Люди в белых халатах и специалисты разного профиля, чью профессиональную принадлежность легко определить по картинке, могут быть лишены возможности давать советы телезрителям относительно выбора тех или иных товаров, — об этом сообщает “Российская газета” со ссылкой на законопроект, который вносит поправки в закон о рекламе и уже находится на рассмотрении в Госдуме.
 
В пояснительной записке к законопроекту говорится, что людям свойственно доверять “положительным рекомендациям” специалиста. Люди не задумываются, что “звучащие привлекательно” советы на самом деле субъективны и зачастую отражают лишь “мнение, позицию и во многих случаях финансовую и материальную заинтересованность одного из многих субъектов профессиональной деятельности”. Но такая информация, “по данным социологов и психологов, ассоциируется на подсознательном уровне с более высоким качеством товара или услуги”.
 
Авторов законопроекта беспокоит ситуация, которая связана с рекламой лекарственных средств, медицинской техники, изделий медицинского назначения и медицинских услуг. В последнее время появился даже такой термин — “медикализация”. Отмечается, что согласно некоторым оценкам, 70% новинок аптечного рынка не имеют терапевтических преимуществ относительно более дешевых аналогов.
 
“В процесс вовлечены врачи, фармацевты и фармацевтические компании, которые размещают свою рекламу и являются агентами “медикализации”, финансово заинтересованными в возрастании специальных медицинских обследований и потребления лекарств”, — поясняется в документах к законопроекту. Всемирная организация здравоохранения говорит, что неправильное использование лекарств является результатом некорректной рекламы. 
 
Председатель Союза потребителей России Петр Шелищ ссылается на опыт США, где при Федеральной комиссии по торговле есть специальный отдел, отслеживающий рекламу. Если появляется новое лицо, рекламирующее товар или услугу и позиционирующее себя как профессионал или представитель профсообщества, идет проверка относительно того, не вводятся ли потребители в заблуждение. И если окажется, что человек на самом деле не является авторитетным специалистом или что его рекомендации не основаны на научных исследованиях или наблюдениях за практикой применения, изготовители рекламы могут понести ответственность и заплатить штраф до миллиона долларов.
 
Причем законодатели не будут ограничиваться только лекарственными препаратами. Такие же ограничения, по мнению инициаторов законопроекта, должны применяться и к рекламе бытовых услуг, так как они также могут причинить вред не только имуществу граждан, поверивших недобросовестной рекламе “специалиста в униформе”, но и здоровью или жизни.
 
Профильный Комитет Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству уже было рекомендовал принять этот законопроект в первом чтении на пленарном заседании еще 16 апреля, но Совет палаты предложил перенести его рассмотрение. У Правового управления нижней палаты возникли к документу претензии, требующие доработки. Так, остается непонятным, как предложение законопроекта соотносится с действующей нормой, в соответствии с которой “использование образов медицинских и фармацевтических работников допускается в рекламе медицинских услуг, средств личной гигиены, в рекламе, потребителями которой являются исключительно медицинские и фармацевтические работники, в рекламе, распространяемой в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий, в рекламе, размещенной в печатных изданиях, предназначенных для медицинских и фармацевтических работников”.


 

ГРУЗИЯ: Когда несправедливость становится законом…

Председатель правления Союза кабельного телевидения Грузии Гурам Беруашвили говорит о несправедливой конкуренции, странной позиции властей, пиратстве и о других проблемах отрасли платного телевидения в стране.

Роман Климас: 30 тысяч с̶п̶а̶р̶т̶а̶н̶ц̶е̶в̶ лицензиатов

Случилось знаковое событие – Роскомнадзор выдал 30-тысячную лицензию на вещание. Это совпало с еще одним событием, тоже напрямую касающимся лицензий. А Роман Климас вспомнил, как изменилось лицензионное законодательство за это время.