилось, и мы вещаем, чему рады, пробуем, идём дальше.

Широких А.: Таня, спасибо. Правильно ли я понимаю, что одна из проблем касается создания дополнительного плей-аута, и многие вещатели с этим сталкивались?

Гайдукова Т.: Да. Конечно. Тут требуется отдельный сервер, отдельный плей-аут. Сейчас во время, допустим, прямого эфира "Утро с Губернией", у нас ассистент режиссёра кроме того, что готовит программу, ещё и нарезает куски для ОТР.

Широких А.: Давайте Антона Николаевича Стуликова послушаем, если позволите. Он в этом проекте с самого начала, с 29 ноября прошлого года. Как ты оцениваешь прошедший год? Научились ли твои сотрудники как-то коммуницировать с ОТР? Удалось ли продвинуться, возможно, в каких-то околорекламных историях? Хоть как-то, если не монетизировать, то, по крайней мере, отрабатывать госконтракт за счёт DVB-T2 и так далее? Спасибо.

Стуликов А.: Вот мой коллега очень рад вещанию на ОТР, а я совсем не рад. Понятно, что эти врезки — такая косточка, которая нам брошена, чтобы мы не "возбухали" по поводу цифры. В каком угодно виде, хоть в мультиплексе, хоть отдельных его частотах на отдельные города, да просто бы частоты цифровые начали давать, поэтому это такой паллиатив. Плюс это попытка поднять рейтинги собственно ОТР, потому что, всё-таки, местная информация, оказывается, достаточно востребованная, а сам ОТР вообще, по-моему, не смотрят. Ну, хоть что-то, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Мы выбираем для вещания всё доступное время, 5 часов — и в будни, и в выходные. В праздники мы не выходим на ОТР. У нас достаточно специфическая структура вещания. Мы ведём три часа утром, два часа вечером. Но, собственно, как и было заявлено в ОТР.

Широких А.: Как максимально. Многие, мы знаем, берут ещё меньше времени.

Стуликов А.: У нас такая структура вещания. У нас нет утра, но у нас есть вечернее инфошоу, когда по событиям дня в очень большом темпе через студию, ну, сейчас через "зумы" всякие, через "скайпы" в том числе, проходят разные люди, и с ними разговаривают. Причём, в эфир может и мэр прийти, а следом за ним могут привести двух тигров, которые приехали в цирк. И такое бывало. Один разговор у нас длится не больше 7-10 минут, чтобы не было заминки. Собственно говоря, мы ставим это инфошоу в ОТР. У нас оно выходит вечером, а в ОТР — утром.

Также мы, естественно, ставим все наши новости, которые у нас выходят. Ну и, в основном, мы закрываемся новостями и всей актуальной информацией. Это будни. Что касается выходных, то там мы взяли весь слот, потому что это хорошая возможность для отчётности по тем программам, которые у нас выходят еженедельно. Условно говоря, создание и производство которых выиграно по тендерам, грантам, по каким-то ещё вещам. Ну и наши собственные проекты отдельные. Документалка, которую мы делаем.

Широких А.: Можно перебить? Можно вас всех перебить? Были ли какие-то кейсы сложного взаимодействия с юристами ОТР? Когда вы выпускали программу или что-нибудь ещё, а в ответ получали "простыни" о том, что человек с телефоном стоял в кадре и это реклама Samsung, или что-то в этом роде?

Стуликов А.: Нет.

Широких А.: То есть у тебя всё вылизано идеально?

Стуликов А.: Я не знаю, насколько вылизано, я знаю, что до меня никаких вопросов, касающихся непосредственно взаимодействия с ОТР, не доходило — ни технических, ни рекламных, никаких претензий до меня, на мой уровень не доходило.

Широких А.: У нас на связи ещё Наталья Демьянова — генеральный директор телекомпании "Липецкое время". Наташ, вы нас слышите?

Демьянова Н.: Да, я вас прекрасно слышу.

Широких А.: Отлично. И мы вас тоже. Доброе утро. Спасибо, что вы с нами. Хоть и в таком удаленном режиме, но это всё равно крайне важно, что мы все вместе здесь сообществом. Расскажите про свой кейс ОТР. Когда мы готовились к этой секции, вы мне рассказали, что вы начали потихонечку социальную рекламу врезать. Поделитесь с коллегами, что это за опыт. Вполне возможно, он абсолютно репродуцируем на другие регионы. Спасибо.

Демьянова Н.: Спасибо, Александр. Я тоже рада всех видеть. Но я говорила не совсем о социальной рекламе. Мы, конечно, не нарушаем закон, не нарушаем никакие соглашения с ОТР. Скорее, мы начали готовить некие социальные трейлеры в виде межпрограммок для канала ОТР и для наших каналов. Мы столкнулись с такой необходимостью, особенно во время пандемии. Мы стали давать огромное количество информации о том, как вести себя во время пандемии, что такое прививки и так далее. Вы сами понимаете, какой характер имеет социальная реклама. Поэтому это не реклама в чистом виде, нет рекламной отбивки, ни плашек рекламных, ни каких-то либо заказчиков — это социальные трейлеры.

Эти вставки помогли нам нарастить социальную информацию на канале ОТР. Я думаю, что здесь нет никакого ноу-хау. Есть и другие телекомпании, которые делают то же самое. Со своей стороны, я хочу поднять такой вопрос. Когда давали нам врезки на ОТР, говорилось, что для телекомпаний, у которых есть свой собственный ежедневный пятичасовой контент и которые будут его полностью использовать, будут предусмотрены новые врезки, и именно в прайм-тайм.

Широких А.: Расскажите чуть подробнее, потому что я лично об этом проекте не слышал. Речь об увеличении с 5 часов до какого-то ещё объема или замена временного — то, о чём говорила Таня?

Демьянова Н.: Во-первых, замена временного, потому что прайм-тайм нужен. Это, мне кажется, подтвердят все мои коллеги. Естественно, вечерний прайм-тайм. Также шла речь о том, что у всех вещателей, у которых возникнет необходимость, будут ещё дополнительные врезки. Это был разговор на самом первом обсуждении врезок в ОТР. Может быть, пора к этому разговору вернуться, потому что, насколько я понимаю по предыдущей сессии с Советом Федерации, сейчас ни о каком третьем мультиплексе для таких регионов, например, как наш, маленький, речь не идёт. Есть всего несколько регионов, которые готовы тянуть финансово третий мультиплекс, а для нас это был бы хороший выход для нахождения своих зрителей.

Широких А.: Говорить про третий мультиплекс сейчас рано, вы знаете риторику Алексея Константиновича. Мы, конечно, будем проговаривать это с новым замминистра, и уже в Совете Федерации, если вы смотрели совещание 19-го, эту тему озвучивали. Но говорить про третий стало чуть-чуть сложнее, потому что они говорят: "Ребят, какой вам третий, вы пять часов на ОТР не выбираете".

Демьянова Н.: Я об этом и говорю.

Широких А.: Сейчас мы не будем это обсуждать. Но если люди используют такой контраргумент, мне надо понимать тогда, почему вещатели не выбирают 5 часов. Кто из нас присутствующих не выбирает 5 часов? Таня не выбирает.

Демьянова Н.: Мы выбираем полностью, кроме воскресенья с 06:00 до 09:00, но с нового года мы хотим снова заключить новое лицензионное соглашение и выбирать эти оставшиеся часы. Потому что мы столкнулись как раз с тем, что смотрибельность нашего канала на ОТР увеличилась. Мы смотрим измерения и видим это.

Широких А.: Хорошо. Екатеринбург же 5 выбирает, да? И в выходные тоже?

Стуликов А.: Да, так вот я и говорил.

Широких А.: Дайте я включу, позвольте, нашего коллегу из Якутска. Олег Колесов, главный редактор НВК "Саха". Мы ещё отдельно придём к теме, специально ради которой я позвал в том числе вас, но что у вас по количеству часов? Саха вообще регион необычный, огромная республика. Огромная территория, для которой цифровое вещание явно очень важно, потому что огромное количество отдалённых пунктов. Более того, в Сахе, если я правильно понимаю, был отдельный мультиплекс, который с прошлого года прикрыли. Или с этого. Антон Михайлович, когда прикрыли эти экспериментальные мультиплексы?

Колесов О.: Ну, у нас с 19-го.

Широких А.: Как вы сейчас, насколько вам история с ОТР помогла? Как вы её воспринимаете? И, подводя к нашей с вами теме, насколько отсутствие возможности вещания на втором языке или хотя бы субтитрирование на якутском является проблемой для национальной телекомпании? Спасибо.

Колесов О.: Добрый день, коллеги. Что касается врезок в ОТР, для некоторых региональных компаний эти врезки, наверное, имели положительный результат. Для нас, к сожалению, они дали нулевой результат. Если посмотреть по измерениям Mediahills, рейтинг ОТР до появления врезок, 18 ноября прошлого года был 0,032. А сейчас рейтинг составляет 0,034. То есть практически изменений нет. Главная причина этого, на наш взгляд, это язык вещания — эфир идет на русском. У наших коллег из ВГТРК идет вещание на национальном языке. Если бы утренняя программа выходила на двух языках на канале ОТР, наверняка она привлекла бы больше зрителей, это сказалось бы в целом на рейтинге телеканала ОТР. А что вы говорите о третьем мультиплексе?

Широких А.: Я уже на первой публичной встрече говорил о третьем мультиплексе с Беллой Черкесовой. К сожалению, она не смогла прийти на Конгресс НАТ, причина тому расформирование Роспечати и Россвязи, там совещание сейчас у вице-премьера на эту тему на неделе. Но, тем не менее, 19 ноября я до неё донёс эту проблему при нашем, скажем так, первом публичном знакомстве. Я сказал, что мы хотели всё-таки вещать на национальных языках на ОТР, для нас это крайне важно. Так ли это важно для вас, вот что мне нужно понимать. Национальных республик много, и Якутия одна из флагманских.

Колесов О.: Да, конечно важно. К сожалению, наши телезрители вынуждены смотреть нас платно, именно потому что мультиплекса у нас нет. Поэтому лучше бы в эти врезки включить национальный язык. Тогда и на русском, и на якутском мы вещали бы в утренней программе.

Широких А.: Когда мы начали чуть более подробно об этом проговаривать с Беллой Мухарбиевной, она сказала: "Но вы же понимаете, что тогда ОТР надо иметь отдельную редакцию? Потому что сейчас нет редактора, который нативно понимает якутский язык. Он не сможет редактировать, понимать, что идёт в эфире титрами, субтитрами, или уж тем более голосом". Но, в общем, мы со своей стороны готовы эту историю двигать, потому что мы как НАТ всё равно должны отражать позицию отрасли. Важно не то, что нужно конкретно сотрудникам НАТ, важно то, что нужно отрасли.

Коллеги, присутствующие здесь, кто на "21-й", что у вас? Я надеюсь, что смогу вам дать микрофон в зал. Если можно просто в виде монолога к нашей теме основной. ОТР – плюсы, минусы, что с ним делать. Научились ли вы с ним жить и чего больше всего хочется. Кто готов в режиме монолога? Ну, извините, что я так перебрасываю вам мяч. Инна Неудачная, Краснодар, программный директор "Кубань 24", "21-я кнопка" Краснодарского края. Инна, расскажите пожалуйста, свои впечатления, ощущения. И что вам конкретно не хватает, "Кубани 24", в ОТР?

Неудачная И.: Конкретно "Кубани 24" в ОТР, естественно, не хватает времени. Мы работаем с программированием. Наше собственное программирование 24 часа, но, это у всех практически каналов. 91 % всего контента на "Кубань 24" — наш собственный продукт. То есть мы закупаем минимальные позиции, и, конечно, всего этого контента на ОТР нам не показать просто по ограничениям объёма.

Широких А.: Вы берете 5 + 5.

Неудачная И.: 5 + 5 с самого начала.

Широких А.: Но вам этого не хватает.

Неудачная И.: Ну, да. Плюс, естественно, как и все остальные, мы хотели бы больше прайма.

Широких А.: Что идёт у ОТР в их сетке в то время, на которое вы хотите замахнуться? Видимо, секрет выделенного времени изначально зависит от этого, да?

Неудачная И.: Ну, у них идут такие же политические шоу, обсуждения, которые, в принципе, мне кажется, есть у каждого регионального канала. Формат открытой студии, где они обсуждают определённую тему дня. Но я бы ещё хотела Татьяне подсказать по поводу её вопроса. Сетка за две недели — это сложно. Это реально сложно. Мы с вами верстаем каналы сами. Это собственное программирование, и мы все знаем, что у нас бывают разные задачи, и иногда мы перевёрстываемся в режиме реального времени. Но я хочу сказать, что ОТР относятся к этому достаточно лояльно. Просто мой такой совет. Я звонила в программную дирекцию ОТР, проговаривала, за сколько их нужно предупреждать. Они просили: предупреждайте письмом, что вместо такой-то программы у нас такая-то. Отправляйте им стратегическую сетку с выделением каких-то изменённых позиций цветом. В принципе, мы так работаем. У нас никогда проблем по поводу таких изменений не было. Все достаточно лояльно относятся.

Широких А.: Инна, спасибо. Прилетали ли уже кому-то какие-то претензии от Роскомнадзора или даже от ФАСа? Потому что недавно где-то прозвучало, вроде, в Совфеде как раз, что кому-то прилетало за громкость. Кто-то может поднять руку, кому прилетал штраф? Артём Серов хотел сказать. Омск, "12 канал". Артём Серов, генеральный директор. Что у тебя с ОТР, расскажи? Баскетбол удалось туда засунуть?

Серов А.: Добрый день, коллеги. Баскетбол нет, конечно.

Широких А.: Даже женский?

Серов А.: Даже женский, нет. Но, на самом деле, проблем, как Антон Николаевич сказал, очень много с ОТР. Во-первых, это реклама, во-вторых, политическая реклама, а в следующем году выборы в Государственную думу, в Заксобрание. Мы не можем там размещать никакую рекламу, поэтому как нам своих избирателей знакомить с кандидатами? Это тоже вопрос большой. Третье — время неудобное. У нас много массовых мероприятий.

Широких А.: У тебя по твоему часовому поясу какие слоты?

Серов А.: У меня, получается, с 6:00 до 9:00 и с 12:00 до 19:00. Есть мероприятия массовые, которые мы освещаем. К сожалению, в окна, а на ОТР они не попадают, и мы не можем до зрителя донести информацию элементарно.

Широких А.: Я помню, когда этот проект только начинался — может, даже ещё до запуска, поправьте меня — были разговоры о том, что у ОТР жёсткая концепция с процентовками. Изменилось это?

Гайдукова Т.: Да, они не обращают на это внимания.

Широких А.: Но Роскомнадзор не может не обращать на это внимания.

Гайдукова Т.: Но, например, они запрещают прямые трансляции. Ну, нам, по крайней мере.

Широких А.: Я помню, по-моему, у Анатолия в Ростове-на-Дону было со спортом что-то, он не мог то ли волейбол, то ли ещё что-то запускать. Нет, Толь? То есть, всё можно?

Демьянова Н.: А можно я скажу?

Широких А.: Да, можно, Наташ, да. Липецк.

Демьянова Н.: Действительно, есть проблемы с прямым эфиром, особенно матчей, и есть проблемы с лицензией. Вот мы всё время говорим о том, что наши передачи, например, детские, спортивные передачи, могут выходить за рамки лицензии, которую имеет ОТР. И мы все время говорим, что пора бы им задуматься и сделать универсальную лицензию, как у нас у всех, потому что иначе мы свой контент должны обрезать и подстраивать под эти врезки. Мы это можем, конечно, делать, но это дополнительные затраты.

Гайдукова Т.: Ну мы всё относим либо к информации, либо к развлечениям, всё. Другого деления на социальные, политические и публицистические…

Широких А.: Ещё раз. Прямые вообще запрещены, таков договор?

Гайдукова Т.: Ну, вот, насколько я знаю, прямые эфиры у них запрещены.

Широких А.: Никому онлайн не удается делать и не удавалось за этот год?

Демьянова Н.: Не более десяти минут нарезки в качестве спортивной программы.

Гайдукова Т.: Это прямые трансляции, необязательно. Например, можно любой другой прямой эфир.

Широких А.: Хорошо. А хоккейный вариант нельзя? Антон Николаевич, расскажите.

Стуликов А.: Прямые эфиры спортивные категорически запрещены. Это ещё Алексей Константинович говорил. Делайте сюжеты и вставляйте туда какие-то нарезки.

Широких А.: Ну да, фантазируйте, короче.

Стуликов А.: Вот. Это совершенно однозначно нет. А что касается каких-то мероприятий, на встрече одной с Алексеем Константиновичем удалось выбить согласие на небольшие прямые эфиры. Это нормально, в общем-то.

Широких А.: У каналов, которые врезаются в ОТР, как идёт коммуникация с ОТР? Есть ли какой-то человек, курирующий в ОТР вас или курирующий каждый конкретный федеральный округ? Или это чат в Telegram, где всё подряд, в том числе Алексей Константинович?

Гайдукова Т.: Есть чат в WhatsApp и есть закреплённый менеджер.

Широких А.: Он один на все 69 каналов?

Гайдукова Т.: Нет, отдельно поделены регионы. Я хочу сказать, что не было у нас проблем с общением. В принципе, когда все согласовано, тогда всё хорошо, и они достаточно лояльно к нам относятся. Я ещё хочу сказать, что мы очень скептически относились к ОТР поначалу, думали, что его никто не смотрит и так далее. Когда мы запустились, то удивились количеству звонков и комментариев в соцсетях о том, что, наконец-то, зрители увидели нас на ОТР. Оказалось, что люди смотрят ОТР и заметили, что там есть наша программа. Мы этому были удивлены, и конечно, я думаю, что это пошло на пользу каналу. И ещё, я, всё-таки, по объёму добавлю. Да, 5 часов мы, конечно, выберем со временем. Это временная мера, мы только начали и начали очень, скажем, стремительно. Мы заберём эти 5 часов. Нужно ли больше — не знаю. Но прайм нужен.

Широких А.: Мне, как НАТу, нужны тоже какие-то аргументы. Михаил Михайлович тут сказал, что это не очень корректно и, конечно, бред этим контраргументировать, но мне тяжелее разговаривать с министерством, когда они говорят: "Ребята, какой вам мультиплекс, какие вам слоты мультиплекса, если вы не выбираете 5 часов на ОТР. Что вы там будете показывать?". Что на взгляд каждого из вас, всё-таки, является проблемой номер один? Невозможность размещать коммерческую рекламу, неудобство времени, а именно отсутствие, в первую очередь, вечернего прайма, отсутствие национального языка, если мы говорим о национальной республике, что-то ещё, третье, четвёртое? Чем нужно срочно заняться?

Стуликов А.: Ну, я считаю, рекламой, Хотя Алексей Константинович выразился так: "Гоните джинсу". Это вполне реальная возможность монетизировать ОТР. Второе, чем хорош ОТР, — это тем, что во все тендеры и аукционы, розыгрыши госконтрактов мы в ТЗ включаем цифровое телевещание. Конечно, это дело даёт нам возможность выигрывать.

Широких А.: То есть, раньше это практически монополизировало выигрыши ВГТРК. Правильно, по сути?

Стуликов А.: Да. А теперь, когда звучит такое условие, мы не встречаем препятствий и можем совершенно спокойно двигаться. Слоты у всех одинаковые, а с 20:00 на ОТР идут их новости, и поэтому никак они в прайм свои новости нашими новостями менять не будут. Это абсурд.

Широких А.: Тань, что для вас главная проблема? Я понимаю, что вы всего месяц в ОТР, даже меньше. Но что вы видите?

Гайдукова Т.: Сложности в рекламе, понятно, но как-то пока обходимся. Ну, что будет дальше — не знаю, хотелось бы развиваться дальше, хотелось бы прайм, хотелось бы рекламу. Мы очень тоже опасались, не создаем ли мы этим конкурента сами себе.

Широких А.: Кстати, интересный вопрос.

Гайдукова Т.: Да. Но, всё-таки, как правильно вчера сказал Константин Львович, мы производители контента. Где его распространяют, всё-таки, стоит логотип "Губернии", поэтому…

Широких А.: Вообще для DVB-T-2, так или иначе, имеет охват, как мы знаем, 99 %.

Гайдукова Т.: Да. Эти опасения у нас ушли.

Широких А.: Окей. Наталья Демьянова, проблема номер один, если можно?

Демьянова Н.: Проблема номер один — это, конечно, реклама. Саша, вы вспомните, на сессии вы сами озвучили цифры, что региональная реклама упала до 33 %.

Широких А.: Я думаю, что реальные цифры ещё больше. Антон Николаевич не даст соврать, он знает, что АКАР пишет по "Регион-Медиа".

Демьянова Н.: Реальные цифры, на самом деле, ещё больше. И я выделю ту же проблему, как и коллеги — это отсутствие политической рекламы. Поэтому мы в связи с этим не можем участвовать в платных выборах. То есть мы опять деньги теряем. Это первое. Потом, всё-таки, хотелось бы прайм-тайм. Антон сказал, что у них идут в 20:00 их новости. Ну, может быть, нам давать врезки для своих новостей чуть позже, после 21:00 или 22:00, и мы бы врезались, потому что мы, например, Липецк, забираем и праздничные дни. То есть мы используем этот контент. Ну и я уже обозначила проблему с универсальной лицензией. Хотелось бы детский свой контент показывать и спортивный.

Широких А.: Я сегодня, кроме как от вас, больше не услышал о проблемах с лицензией, поэтому для меня она требует дополнительной перепроверки. Возможно, всё-таки, вопрос как-то решён, не знаю, официально или полуофициально. Но я так понимаю, что проблема не беспокоит всех врезателей в "21-ю кнопку". Олег Колесов, "Саха", какова для вас проблема номер один?

Колесов О.: Как и у всех, реклама, наверное. Во-вторых, вещание на национальных языках, это бы увеличило рейтинги.

Широких А.: Один из контраргументов прошлого замминистра такой: "У нас язык по Конституции русский. Поэтому как мы можем вещать на якутском, если какая-то часть населения Якутии ничего не поймет?". Какой выход из этой ситуации вы видите или какой контраргумент можете предоставить?

Колесов О.: Субтитровать можно.

Широких А.: Как это наверняка делается в национальных республиках, где два языка. Алина Наильевна, видел где-то. Как БСТ вещает на двух языках? Как это выглядит? Я понимаю, что нормально, как физически это выглядит? Если идёт выпуск на башкирском языке, для русскоязычного населения какой-то дубляж идёт или каждый просто знает, во сколько его выпуск?

Сулейманова А.: В сетке вещания стоит башкирский язык и русский язык. Два государственных языка.

Широких А.: То есть выпуск БСТ на башкирском языке никак не титруется русским языком?

Сулейманова А.: Нет, просто они дублируют друг друга, русский язык и башкирский язык.

Широких А.: И просто каждый житель республики знает, во сколько его выпуск новостей, на его родном языке. Понятно. Спасибо. Про госзакупки хотел сказать, но Антон Николаевич уже акцентировал эту историю. Когда у каналов не было вещания на ОТР, то их автоматически выкидывали из центров. Инна Неудачная, Краснодар. Скажите всё, что болит.

Неудачная И.: У меня вопрос по поводу госзакупок. Мы заключаем с ОТР лицензионный договор, а потом просто его прикладываем к своим тендерам?

Широких А.: Хороший вопрос. Потому что лицензия же у ОТР.

Стуликов А.: Просто там не лицензия ОТР, а ТЗ, которое приходит к нам. Всё равно же юристы работают вместе, в ТЗ прописано цифровое вещание.

Широких А.: Инна имеет в виду, как ты доказываешь, что именно вы вещаете в цифре?

Стуликов А.: Вот, слушайте. Вот этого нюанса я не знаю. Это проще спросить у юристов моих. Давайте в частном порядке подойдите, я узнаю. Тем не менее, это срабатывает.

Широких А.: "Репортер 73", Ульяновск. "Это тоже 21-я кнопка". Я коллегу сразу не приметил. Пожалуйста.

Барыльник С.: Здравствуйте ещё раз. У нас вот такой вопрос: кто как решил проблему с EPG?

Широких А.: Переведите. Я поясню: коллега — технический директор телеканала, поэтому говорить будет не по-русски.

Барыльник С.: EPGэто электронная программа, которую мы включаем на цифровом телевидении.

Широких А.: А, в чём проблема? Опишите проблему?

Барыльник С.: Проблема в том, что идёт московская версия. То есть у нас, допустим, выступает кто-то с администраций, а у них там…

Широких А.: Это EPG РТРС-ный или у какого-то кабельщика?

Барыльник С.: РТРС тянет версию только московскую. То есть у них по программе идёт сейчас, грубо говоря…

Широких А.: Я первый раз об этом слышу.

Барыльник С.: Мы обсуждали это в чатах с ОТР. Пока проблема.

Широких А.: Но это надо, видимо, РТРС привлекать, потому что EРG, видимо, они поставляют.

Барыльник С.: Да, берут его с Москвы. Это первый вопрос. Хочу сейчас сразу второй озвучить. Для нас, для региона с другим часовым поясом, актуальна проблема грязного обреза.

Широких А.: Режется контент, да? Это ужасно.

Барыльник С.: Мы очень сильное промо провели, и в районных газетах. Мы охватывали область хорошо. Очень много звонков, очень много негатива.

Широких А.: А вы сколько берёте часов?

Барыльник С.: Мы берём всё, кроме воскресенья.

Широких А.: И в какой момент вы режетесь криво? В воскресенье?

Барыльник С.: Нет, в основном, это утро.

Широких А.: Это из-за того, что у вас орбита кривая? Господи, ну, давайте это тоже в частный режим уводить, это слишком частное. Я понял вопросы. Это надо в письменном режиме Колоткову, пусть напишет нам. Мы видели в чатах письмо на имя Владимира Владимировича Путина, где человек спрашивает: "Какого рожна мой любимый сериал разбивается каким-то каналам местным "21-й кнопки"? Если он у меня и так на "21-й кнопке", чего я его должна смотреть два раза?".

Стуликов А.: С частотой врезки у нас проблем нет. Мы очень долго разговаривали с нашими, с ОТР и с нашим РТРС. И тот, и другой, где-то полгода назад всю эту тему крутили с разных сторон Я так понял, что решение этой проблемы либо предполагает огромные затраты, либо нерешаемо. Мы решили просто не обращать на это внимания.

Широких А.: Я планирую потихоньку закругляться и дать какой-то мини-перерывчик перед "22-й кнопкой". Вот к Тане у меня вопрос. Я понимаю, что он не по теме ОТР, но я знаю, что было много хейта и проблематики, связанной понимаете с чем.

Гайдукова Т.: Я ждала этого вопроса.

Широких А.: Извините. Удалось ли эту историю каким-то образом погасить? Рассказываю: когда были протесты в Хабаровске, "Губернию" зрители начали конкретно хейтить за то, что она освещала эту историю не так, как им хотелось бы, и "Губернии" было тяжело. Я видел, что они блокировали комментарии в соцсетях, Жители Хабаровска привыкли, видимо, смотреть другую "Губернию".

Гайдукова Т.: Да, они надеялись на нас. С самого начала мы выполняем закон о СМИ. Мы не можем показывать то, чего показывать нельзя. То есть, когда было самое начало протестов, мы давали официальную информацию о том, что был митинг, что были какие-то действия. То есть сначала мы все освещали. Мы дали трибуну для всех. Позвали представителей власти, к нам даже приходили представители улицы. Они даже беседовали у нас в эфире. Это была первая неделя. Она была необычная для всех, потому что никто не ожидал этого именно в Хабаровске. Потом, скажем так, мы прекратили все упоминания о том, что происходит. И да, мы получили негатив в соцсетях. Но, скажем так, мы для себя решили, что выстоим, потому что ничего противозаконного или того, что вредит как улице, так и власти, мы не делаем. Даже я бы сказала наоборот: тем, что мы не показываем лица людей, которые ходят на улице…

Широких А.: Вы им немножко помогали таким образом.

Гайдукова Т.: Да, мы получили очень много негатива. У нас действительно под некоторыми постами закрыты комментарии. У нас до сих пор закрыты комментарии на Youtubeпод всем, что там выкладывается, но потихоньку агрессия спадает. Очень показательный пример: в Instagram нам постоянно пишет женщина, клянет нас во всём, что мы предали всех, кого могли. И тут же пишет: а как выиграть приз в программе "Утро с Губернией"? Не смотрю вас, чтобы вы закрылись и вообще, так, кстати, а чего там с условиями конкурса и как выиграть приз? Мы решили, что не будем на это обращать внимания и будем работать, как работали, потому что мы СМИ и мы честны перед самими собой и перед зрителями.

Широких А.: Спасибо, Татьяна, Спасибо. Наталья Демьянова, последнее слово про ОТР. Есть ли что-то в режиме монолога? И будем к "22-й кнопке переходить".

Демьянова Н.: Поймала себя на мысли, что не успела поблагодарить коллег с ОТР, потому что у нас, например, у Липецка, сложилась очень хорошая история взаимоотношений. У нас не было проблемы с врезками, были какие-то вначале рассинхронизации на одну-две секунды, коллеги приехали, перезагрузили свои серверы, которые установили, и всё пошло гладко. И знаете, во взаимоотношениях с коллегами и в чате, и по телефону, и по электронной почте, мы находим обратную связь, поэтому это нам помогает, видимо, и нормально вещать свой контент. А по поводу электронного гида программ и РТРС, да, действительно эта проблема не решена, и зрители возмущаются, когда видят, что электронный гид не соответствует картинке, которая на экране.

Широких А.: А вы плюс час, напомните?

Демьянова Н.: Нет, мы не плюс час, мы идём по московскому времени. С 06:00 до 09:00 и с 17 до 19.

Широких А.: А почему у вас с EPG проблема, если EPG московский?

Демьянова Н.: Потому что не идёт наша программа. Идёт программа ОТР.

Широких А.: А, всё, я понял.

Демьянова Н.: Это вопрос, как уже сказал Антон, из разряда нерешённых. Мы это решили тем, что публикуем программу, естественно, на своём сайте и во всех печатных носителях в нашем регионе. Во всяком случае, хотя бы пытаемся достучаться до своего зрителя.

Широких А.: Услышал вас. Спасибо, Наташ, и спасибо за удалённое подключение. Сегодня я вас жду в отдельной секции здесь же. Олег Колесов, "Саха".

Колесов О.: Да, всё-таки, насколько вы говорите, ещё рано говорить о третьем мультиплексе, но появление региональных врезок на ОТР является всё-таки половинчатым, временным решением вопроса. Мы все прекрасно понимаем, что появление "21-й" и "22-й кнопок" только у кабельных операторов — не решение проблем. Аналоговый сигнал, который сохраняется у нас, не отвечает запросам телезрителя, поэтому мы будем продолжать ставить вопрос допуска региональных телеканалов в пакете бесплатных эфирных цифровых телеканалов. Но мы же знаем, что есть возможность технических решений этого вопроса и в рамках существующих мультиплексов. Нам обещали, что вопрос будет рассмотрен при развёртывании третьего мультиплекса. Если во всех регионах страны возможно решить вопрос третьего мультиплекса, то почему не рассматривается вопрос по тем регионам, которые готовы сами оплатить его развертывание на территории субъекта? Я такое решение предлагал рассмотреть и в Совете Федерации. Считаю, что настало время вернуться к этому вопросу. У меня всё.

Широких А.: Спасибо огромное. Спасибо всем, кто участвовал. Михаил Михайлович Микшис, Сочи, слушаю.

Микшис М.: Полностью поддерживаю Олега Колесова. Настолько правильно и грамотно сформулировано, что региональное телевидение — и губернаторские каналы, и местные муниципальные городские каналы — не смогут жить без цифры, бесплатной эфирной цифры. Несколько слов о том, что происходит с уважаемыми губернаторскими каналами, которые на "21-й кнопке" вещают в ОТР. В 16:50 будет выступать великий человек, не знаю, как удалось пригласить Ли Ханта сюда на НАТ. Это величайший человек. Его книга является учебником о телевизионном брендинге. Так вот, Ли Хант упадёт со стула сегодня, услышав, что творится у нас в телевидении.

Что касается ОТР, то здесь идёт элементарное размытие бренда. То есть вы вынуждены, Липецк, Хабаровск, вы вынуждены промотировать, продвигать ОТР. Телезритель, конечно же, перейдёт туда и будет на цифре, ему легче поймать "9 кнопку" и там посмотреть вас. Но он забудет про "21-ю кнопку". Зачем губернатор выделяет вам деньги и финансирует ваш канал? Вы должны свой канал продвигать. Поэтому вот это разделение между "9-й кнопкой" и "21-й" — это 12 каналов, вот в этом разница. Мы должны добиться того, чтобы был мультиплекс, и, конечно, муниципальный мультиплекс. Пусть он будет вначале в городах. Какие-то компании потянут регионы, пусть это будет развитие на окраину, на область, но всё нужно делать постепенно. Нужно понимать, что врезки в ОТР — это временная история. Она крайне невыгодна вам, невыгодна губернатору, это использование бюджетных денег в никуда. Спасибо большое.

Широких А.: Спасибо, Михаил Михайлович, коллеги. Всем спасибо, кто участвовал. Благодарю спикеров, благодарю слушателей. В 11 ровно секция по "22 кнопке". Всем спасибо.

"Региональные медиа — выживание или развитие". Часть II. "22-я кнопка"

"Региональные медиа — выживание или развитие". Часть III. Приложения

"Региональные медиа — выживание или развитие". Часть IV. Рекламодатели

"Региональные медиа — выживание или развитие". Часть V. Измерения

"Региональные медиа — выживание или развитие". Часть VI. Радио