2020-й – очередной год усиления давления на операторов связи

В год существенных изменений Конституции Российской Федерации, обнуления сроков президента РФ и просто пандемии как-то неприлично быть не пафосным. И неестественно быть оптимистичным. Наши наблюдения за событиями рынка телекома оставляют, да, тревожное чувство. И законодательное, и регуляторное,и "бытовое" давление на операторов только растет. Небольшим компаниям приходится быть конфликтными.

Министерства истончаются, службы непредсказуемо обновляются

Одно из неприятных еще не пришедших, но уже анонсированных нововведений для операторов – новаяобязательная услуга бесплатного доступа к значимым сайтам (целиком за счет оператора) – важнои тем, что ее инициатором стало Минкомсвязи. Ранее роль отраслевого ведомства в неприятных для операторов законодательных инициативах (так называемый пакет Яровой, "закон о суверенном интернете") была все же исполнительной. Минкомсвязи осложняложизнь подведомственным компаниям как бы по принуждению. Теперь Минкомсвязи спешит "отметиться" в числе тех, кто улучшает имидж власти за счет бизнеса.

Показателен следующий эпизод работы Минкомсвязи в 2020 году. В конце лета группа операторов Ленинградской области направила слезное письмо в министерство с просьбой оказать воздействие на владельца опор ЛЭП (местную "дочку" Россетей), который ввел огромные тарифы на размещение ВОЛС на опорах. Отраслевое министерство ответило в духе "непрестанно думаем о вас" и проиллюстрировало заботу ссылкой на проект нормативного акта, вводящего уточнения в части размещения ВОЛС на опорах. Но названный министерством проект (пока еще не принят) написан Минэнерго и содержательно против операторов, он расширяет права владельцев опор (в частности, возможность отказать оператору только на основании того факта, что на опоре уже размещены две ВОЛС), а также закрепляет необходимость проведения новых специальных предпроектных работ, что существенно увеличивает расходы операторов на допуск к опорам.

Получается, Минкомсвязи под заботой об отрасли понимает написание дополнительных нормативных требований, а то, что эти нормативыограничивают права операторов, – это как бы не столь важно. Такая логика от ведомства, регулирующего рынок связи, увы, не сулит операторам ничего хорошего.

Другое настораживающее изменение из жизни регуляторов рынка связи – сменаглавы Федеральной антимонопольной службы. ФАС играла и играет очень большую роль в жизни небольших операторов связи в "бытовых" спорах с теми, на чьем имуществе операторы размещают свои сети, ипри обсуждении проектов нормативных актов, таких,как размещения имущества в многоквартирных домах. То, что Игоря Артемьева, возглавлявшего ФАС с момента его создания, сменил человек,не работавший в ФАС, зато бóльшую часть карьеры трудившийсяна монополиста (пусть в регионе, не в столице, не на федеральных должностях), – очень тревожный сигнал оценки перспектив ФАС.

Несмотря на то, что мы – Ассоциация телекоммуникационных операторов (АСТО) – ровно год назад отметились резкой критикой сотрудников федерального центра ФАС, в делах по исследованию цен на размещение ВОЛС в кабельной канализации Ростелекома (подробнее см. публикацию "Кабельщика"), мы точно не рады происходящему: при всей критике ФАС быласоюзницей операторов,и ееослабление не в интересах операторов.

Опоры – чтоб воедино собрать, опоры, чтоб править всеми...

Вопрос, какой спор или конфликт следует называть главным в 2020 году, для меня имеет четкий и однозначный ответ: главный конфликт 2020-го – это конфликт операторов с владельцами опор линий электропередач (ЛЭП), в первую очередь с дочерними компаниями ПАО "Россети", по вопросу цены услуги размещения ВОЛС на их опорах.

Во-первых, данный конфликт бьет все рекорды по числу кабельных компаний, вовлеченных в антимонопольные и судебные споры и обращения в разные федеральные и региональные органы власти. У двух центральных дел ФАС в отношении "дочек" Россетей – "МРСК Центра" и "Россети Кубань" (дело № 11/01/10-40/2019 и дело № 11/01/10-45/2020, в процессе рассмотрения) – было восемь заявителей. И более дюжины операторов конфликтуют сейчас с названными компаниями в арбитражных судах по вопросу цены и смежным вопросам недопуска или требований демонтажа ВОЛС.

Операторы связи других регионов тоже не спокойны. Кабельщики Ленобласти в прошлом году вошли в конфликт с местным владельцем опор – ЛОЭСК, успели написать обращения и жалобы в федеральные органы в отношении тарифов "Россети “Ленэнерго”", включая коллективное обращение в ФАС с заявлением о возбуждении антимонопольного дела (сейчас на рассмотрении). Одна компания пошла и в суд. Кабельные компании Московской области своими обращениями в органы власти инициировали анализ тарифов своего владельца опор – "Мособлэнерго"– местными властями.

И это только коллективные шаги. Если суммировать одиночные инициативы, число компаний, которых существующие тарифы на размещения ВОЛС на опорах ЛЭП побудили обратиться в суды, ФАС и/или органы власти,приблизится к полусотне.

Во-вторых, конфликт ярок и потому, как демонстративно упрощенно выстраивают свою позицию названные монополисты. В двух рассматриваемых ФАС делах специалисты "дочек" Россетей защищают тарифына одну и ту же услугу, различающиеся в 3,5 раза, что уже вызывающе.

Внимательное изучениематериаловдел дает дополнительные интересные детали. В деле по тарифам "Россети Кубань" операторы-заявители, пересматривая ранее представленные расчеты тарифов,обнаружили, что за время рассмотрения дела компания меняла объемы необходимых работ в представленных расчетах цены. В частности, согласно материалам УФАС, в ответах на самой ранней стадии рассмотрения дел монополист фактически признавался, что тарифы были установлены не по итогам анализа расходов, а в результате изучения рынка тарифов на "похожие" услуги. А потом – чудо!– расчет "необходимых" расходов дал ровно те же цифры.

В-третьих, названные антимонопольные дела выявляют и то, как непринужденно федеральные монополисты договариваются друг с другом об особых условиях для избранных. Так, представленные компанией "Россети Кубань" данные о заключенных договорах показали, что, например, для Ростелекома в новых договорах применяется тариф не в 275 рублей за опору, а 5,5 рубля, тоесть,в 50 (!) раз ниже, чем для остальных. И по мере изучения данных операторы выявляют, что Ростелеком не один такой особенный, есть еще ряд федеральных игроков с уникальными тарифами.

С такими вводными решения по названным делам ФАС никак не станут проходными, уж очень много вылезает нюансов. Если учесть, что выявляемые недочеты оперативно переносятся операторами в суды, мы получаем во всех смыслах "генеральное сражение" по очень важному вопросу.

Операторы и управляющие компании: эксперименты продолжаются

Тема, которую я традиционно отслеживаю и о которой традиционно люблю писать,–конфликты управляющих компаний (УК) с операторами связи. Тут ничего пока не радует фундаментальными изменениями. Позиция Верховного суда РФ, авслед за ним и иных судов остается той же: оператор использует общедомовое имущество и должен за это платить, а собственник-абонент не может единолично решать вопрос о пользовании общим имуществом – только собрание собственников.

Судебные "эксперименты" крупных операторов, окончательных решений по которым ждали в прошлом году, дают противоречивые результаты. Новые подходы, успешно опробованные крупнымиоператорамив ряде дел, увы,пока не стали массовыми.

Так, прошедшие споры операторов с УК и/или собственниками, в которых поднимался вопрос определения величины соразмерной платы за использование общедомового имущества (на основании судебной экспертизы),все еще дают большой разброс. Например, в споре "УК “Уютный город”" с МТС (Волгоград, дело № А12-13942/2019) по итогам судебной экспертизы суд признал соразмерной цену в 300 или 400 рублейв месяцза размещения телекоммуникационного шкафа с оборудованием (меньшего и большего размера). В то же самое время в споре "Управляющей компании № 2 жилищно-коммунального хозяйства" с Ростелекомом (Тольятти, дело № А55-2755/2019) судебная экспертиза определила соразмерной цену аналогичной расчету управляющей организации чуть менее 700 рублей в месяц за телекоммуникационный шкаф с оборудованием. Разница, таким образом, почти в два раза.

Одновременно некоторые крупные операторы в 2020 году реализовали очевидный, но де-факто новый подход к ведению споровпо вопросу взимания крупных сумм за размещение операторского оборудования в многоквартирных домах. Ряд судебных споров демонстрирует следующее: оператор в начале проигрывает спор по оплате размещения оборудования (иногда в паре инстанций), потом обращается уже в суд общей юрисдикции с требованием признания недействительным протокола решения собрания собственников (по итогам которого была установлена оплата), где акцентирует внимание на нарушении принципа соразмерности при определении платы за размещение. После победы в этом деле он возвращается в арбитражный суд с иском о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам – иотыгрывает поражение. Описанное развитие событий произошло в споре ТСЖ "Дубки-53" с МТС (Казань, дело № А65-26788/2019) и повторилось в споре ТСЖ "Раздолье" с Ростелекомом (Казань, дело №А65-19684/2019).

___________________________

То ли еще будет – покажет время. И что-то мне подсказывает, что вряд ли 2021-й как-то изменит тенденцию 2020-го – года усиления давления на операторов связи.